Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Импортеры голубого топлива держат российские трубопроводы полупустыми

Импортеры голубого топлива держат российские трубопроводы полупустыми

Ставка на экспортные газовые магистрали оказалась уязвимой

Новые данные по поставкам российского газа говорят о снижении его доли на ключевых экспортных рынках. Опыт последних месяцев показывает, что импортеры все чаще выбирают спотовый рынок и закупают сжиженный природный газ. В результате «Газпром» теряет позиции на своих основных экспортных рынках. Значительно сократилась, в частности, доля российского газа на рынке в Турции.

«Газпром» продолжит многомиллиардные стройки, несмотря на резкое падение цен на газ в Европе, из-за которого «дыра» в бюджете монополии может достичь 10 млрд долл. по итогам года. «Газпром Инвест» объявил тендер на поставку в 2020–2022 годах рекордной партии труб большого диаметра весом 1,3 млн т на сумму почти 100 млрд руб. Это крупнейший в истории заказ одним лотом, размещенный компанией на сайте госзакупок.

Компания не решила до сих пор проблему с достройкой «Северного потока – 2», в январе торжественно сдали одну из веток «Турецкого потока», а в середине мая глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил о начале проектно-изыскательских работ по газопроводу «Сила Сибири – 2», который через Монголию пойдет в Западный Китай (команду на это президент Владимир Путин дал еще в конце марта).

Однако экспорт «Газпрома» снижается, компания теряет позиции на своих основных рынках. Например, доля российского газа в турецком импорте голубого топлива снизилась с 2017 по 2019 год с 52 до 33%, по данным Управления по регулированию энергетического рынка (EPDK) Турции. Если в 2017 году Турция импортировала 28,7 млрд куб. м российского газа, то в 2019 году турецкий импорт составил в целом 45,2 млрд куб. м, из которых только 15,2 млрд были российские (это минимум более чем за 10 лет). За последние три года объем поставок российского газа в республику сократился на 47%, только в прошлом году они рухнули на 35%. В результате «Турецкий поток» и «Голубой поток» суммарной мощностью 35 млрд куб. м остались полупустыми.

Еще в феврале 2020 года Россия занимала первое место по продаже голубого топлива в Турцию (с долей 21,1%), а в марте откатилась на пятое с долей 9,9% (389,7 млн куб. м). На первое место вышел Азербайджан с долей 23,5%. По этому показателю Россию обошли также Катар (19,9%), Иран (14,1%) и Алжир (13,7%). Таким образом, Россия заняла пятое место среди крупнейших экспортеров газа в Турцию в марте этого года.

По данным EPDK, на объемах поставок газа в Турцию сказались снижение цен на голубое топливо на мировых рынках и рост доли возобновляемых источников энергии в производстве электроэнергии. Там отметили, что в прошлом году 29% от общего объема импорта голубого топлива в Турцию пришлось на сжиженный природный газ (СПГ). А в целом за последние три года импорт СПГ в Турцию вырос на 20,7%. Именно в марте этого года Анкара впервые импортировала больше СПГ, чем трубопроводного газа. Причем традиционные поставки этого вида топлива из Катара и Алжира стали сопровождаться поставками из РФ. В середине мая французская Total поставила турецкой государственной энергетической компании Botas 65 тыс. т с завода «Ямал СПГ», купленных на спотовом рынке.

Как передавало агентство Reuters, это была вторая отгрузка российского СПГ в Турцию, первая была осуществлена в начале 2019 года. Также отмечалось, что по доле СПГ поставки из РФ практически сравнялись с американскими – США повысили продажи этого энергоресурса Турции на 300% год к году, доведя их до 9,4%.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Игорь Юшков пояснил «НГ», что есть несколько причин для снижения продаж российского газа в Турцию: «Во-первых, экономика Турции в целом испытывает проблемы, поэтому потребление газа в стране снижается. Во-вторых, конкуренция на турецком рынке возрастает, на рынок Турции вышел Азербайджан: в 2019 году начал работать газопровод Tanap, по которому Турция должна покупать 6 млрд куб. м газа в год. В-третьих, Турция пользуется ситуацией на мировых газовых рынках для покупки дешевого СПГ. Высокая конкуренция на рынке СПГ, а также теплая зима привели к тому, что на хабах цены на газ существенно снизились. Вкупе со снижением потребления из-за коронавируса в Азии и Европе все это понизило цены на СПГ, чем Турция активно пользуется в начале этого года».

Эксперт Финансового университета Станислав Митрахович добавляет, что на сокращение российских поставок влияют не только ценовая война и в целом «идеальный шторм» на рынке газа, переизбыток предложения СПГ, коронавирус и теплая погода, но и особенности контрактов. «Контракты не являются абсолютно идеальными для «Газпрома», да они и не могли ими быть, российская сторона шла на уступки с учетом стратегической востребованности Россией Турции как партнера по «Турецкому потоку». Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, конечно, в этой ситуации не прочь показать России, что Москва якобы зависит от Анкары больше, чем Анкара от Москвы. Он считает, что таким образом способен еще и усилить свои позиции в геополитическом торге с Путиным по Сирии и Ливии», – говорит Митрахович.

По его мнению, однако, по мере роста стоимости СПГ российский трубопроводный газ будет постепенно возвращать свои позиции в Турции. «Кроме того, «Газпром» может пойти на дополнительную коррекцию условий контракта в пользу покупателя. Полный отказ от российского газа Турции не будет выгоден ни при каких обстоятельствах, кроме разве что крайне маловероятного военного сценария из-за разногласий по Сирии», – говорит эксперт.

Юшков согласен, что политические факторы в отношениях России и Турции также сказываются на торговле газом. «Можно сказать, что Анкара поддавливает на Москву, выбирая из всех поставщиков газа альтернативных «Газпрому» продавцов, чтобы сделать Россию более сговорчивой, прежде всего по конфликту в Ливии», – говорит он.

При этом Юшков не исключает, что «Газпром» не идет на предоставление дополнительных скидок турецким компаниям. «В контрактах «Газпрома» и Турции сохраняется значительная привязка к нефтяным индексам. Как правило, в контрактах «Газпрома» на европейском рынке с нефтяной индексацией цены на газ меняются через 6–9 месяцев. С учетом того, что сильное падение цен на нефть наблюдалось в марте-апреле 2020-го, получается, что осенью газпромовский газ для Турции подешевеет. Поэтому в будущем российский трубопроводный газ может стать более конкурентоспособным на турецком рынке. В этом случае по итогам года для «Газпрома» все может быть лучше, чем по итогам первого квартала», – полагает Юшков.

На фоне положительных новостей в понедельник наблюдался уже значительный рост цен на нефть. После того как стало известно о росте занятости в США и решении ОПЕК+ сохранить сокращение добычи как минимум до конца июля, нефть поднялась до 43,4 долл. за баррель.

«Кроме того, ожидается восстановление спроса на газ на азиатском рынке, так как Китай продолжает программу замещения угля другими источниками энергии, в том числе газом, – говорит Юшков. – Это поспособствует уходу СПГ из Европы на азиатские рынки, соответственно привлекательность СПГ для Турции изменится. Но политический фактор в газовых отношениях России и Турции прогнозировать сложно. Ливийский конфликт, как и другие гражданские войны, может продолжаться очень долго. Другой вопрос, что страны могут уступать друг другу в обмен на увеличение торговли газом. Для «Газпрома» такой сценарий был бы самым позитивным».

Автор: Анатолий Комраков

Источник: НГ, 08.06.2020 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики