Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Норвежцы испугались, что русские выкачают всю нефть в Арктике

Норвежцы испугались, что русские выкачают всю нефть в Арктике

России объявили «ледовое сражение»

Россия слишком активно ведет себя в Арктике и может оставить Норвегию без запасов нефти и газа. Тревогу поднял член норвежского парламента от Партии прогресса Юн Георг Дале.

Как поясняет издание Dagbladet, речь идет о трансграничных месторождениях, на разработку которых у России уже есть лицензии.

Именно этот факт беспокоит парламентария. Он опасается, что русские смогут выкачать нефть, доступную и с норвежской, и с российской стороны, которую Норвегия решила не трогать специально, из-за желания «поберечь кромку льда».

Политик убеждён, что это очень серьёзный вопрос. По его словам, он уже обратился к норвежским властям с просьбой разобраться в возникшей проблеме, поскольку «на карту поставлены интересы» страны.

«Если нефть в любом случае будет добываться и использоваться в коммерческих целях, возможно, для экологии лучше, чтобы это происходило с норвежской, а не с российской стороны», — резюмировал он.

В свою очередь, помощник министра нефти и энергетики Королевства Тони Тиллер рассказал изданию, что после ратификации в 2011 году договора о разграничении морских территорий в Баренцевом море бурение в российском секторе по трем выданным лицензиям еще не проводилось. А значит, трансграничных территорий не выявлено.

При этом он выразил надежду, что если российская сторона все-таки обнаружит трансграничные месторождения, то не станет разрабатывать их самостоятельно, а будет использовать согласно договору с Норвегией о разграничении морских пространств.

Понятно, что для Норвегии нефтегазовый сектор является сегодня основой экономики, в значительной степени. Это 22% ВВП и 67% экспорта.

Но у России также есть свои интересы, в том числе, касаемо разработки месторождений полезных ископаемых в Арктике. А нас теперь пытаются фактически выключить из процесса на основании того, что монополистом этих территорий якобы являются норвежцы.

— На самом деле, мы сами виноваты в том, что норвежцы так вызывающе себя ведут, — комментирует ситуацию глава думского комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками, член КПРФ Леонид Калашников. — Десять лет назад, при президенте Медведеве, мы фактически подарили им богатейший участок континентального шельфа, подписав тот самый договор «о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане».

Мы перечеркнули все переговоры, которые вели с советских времен, и отдали большую часть морских пространств, богатых не только рыбой и морскими ресурсами, но также нефтью и газом.

Кстати говоря, к договору было подписано два приложения. Одно — по рыболовству. Второе — по совместному освоению месторождений углеводородов. И там как раз все прописано, на каких условиях должна проводиться разработка полезных ископаемых в этом районе. По идее, должны разрабатывать совместно.

Но мы еще тогда предрекали, что совместное освоение они прекратят. И, действительно, они потом ушли из Штокманского месторождения, даже деньги бросили, которые вложили. Потому что им выгоднее осваивать месторождения, полученные от нас — те, что фактически были разведаны еще при Советском Союзе.

Поэтому пусть в этом смысле не юлят.

Если бы наши действовали вот так, как они говорят, я, честно говоря, был бы рад.

Потому что сами норвежцы именно так действуют, например, в отношении наших промысловиков. Придумывают все время экологические причины разного рода и ограничивают нас в плане рыболовства. Чинят препятствия для нашей работы на Шпицбергене, нарушая свои обязательства по договору 1920 года постоянно.

В общем, десять лет назад Россия совершила большую ошибку, точнее, ее тогдашнее руководство. Поэтому причину всего того, что мы имеем, надо искать в себе.

«СП»: — А можем ли мы дезавуировать это соглашение, если оно, как сейчас многим стало понятно, не отвечает национальным интересам России?

— Таких возможностей сейчас нет. Вот тогда была возможность обратиться в Конституционный суд, чтобы заморозить подписание этого документа. Однако у коммунистов просто не хватило голосов, а в других фракциях нас не поддержали. Ни Миронов, к которому я лично ходил, не поддержал. Ни Жириновский.

А сейчас возможностей отказаться и выйти из этого соглашения уже не предусмотрено. Ибо это признание границ.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков, в свою очередь, пояснил, на каких принципах должна осуществляться разработка месторождений по российско-норвежскому договору разграничений:

— Если Россия предполагает разработку какого-то нефтегазового месторождения в зоне, которая подпадает под действие этого соглашения, то она обязана предложить, соответственно, партнерство Норвегии. Если Норвегия, то она обязана предложить партнерство России.

То есть, приоритетным партнером по разработке должен быть ваш оппонент. Самостоятельно разрабатывать вы ничего не можете.

Другой вопрос, что условия разработки — именно технологические моменты, которые влияют на рентабельность и все остальное, — предлагает страна, первая это предложение сформировавшая.

Но, опять же, здесь много вопросов о том, будет ли кто-то вообще разрабатывать подобные месторождения. Потому что нефть, может быть, там и есть. Но при современных ценах на нефть разработка в подобных условиях нерентабельна.

«СП»: — То есть, эти колоссальные запасы, а по экспертным оценкам, в еще неразведанной части Баренцева моря может храниться до 1,4 млрд. кубометров нефти, так и останутся невостребованными?

— Норвежцы много бравировали, относительно своих новых запасов углеводородов. Но в итоге выяснилось, какой подсчет они вели.

А до этого они в подобном регионе бурили поисковые скважины и просто экстраполировали те запасы, которые были обнаружены по похожим скважинам, на новые территории. В реальности, эти запасы, о которых они заявляли, не были подтверждены никакими геологическими исследованиями.

Насколько я знаю, там до сих пор никаких гигантских месторождений не выявлено. Это — раз.

Во-вторых, работа в подобных условиях очень дорогая. Поэтому норвежцы уже много лет снижают объем добычи нефти. Скоро у них будет и падение добычи газа — месторождения в Северном море истощаются. Норвежцам, чтобы сохранять добычу, нужно уходить севернее — в Норвежское и в Баренцево море.

Поскольку они там еще не начинали никаких масштабных проектов, как раз указывает на то, что это нерентабельные проекты.

Норвегия, в общем, часто говорит о том, что они не ожидают роста добычи у себя. Себестоимость тех проектов, которые они могли бы разработать, слишком высока. А цены на нефть и газ на европейском и на мировом рынке недостаточны, чтобы эти проекты окупились.

Поэтому, я думаю, здесь особого беспокойства у России, что норвежцы без нас что-то там разработают, пока не должно быть. Как я сказал, никто не знает, сколько там запасов. Это раз. Во-вторых. Норвегия обязана предположить совместное освоение России, если такое предполагается.

А в-третьих, я сомневаюсь вообще в перспективах арктических месторождений на шельфе.

«СП»: — Поясните.

— Здесь слишком много сомнений, что когда-либо это понадобится.

Даже наши обычные арктические шельфы, где довольно много запасов нефти, может быть, и останутся невостребованными. Это настолько отдаленная перспектива.

Пока что мировая нефтяная отрасль пошла по другому пути.

Раньше, в начале «нулевых», говорили, что будущее за шельфовыми проектами, что в Арктику надо уходить и добывать там, на шельфе, углеводороды. Все это основывалось на нефтяных ценах, которые очень существенно росли и выходили за 100 долларов за баррель.

Поэтому «Роснефть» и ExxonMobile бурили тогда вместе в Карском море.

Сейчас понятно, что развитие пойдет в области трудноизвлекаемой нефти на суше. И нам, скорее, следует обращать внимание на запасы Баженовской свиты в Западной Сибири и т. д. То есть, все, что касается сланцевой добычи.

По крайней мере, запасов такой нефти в мире довольно много. А сможем ли мы выйти на шельф, еще очень большой вопрос.

Поэтому, я думаю, что норвежцам не надо опасаться, что Россия, как трубочкой из соседнего стакана, откачает там нефть.

Опасения эти мне кажутся просто глупыми. Потому что идет постоянный обмен геологической информацией. Все всё прекрасно понимают. И втихаря поставить где-то на российской территории буровую установку, чтобы наклонным бурением выкачивать норвежскую нефть, — никому не нужная головная боль. Незаметно это сделать невозможно ни России, ни Норвегии.

«СП»: — То есть, это просто буря в стакане воды?

— Скорее, это следование общей такой антироссийской риторике. Которую, я думаю, здорово подогревает НАТО, заставляя норвежцев видеть в России постоянно какую-то угрозу.

Эта истерия, действительно, доходит иногда до абсурда.

Напомню просто, что заявляли серьезные американские и европейские политики о «Северном потоке-2». А говорили они совершенно фантастические вещи — что якобы по трубе пойдет вовсе не газ, а поползут русские солдаты захватывать Европу.

Шведы опубликовали целый доклад о том, как под видом ремонтников «Северного потока-2» русские высадятся на острове Готланд и оккупируют его.

Все это, я думаю, результат как раз нездоровой психологической и информационной обстановки вокруг мифической российской угрозы.

Автор: Светлана Гомзикова

Источник: Свободная пресса, 22.05.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики