Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Уголь проявляет стойкость

Уголь проявляет стойкость

Центр потребления сырья смещается в Азию

Уголь в отличие от нефти и особенно газа оказывается совершенно невосприимчив к политическим пертурбациям. Например, одним из крупных покупателей российского угля в Европе выступает Польша, которая демонстративно отказывается приобретать газ и продлевать договор на его транзит по системе «Ямал–Европа». Тем не менее ужесточаемые экологические требования берут свое. Доля угольной энергетики в Европе неуклонно сокращается. Центр потребления твердого топлива все больше смещается в страны Азии, где ему зачастую нет альтернативы. Россия, обладающая огромными ресурсами высококачественного угля и занимающая выгодное географическое положение, могла бы воспользоваться ситуацией и нарастить поставки. Однако на пути к этому стоит нехватка транспортных мощностей. Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) опросил экспертов отрасли и выяснил, каковы перспективы российского угля на мировом рынке.

Россия занимает пятое место в мире по добыче и третье – по экспорту угля. Именно экспортная составляющая на сегодняшний момент служит основным драйвером развития отрасли – несмотря на протесты экологов, уголь остается основным источником энергии в мире. В 2017 году за рубеж впервые было поставлено больше, чем на внутренний рынок. В том же году был превзойден уровень добычи в 400 млн т.

Принятая в 2014 году Долгосрочная программа развития угольной отрасли предполагала, что к 2030 году российская добыча угля при оптимистичном сценарии достигнет 500 млн т, из которых 205 млн т должен был составить экспорт. Однако реальность оставила прогнозы далеко позади. Уже в 2019 году было добыто более 440 млн т, на экспорт было направлено 220 млн т.

Угольная отрасль наряду с нефтегазовой пострадала от коронакризиса. По данным Федеральной таможенной службы, объем экспорта в денежном выражении в I квартале 2020 года упал на 37% – до 2,94 млрд долл. В натуральном выражении снижение оказалось не столь заметным, но все же значительным – 16,6%. В то же время у угольщиков есть преимущество перед нефтяниками: чтобы остановить добычу, им в большинстве случаев достаточно заглушить двигатели на карьерной технике. Столь же легко добыча может быть восстановлена. Азия, первой принявшая удар эпидемии, первой же и отменяет карантинные меры, возвращаясь к нормальной жизни. А значит, ей требуется энергия.

Доля угля в мировом топливно-энергетическом балансе в данный момент составляет 38% и постепенно снижается за счет роста доли возобновляемых источников энергии и газа. Однако, учитывая общий рост выработки электроэнергии в мире, в абсолютном выражении потребление угля не только не снижается, но в некоторых регионах даже растет, рассказал в интервью ИРТТЭК доцент кафедры мировых сырьевых рынков Международного института энергетической политики и дипломатии МГИМО Александр Сарычев. Сейчас на стадии строительства, проектирования и согласования в мире находится 385 ГВт новых мощностей угольных ТЭС, из них 288 ГВт – в Азии.

Для большинства стран Азиатско-Тихоокеанского региона уголь остается самым доступным ресурсом для генерации. Многие из них просто не могут позволить себе увеличить потребление газа из экономических, географических или инфраструктурных ограничений, объясняет председатель совета директоров Института конъюнктуры рынка угля (ИНКРУ) Александр Ковальчук. Например, использование сжиженного природного газа ограничено недостаточной мощностью или полным отсутствием инфраструктуры для его первичного приема и обработки в целом ряде стран. Для поставок трубного газа нужно строить газопроводы. Использование ВИЭ также ограничено по объективным причинам – возобновляемые источники не могут обеспечить стабильную выработку энергии и требуют аккумуляторов и/или сглаживающих генерирующих мощностей, работающих в базовом режиме.

Основными центрами роста потребления и импорта угля сегодня служат Индия и Юго-Восточная Азия. Китай, где на фоне нарастающих экологических проблем начался постепенный отказ от угольной генерации, все равно сохраняет лидирующие позиции – из 288 ГВт строящихся и проектируемых новых угольных ТЭС на его долю приходится 165 ГВт. «Для российских компаний в среднесрочной перспективе критически важно иметь возможность реализации угля в восточном направлении – их рентабельность будет во многом зависеть от получения такого доступа», – уверен Александр Сарычев.

Сегодня главным фактором, лимитирующим поставки на восток, служит высокая доля затрат на перевозку в конечной цене и недостаточная пропускная способность железнодорожных путей, отмечает эксперт государственной комиссии по запасам полезных ископаемых Алексей Жура. Уже сейчас транспортные возможности ограничивают экспортные поставки с предприятий Кузбасса. «Для сохранения конкурентоспособности продукции угольной отрасли на экспортных рынках необходима более активная регуляция железнодорожных тарифов и финансирование проектов по расширению транспортных артерий на Востоке», – считает эксперт.

По словам Александра Сарычева, определенные подвижки в этом направлении наблюдаются. Однако в долгосрочной перспективе уголь будет находиться под очень сильным давлением газа и ВИЭ, предупреждает эксперт Финансового университета и Фонда национальной энергобезопасности Станислав Митрахович. Использовать конкурентные преимущества нужно незамедлительно. Кроме строительства железных дорог это может быть освоение новых месторождений в восточной части России. Также большое значение приобретает качество добываемого угля. Новые, более чистые технологии угольных ТЭС требуют для работы более калорийного топлива, говорит Александр Сарычев. Объем рынка междуна родной торговли низкокалорийным углем (5500 ккал/кг и ниже) сокращается, в то время как рынок высококалорийного угля (6000 ккал/кг и больше) набирает обороты. Поэтому предпочтение должно отдаваться развитию активов с более качественными запасами и технологий обогащения.

Авторы: Сергей Воробьев, Дмитрий Коптев

Источник: НГ-Энергия, 08.06.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики