Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Как выросла «Роснефть» при Сечине

Как выросла «Роснефть» при Сечине

Многочисленные покупки сделали ее крупнейшей нефтяной компанией страны

Совет директоров «Роснефти» назначил Игоря Сечина главным исполнительным директором с 24 мая еще на пять лет, сообщила компания. Сечин руководит компанией восемь лет, до этого он еще почти столько же возглавлял ее совет директоров.

Первый кусок

В «Роснефть» Сечин пришел в июне 2004 г. За три месяца до этого Владимир Путин второй раз был избран президентом, и замруководителя его администрации был выдвинут в совет директоров нефтяной компании и возглавил его.

Тогда «Роснефть», объединявшая оставшиеся после приватизации государственные нефтегазовые активы, была относительно небольшой компанией. В 2003 г. она добыла 19,6 млн т нефти – 6,7% от всей добычи в России. Крупнейшими игроками в начале 2000-х гг. были «Лукойл», «Сургутнефтегаз» и ЮКОС, который вышел на первое место по добыче и собирался объединиться с «Сибнефтью» Романа Абрамовича.

Если бы политика приватизации продолжилась, в итоге мы бы увидели дальнейшее сокращение активов «Роснефти», говорит ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. «В начале 2000-х приходят новые политические элиты, и им тоже нужны активы. А где их взять? И тут возникает вопрос, что надо как-то перераспределить собственность. Но есть ограничение в виде некого негласного договора, который, вероятно, был: что крупные бизнесмены не лезут в политику, а власть не трогает крупных бизнесменов. Если мы посмотрим на нефтяную отрасль и в целом, то ни у кого, кроме, наверное, Ходорковского, как-то жестко активы не отбирали, из тех, кто соблюдал бы неформальное соглашение», – говорит эксперт.

К моменту прихода Сечина в «Роснефть» дело об уклонении ЮКОСа от уплаты налогов уже было возбуждено, Ходорковский арестован. В 2004 г. для погашения долгов был продан «Юганскнефтегаз» – он в итоге оказался у «Роснефти». В результате в 2005 г. добыча госкомпании резко выросла – до 74,6 млн т.

В 2006 г. «Роснефть» разместила акции на Лондонской и Московской биржах на сумму $10,7 млрд. Тогда ее акционером (1,25%) стала ВР. К 2008 г. компания приобрела еще часть активов ЮКОСа, которые распродавались в ходе конкурсного производства. Добыча компании выросла до 110 млн т нефти.

Именно Сечина Ходорковский называл архитектором дела ЮКОСа, напоминает Юшков. Сам Сечин в интервью немецкому журналу Der Spiegel в 2014 г. назвал это мнение «мифом». То, что Сечин участвовал в деле Улюкаева, – факт: министр экономического развития в 2016 г. был задержан по подозрению в вымогательстве у Сечина взятки в $2 млн за ускорение работы над приватизацией доли в «Роснефти» и приговорен к восьми годам лишения свободы и штрафу 130 млн руб.

Когда Владимир Путин уступил пост президента Дмитрию Медведеву, Сечин на четыре года ушел вместе с ним в правительство, сохранив пост председателя совета директоров «Роснефти» (лишь в 2011 г. он покинул его, выполняя поручение президента Медведева о выходе чиновников из советов директоров госкомпаний). Будучи председателем совета директоров, Сечин в целом определял стратегию развития компании. «Думаю, что никакие значимые решения без него не принимались», – говорит Юшков.

Главное блюдо

В мае 2012 г. Путин снова стал президентом России, а Сечин – «Роснефти», работа в ней стала для него основной. Первый контракт Сечина был трехлетним, потом его продлили на пять лет. В 2016 г. акционеры «Роснефти» упразднили пост президента и ввели вместо него должность главного исполнительного директора.

«Сечин, когда пришел в «Роснефть», сказал, что его задачей будет держать цену на бензин и платить больше налогов», – рассказывал «Ведомостям» человек, близкий к нефтяной компании. В рекламе «Роснефти», которую после прихода Сечина долго показывали по ТВ, также отмечалось, что компания «является крупнейшим налогоплательщиком страны».

Этот период также ознаменовался расширением компании. В 2013 г. «Роснефть» заключила крупнейшую сделку в корпоративной истории России (если не считать выкупа правительством Сбербанка у ЦБ) – купила ТНК-ВР исходя из оценки $55 млрд. Часть суммы была оплачена акциями «Роснефти» – ВР получила 12,84%. Впоследствии ВР приобрела у «Роснефтегаза» еще 5,66% «Роснефти» и стала вторым после него акционером компании, сейчас ее доля – 19,75%. Также госкомпания выкупила оставшиеся 49% газовой компании «Итера», контроль над которой получила в начале 2012 г.

В итоге «Роснефть» стала крупнейшей в мире публичной компанией по добыче нефти и оставалась ею до прошлогоднего IPO Saudi Aramco.

Сделки по покупке ТНК-ВР и «Итеры» были выгодными для продавцов, говорит Юшков: акционеры ТНК-ВР удачно вышли из актива, учитывая, что потом начались тяжелые времена в нефтянке. Сейчас вся «Роснефть» стоит примерно столько, сколько было заплачено за ТНК-ВР: капитализация компании на Московской бирже на закрытие торгов 21 мая составляла 3,89 трлн руб., или $54,8 млрд по курсу доллара на бирже. «Итера» тоже переживала не лучшие времена, фактически потеряв возможность экспортировать газ, и рано или поздно была бы поглощена, считает эксперт.

Добавка

Этим экспансия «Роснефти» не ограничилась.

«А вот с «Башнефтью» история некрасивая», – продолжает Юшков. Покупкой «Башнефти» «Роснефть» интересовалась и в 2012 г., говорили источники «Ведомостей». В 2014 г. покупка «Башнефти» «Системой» Владимира Евтушенкова была оспорена, появилось уголовное дело о хищении и легализации акций нефтяной компании, Евтушенков провел три месяца под домашним арестом, потом обвинения с него сняли. Доля «Системы» в «Башнефти» была арестована, передана государству и включена в план приватизации. Евтушенков не исключал, что нефтяная компания стала жертвой рейдерской атаки.

В 2016 г. 50,08% акций «Башнефти» купила «Роснефть» за 329 млрд руб. (еще 25% были переданы Башкирии). В 2017 г. «Роснефть» и «Башнефть» потребовали у АФК «Система» и ее «дочки» возместить убытки от реорганизации «Башнефти» в 2013–2014 гг. на сумму 106,6 млрд руб., Арбитражный суд Башкирии удовлетворил иск, присудив «Роснефти» 136,2 млрд руб. Все закончилось мировым соглашением, по которому «Система» заплатила «Роснефти» 100 млрд руб.

В рот не попало

Покупка активов ЮКОСа, ТНК-BP и «Башнефти», по сути, – это «приватизация наоборот», возвращение под контроль государства активов, которые были распроданы, говорит старший директор Fitch Ratings Дмитрий Маринченко: «Огосударствление в России коснулось не только нефтяной отрасли, но именно нефтянка самый наглядный пример. Какую структуру рынка считать оптимальной – вопрос дискуссионный. Плюсы больших сырьевых компаний – экономия на масштабах. Но в случае «Роснефти» укрупнение привело и к необходимости привлечения большого долга, который не так просто было рефинансировать в 2014 г., когда обрушились цены». По его словам, в классических учебниках по корпоративным финансам написано, что сделки по слиянию и поглощению часто разрушают акционерную стоимость компаний, а их двигателями являются амбиции топ-менеджмента: «Возможно, отчасти это применимо и к Роснефти».

Не все задуманное у Сечина получилось. «Роснефти» никак не удается разрушить экспортную монополию «Газпрома», не смогла она получить долю в «Транснефти», о чем Сечин просил премьера Дмитрия Медведева в 2014

Аппетит сохраняется

Сейчас «Роснефть» – безоговорочный лидер российской нефтянки: 230,2 млн т добычи в 2019 г., 18 НПЗ в России и за рубежом, крупнейшая в России сеть АЗС.

Теперь она чаще просит льготы для своих проектов: в 2019 г. на годовом собрании акционеров Сечин заявил, что «Роснефть» меньше всех получает льгот в нефтегазовой отрасли.

Если посмотреть отчетность, то все эти годы компания здорово росла, всех поглощала, получала кредиты, льготы, говорит Юшков: «Сечин, может, где-то за деревьями не видел леса, особенно когда только пришел, но поступал исключительно по военной логике. Ему поставлена задача, очерчен круг обязанностей. А что должен делать глава компании? Развивать. Он это и делает. А что бюджет где-то недополучает – это забота министра финансов».

Но сейчас «Роснефть» превратилась в огромную компанию, которая может оказывать влияние на всю отрасль, это почти параллельное министерство энергетики, отмечает эксперт, что затрудняет регулирование отрасли: «В этом и проблема «огромности» – надо думать не только о себе, но и обо всей отрасли».

Для отрасли этот год начался с неприятностей: эпидемия коронавируса и срыв сделки ОПЕК+ обвалили цены на нефть. К концу апреля баррель эталонной марки Brent подешевел с $66 до примерно $22 (сейчас – около $34). Страны из ОПЕК+ договорились снизить добычу в мае – июне на 9,7 млн барр. в сутки, что для России означает снижение добычи с 10,3 млн (без учета газового конденсата) до 8,5 млн барр.

«Роснефть» и в кризисных условиях намерена укрупняться, поэтому риски поглощений остаются, считает Юшков, тяжело будет и небольшой «Русснефти», и крупному «Газпрому»: «Роснефть постоянно вынашивает идею, что надо газовую отрасль разделить по модели нефтяной – выделить некий «трансгаз», а остальное приватизировать». Компания не против и вертикальной интеграции, идеи передачи лидеру рынка контроля и над транспортировкой, добавляет он. Сомнительными с точки зрения пользы для государства он называет предложение «Роснефти» загрузить Северный морской путь нефтью из ее Ванкорского месторождения, подключенного к системе «Транснефти», или нежелание продавать газ проекта «Сахалин-1» на третью очередь завода «Сахалин-2», а строить вместо этого свой завод, что выйдет дороже. Но, считает Юшков, чрезмерного укрупнения «Роснефти» власть не допустит.

Формально этой власти недавно стало чуть меньше. В марте «Роснефть», чтобы снять американские санкции, продала свои активы в Венесуэле некой госкомпании, получив за это 9,6% собственных акций. Единственная государственная компания, которая могла это сделать, – «Роснефтегаз». И если она действительно передала такой пакет «дочке» «Роснефти», государство формально потеряет контроль над «Роснефтью»: непосредственная доля «Роснефтегаза» снизится с 50% плюс 1 акция до 40,4%, а эффективная – до 44,3%.

Пока российские компании неплохо смотрятся на фоне западных, особенно американских, нефтяных компаний, считает Маринченко: «Но это, скорее, функция низких издержек, особенностей налогообложения и девальвации рубля, чем качества управления. Один из основных вопрос для России сегодня – целесообразность разработки запасов в Арктике. Этот регион может стать для «Роснефти» точкой роста, на этот раз органического. Но инвестиции в Арктику несут и определенные риски – в случае устойчивого падения цен на нефть из-за перехода к низкоуглеродной экономике они могут не окупиться».

В коня корм

Одна из ключевых задач компании – повышение эффективности бизнеса и отдачи для ее акционеров, говорит представитель «Роснефти»: «За последние восемь лет «Роснефть» стала крупнейшим налогоплательщиком страны и увеличила дивидендные выплаты в 4,5 раза (33,41 руб. на акцию в 2019 г. против 7,53 руб. в 2011 г.) и удвоила размер отчислений: с 25% от чистой прибыли по МСФО до 50%».

Выручка и EBITDA за это время возросли более чем втрое (с 2,7 трлн до 8,7 трлн руб. с 646 млрд до 2,1 трлн руб. соответственно), а чистая прибыль – в 2,5 раза (с 319 млрд до 805 млрд руб.), продолжает он, компания заняла лидирующие позиции в мире по операционным затратам на добычу ($3,1 на барр. н. э.) и доказанным запасам (4383 млн т по PRMS), которые за последние восемь лет увеличились на 172%, отметил он. Капитализация компании за эти годы выросла в 1,6 раза, добавляет он. Правда, это в рублях, в долларах стоимость «Роснефти» за восемь лет почти не изменилась.

Изменение ключевых производственных показателей у «Роснефти» происходит очень медленно, за счет неэффективных и долгосрочных инвестпрограмм, считает эксперт по инвестиционным стратегиям «БКС Брокер» Ларг Сапецкий: «Реализация проектов, начавшихся еще в 2012–2014 гг., стабильно переносится, например Ачинский НПЗ или окончание проектов–Туапсинский, Новокуйбышевский НПЗ, – в среднем на год-два. Компания никак не комментирует реализацию проектов. Как результат, объем добычи «Роснефти» в 2019 г. остался на уровне 2018 г. – 285,5 млн. т. н. э». Большое количество государственных льгот помогает «Роснефти» оптимизировать свою эффективность на «бумаге», продолжает он, льготы по проектам могут составлять 350 млрд руб. и более – такие, как снижении НДПИ на Самотлорском месторождении. «В связи с пандемией Игорь Сечин продолжает просить послабления у президента. Снижение налогов для газовых запасов в стране, на совместном проекте с BP Харампурского месторождения – один из таких примеров. Поддержка со стороны правительства помогает компании успешно отчитываться о своей эффективности», – отмечает Сапецкий.

С 2011 г. «Роснефть» удвоила добычу и переработку. «Доля «Роснефти» в общем объеме добычи нефти в России составляет сегодня порядка 41%, а в мировой – около 6%. Из регионального лидера «Роснефть» превратилась в одну из крупнейших энергокомпаний мира, нефтяного мейджора, определяющего направления развития глобальной энергетической отрасли», – заключает ее представитель.

Вопрос о неудачах за эти восемь лет и что из задуманного реализовать не удалось, он оставил без ответа, а про планы Сечина на новую пятилетку сказал лишь, что «Роснефть» намерена продолжить реализацию своей стратегии «Роснефть 2022», утвержденной в декабре 2017 г.

Автор: Ася Сафиуллина

Источник: Ведомости, 22.05.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики