Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Газпром бьет по Польше ее же оружием

Газпром бьет по Польше ее же оружием

Долгие годы Польша, как и Украина, твердила о несправедливой и очень высокой цене на российский газ. Варшава добилась своего в Стокгольмском арбитраже. Однако теперь Газпром намерен доказать обратное: Варшава уже четвертый год недоплачивает ему за голубое топливо. Теперь уже российская компания требует увеличения цены российского газа для Польши задним числом.

Газпром и польская PGNiG ведут переговоры о ретроактивном пересмотре цены контракта начиная с 2017 года. «Газпром экспорт» считает, что у него есть достаточные основания для пересмотра цены газа для Польши в сторону увеличения, сообщили в российской компании.

Иными словами, Газпром уверяет, что Польша недоплачивала ему за газ в последние три года. Ирония заключается в том, что Польша всегда жаловалась на то, что платит самую высокую в Европе цену за российский газ. Она постоянно требовала скидки и подавала на Газпром в суд из-за недовольства стоимостью газа. И в этом польские политики очень схожи с украинскими.

Любопытно, что буквально 30 марта Стокгольмский арбитраж вынес решение по ценовому спору в пользу Польши. Суд решил переписать формулу цены по контракту на поставку газа Польши по газопроводу «Ямал – Европа» (подписанному еще в 1996 году) ретроактивно с ноября 2014 года. Скорее всего, в формуле цены вырастет доля спотовой составляющей, тогда как традиционно цена на газ в контрактах с Газпромом формировалась на основе нефтяных цен. Суд посчитал, что Газпром должен вернуть польскому покупателю переплату за газ в 1,5 млрд долларов. Это разница между ценой, рассчитанной по новой формуле, и суммой, фактически уплаченной польской компанией с 1 ноября 2014 года по 29 февраля 2020 года.

Накануне в понедельник польская PGNiG сообщила, что подписала с «Газпром экспортом» дополнение к договору от 1996 года, где согласовала с Газпромом срок выплаты этих 1,5 млрд долларов – до 1 июля этого года. «Газпром экспорт» во вторник подтвердил факт подписания дополнения к контракту. Однако сделал два уточнения. Во-первых, что это «дополнение» к контракту не отменяет шаги Газпрома по обжалованию решения Стокгольмского арбитража, они будут продолжены. Апелляция была подана буквально 29 мая этого года в Апелляционный суд округа Свеа (Швеция). Во-вторых, дополнение к контракту подписано без ущерба позиции группы «Газпром» при обжаловании решения арбитража.

Судя по всему, Газпром заплатит эти 1,5 млрд долларов Польше. Резервы на выплату этой суммы были отражены в газпромовской отчетности за 2019 год.

Другое дело, что российский экспортер каким-то образом обещает доказать, что Польша, несмотря на ее заверения в обратном, на самом деле с 2017 года недоплачивала Газпрому. Какие же основания имеются у Газпрома, чтобы так утверждать?

«По логике ретроактивные изменения цены происходят, когда цена по контракту не соответствует рыночному положению. 

Вполне возможно, что аргумент Газпрома состоит в том, что с 2017 года стоимость газа для польской госкомпании по контракту была ниже, чем на спотовом рынке. Что является несправедливым, поэтому, будьте добры, пересмотрите цену», – предполагает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков

По сути, это такая уловка, которой до сих пор в основном пользовались покупатели российского газа (а не продавцы). Они подавали в арбитраж иски, указывая на то, что на рынке газовые цены ниже, чем по контракту с Газпромом. Арбитраж в таких случаях встает на сторону потребителей газа и заставляет Газпром вернуть разницу в цене задним числом. Ровно такая история произошла и с польским иском.

«Теперь, судя по всему, Газпром хочет применить эту же уловку в арбитраже, но в обратном направлении. То есть он может показать, что с 2017 года польская компания платила по контракту за газ меньше, чем газ стоил на споте», – говорит Игорь Юшков.

Так, по данным BP, средняя стоимость газа на нидерландском хабе TTF в 2017 году составляла 205 долларов за тысячу кубометров, а средняя цена газпромовского газа для дальнего зарубежья (ЕС) – 200 долларов за тысячу кубов. В 2018 году ценовая разница более заметна: на хабе газ стоил в среднем 283 доллара за тысячу кубометров, а у Газпрома на 37 долларов дешевле – 246 долларов за тысячу кубов. При этом стоимость газа по польскому контракту может быть ниже средних цен по всей Европе. Особенно после того, как в рамках Стокгольмского арбитража была изменена формула ценообразования в соглашении с целью снижения цены.

Вероятно, изменение формулы цены по решению Стокгольма как раз и привело к тому, что Польша начала недоплачивать Газпрому за голубое топливо в последние три года.

Юшков замечает, что в те годы цены на спотовых хабах Европы были довольно высокие, потому что весь СПГ уходил в Китай и на другие азиатские рынки. Китай начал программу перевода энергетики с угольной на другие источники, в том числе газ. Это привело к росту цен на голубое топливо в Азии, и поставщикам СПГ стало выгодно везти его именно туда, а не в Европу. Предложение газа на споте в ЕС стало ограниченным, что вылилось в рост цен.

С другой стороны, нефть стала недорогой, и это снизило стоимость газа по контрактной формуле цены, которая традиционно была привязана к котировкам черного золота.

Что касается выплаты Польше 1,5 млрд долларов по решению Стокгольмского арбитража, то у Газпрома здесь нет большого выбора. «Если арбитраж присудил компенсацию, то ее приходится отдавать. Тут никуда не денешься, что видно из практики спора в Стокгольме с Украиной», – говорит Игорь Юшков.

На обжалование решение Стокгольмского арбитража сложно рассчитывать. «В контракте с Украиной было прописано, что его решение обжалованию не подлежит. Думаю, что и в польском соглашении есть такой же стандартный пункт. В случае с Украиной Газпром пытался при апелляции уцепиться за то, что в целом была нарушена процедура рассмотрения этого дела. Газпром хотел заново запустить рассмотрение всего разбирательства, однако сделать этого не удалось», – проводит параллели Юшков. В случае с Польшей шансы обжалования решения Стокгольма также невелики.

Скорее всего, Газпрому удобней заплатить сейчас эти 1,5 млрд долларов Польше, чтобы потом иметь возможность потребовать через тот же Стокгольм компенсации и для себя в рамках собственного дела о несправедливой цене на газ с ноября 2017 года. К тому же за невыплату компенсации могут начисляться пени.

«Получится, что Польша выиграла у нас ценовую компенсацию за один период, а Газпром намерен выиграть компенсацию у Польши за другой период. Газпром уверен в выигрыше, видимо, потому, что у него на руках есть решение арбитража с обоснованием по польскому делу, на которое он будет ссылаться в своем деле», – заключает эксперт ФНЭБ.

«Высока вероятность, что Газпром будет ссылаться именно на более низкую контрактную стоимость газа, чем на европейском споте с 2017 года. В этом случае, учитывая присужденную ранее компенсацию для поляков, у компании хорошие шансы на удовлетворение своих требований», – согласен старший юрист BMS Law Firm Владимир Шалаев. С другой стороны, это все-таки разные ситуации. «Суд будет разбираться, действительно ли имело место такое расхождение в ценах в ущерб Газпрому. И если суд сделает вывод, что более низкая стоимость была обусловлена объективными факторами, то на этом основании он может отказать в компенсации Газпрому», – не исключает Шалаев.

Любопытно, что польская компания, судя по всему, понимает, что ее ждет. Она сама указала, что в будущем цена газа, поставляемого Газпромом, может быть изменена с 1 ноября 2017 года в результате запроса компании о пересмотре контрактной цены. Есть предположение, что поляки хотят решить этот вопрос полюбовно, а не через суд. Но в случае с польскими русофобскими политиками это кажется маловероятным.

Автор: Ольга Самофалова

Источник: Взгляд, 16.06.2020 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики