Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Польша намерена наказать Газпром за «Северный поток – 2»

Польша намерена наказать Газпром за «Северный поток – 2»

Грядущее возобновление строительства «Северного потока – 2» активизировало противников проекта. США уже пригрозили новыми серьезными санкциями. Не устояла и Польша. Она возбудила новое дело против Газпрома на 50 млн евро за отказ предоставить информацию о «Северном потоке – 2». Эксперты считают, что это далеко не последняя претензия к российскому газопроводу, направленная на срыв его запуска.

Польское антимонопольное ведомство (UOKiK) возбудило дело против Газпрома за то, что тот отказался сотрудничать и предоставить информацию о «Северном потоке – 2». Варшава требует оштрафовать российскую компанию на 50 млн евро. Об этом говорится в сообщении на сайте польского регулятора. Речь идет об антимонопольном расследовании Польши против «Северного потока – 2», которое она ведет еще с 2016 года. Ранее США уже пригрозили России новыми санкциями из-за трубы.

О том, что Польша требует от Газпрома документы по проекту, стало известно в феврале. Но Газпром отказал. Однако сделал он это не потому, что там есть что-то секретное. Причина совсем в ином.

«Никакой секретной информации просто быть не может. Это публичный проект, все параметры проекта известны. В Брюсселе есть вся информация о проекте строительства «Северного потока – 2». Более того, газопровод получил разрешение во всех четырех странах, через воды которых он проходит – Финляндии, Дании, Швеции и Германии. У них тоже есть вся необходимая информация о проекте, без которой они не смогли бы дать разрешение на строительство. Даже Дания его выдала, хоть и с большой задержкой», – говорит глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Поэтому, по его мнению, Газпром отказался предоставить информацию о проекте Польше по ее запросу для того, чтобы показать, что Польша не имеет никаких оснований участвовать в процессе согласования стройки «Северного потока – 2». Газопровод не проходит через территорию Польши, поэтому почему Россия должна спрашивать разрешение на стройку у Польши? Исходя из этой логики Германия тоже должна спрашивать у Польши, можно ли ей строить через свои воды эту трубу, добавляет эксперт. «Если бы Газпром подал эти документы, то это означало бы, что он признает Польшу участником истории», – говорит собеседник.

На самом деле Польша подогнала эту историю под свое законодательство, ровно так же поступил брюссельский регулятор (ЕК). Речь идет о новой Газовой директиве ЕС, которую распространили на морскую часть газопроводов исключительно для того, чтобы помешать строительству российской трубы. Остальные, не российские, проекты легко получают исключения из новых правил.

Польша делает, по сути, то же самое. Она нашла возможность зацепиться за нормы европейского права, чтобы вставить палку в колеса российскому проекту. «Поляки придумали, как повернуть европейское право так, чтобы проект «Северного потока – 2» каким-то образом их касался. Поляки зацепились за норму польского законодательства, что если компания работает в Польше (например, Газпром), то реализацию своего проекта в любой другой европейской стране она должна согласовать с антимонопольным комитетом Польши», – поясняет Симонов.

Отсюда и возникло это антимонопольное разбирательство в 2016 году, в рамках которого Газпром хотят оштрафовать на 50 млн евро. В рамках него поляки уже помешали Газпрому и его пяти европейским партнерам (Shell, Engie, Wintershall, Uniper и OMV) создать совместное предприятие по «Северному потоку – 2». Изначально планировалось, что все они будут акционерами проектной компании Nord Stream 2. Однако польский регулятор запретил это, заявив, что этот проект разрушает основы энергобезопасности Польши. Вскоре Газпром и партнеры нашли лазейку, чтобы не связываться с поляками. Европейцы стали кредиторами Газпрома, подписав соглашение о финансировании проекта. Акционером же проектной компании стал один Газпром.

«Это очень странная с точки зрения здравого смысла история, потому что каким образом проект «Северного потока – 2» разрушает основы энергобезопасности Польши? Тем более, когда Польша всячески демонстрирует и говорит, что ей не нужен российский газ», – считает Симонов.

Так, Польша недавно отказалась от нового транзитного договора после окончания старого, буквально в мае этого года. Варшава отказывается также продлевать контракт на поставку российского газа, который завершается в 2022 году. Для замены российского газа Варшава реализует сразу три проекта – это собственная добыча газа, СПГ-терминал для покупки американского газа и газопровод Baltic Pipe для покупки норвежского газа.

 

«Где тут логика? Если Варшава говорит, что ей не нужен российский газ, то какое ей дело до газопровода с российским газом? Конечно, это большая игра», – замечает глава ФНЭБ.

 

По его словам, полякам никто не мешает развивать конкуренцию на рынке газа. Газопроводу Baltic Pipe никто не создает никаких препон, все согласования проходят чуть ли не за несколько дней. Тогда как «Северный поток – 2» стал уже гротескным объектом политизации энергетики странами Европы. Это не что иное, как дискриминация трубных проектов.

С юридической точки зрения вероятность назначения штрафа Газпрому польским регулятором велика, говорит старший юрист BMS Law Firm Владимир Шалаев. Здесь стоит учитывать аналогичные штрафы по отношению к французской компании Engie, так как ситуации схожи. Это один из пяти европейских инвесторов проекта «Северный поток – 2», не считая Газпрома. Осенью прошлого года польский регулятор наложил на Engie штраф 172 млн злотых (40,3 млн евро) за отсутствие сотрудничества по делу о строительстве газопровода. Теперь на очереди оказался Газпром.

«Но кроме ареста европейских активов, Газпрому фактически ничего от этого иска не грозит, а к такой ситуации в компании уже должны быть готовы. На «Северный поток – 2» на данный момент этот процесс никак не повлияет, и каких-то серьезных негативных последствий для Газпрома, даже при назначении штрафа, не будет», – считает Шалаев.

К тому же поляки еще в апреле пригрозили арестовать активы Газпрома в Европе, а именно акции Nord Stream и Nord Stream 2 – операторов газопроводов «Северный поток» и «Северный поток – 2». Но это было в рамках другого дела. По решению Стокгольмского арбитража Газпром оказался должен Варшаве почти 1,5 млрд долларов. Арбитраж посчитал, что Варшава переплатила за газ с 2014 по начало 2020 года, и выставил счет Газпрому. Российская компания, как стало известно 3 июня, подала жалобу в Апелляционный суд округа Свеа (Швеция) на окончательное решение Стокгольмского арбитража по спору с польской компанией PGNiG.

Это обжалование даст возможность приостановить арест активов Газпрома в Европе, если аресты будут (пока были только угрозы). Этот иск хоть в какой-то мере является именно коммерческим спором. При этом у Газпрома есть сильный аргумент в этой истории. А именно: результаты более глобального антимонопольного расследования ЕК против Газпрома, где его обвиняли пять восточноевропейских страны в монополизме и завышении цен на газ. «Однако в результате расследования Газпром не обвинили в этом и штрафы не наложили. Газпром пытается это решение использовать в споре с Польшей о ценах на газ», – считает Константин Симонов.

Остальные же судебные иски Польши, в том числе очередной на 50 млн евро, это исключительно попытки навредить «Северному потоку – 2» по политическим мотивам.

 

«Наступает критический момент – вот-вот начнется укладка трубы «Академиком Черским». Все аргументы против, которые были в голове у поляков и американцев, будут вываливаться в публичную плоскость. Впереди нас еще ждет веселье», – саркастичен собеседник.

 

К сожалению, следующий шаг со стороны США, как считает глава ФНЭБ, будет серьезным. Если в декабре они ввели санкции против компании, работающей с Газпромом (трубоукладчика Allseas), то теперь это будут страновые санкции – против России. «Я жду, что американцы санкциями вообще запретят европейцам закупать российский газ по политическим мотивам. Другого варианта уже нет», – говорит Симонов.

Санкции в отношении трубоукладчика «Академик Черский» уже будут бесполезны: Газпром, как и ожидалось, сменил собственника. Вместо Газпрома это судно принадлежит теперь Самарскому теплоэнергетическому имущественному фонду (СТИФ), который входит в группу «Газпром» (по состоянию на конец марта 2020 года).

Автор: Ольга Самофалова

Источник: Взгляд, 03.06.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики