Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Турция перестала закупать российский газ, чтобы отомстить за Сирию

Турция перестала закупать российский газ, чтобы отомстить за Сирию

Ухудшение отношений может отразиться на «Проекте века» — «Турецком потоке»

Семь турецких компаний задолжали «Газпрому» в общей сложности около $ 2 млрд. Об этом со ссылкой на источники сообщает The Wall Street Journal со ссылкой на источники.

Уточняется, что речь идет о долгах на поставки по механизму take-or-pay.

Согласно данным издания, семь частных компаний не выполнили платежные обязательства в адрес российской. Отмечается, что в настоящий момент они пытаются избежать решения вопроса в судебном порядке и находятся на стадии переговоров с «Газпромом».

Издание сообщает, что турецкие компании условились приобрести у российского поставщика 10 млрд куб. м газа по цене от $ 250 до $ 300 за тыс. куб. м в 2019 году, но пока закупили менее 15% оговоренных объемов.

Источники издания полагают, что этот вопрос придется решать на государственном уровне, так как компании не в состоянии погасить долги. При этом некоторые турецкие государственные банки уже открыли в пользу «Газпрома» аккредитивы почти на $ 600 млн. 

Напомним, что в прошлом месяце сообщалось, что на фоне экономического кризиса и охлаждения отношений с Москвой в связи с конфликтами с российскими военными в Сирии и наемникам ЧВК Вагнера в Ливии, Турция резко сокращает закупки российского газа. По итогам марта поставки «Газпрома» в Турцию рухнули в 7 раз, до 210 млн кубометров. А в 2019 году «Газпром» поставил в Турцию на 35% газа меньше, чем в 2018 году. В результате Турция, которая некогда занимала второе место среди крупнейших клиентов «Газпрома», откатилась во второй десяток.

— Давайте оговоримся сразу: ссылка «на источники» говорит ровно ни о чём, —уверен заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов.

— Контракты «Газпрома» со всеми покупателями газа — это объект коммерческой тайны. Кроме Украины, конечно. Эти второй контракт подряд сливают в сеть. То есть мы не знаем, на каких условиях договаривались «Газпром» и турецкие покупатели. Поэтому, комментируя эту новость, придётся делать массу допущений. Что касается take-or-pay —это принцип «бери или плати». Контракт обычно предусматривает закупку определённых объёмов газа. Под «бери или плати» обычно подпадает порядка 80% этих объёмов: покупатель оплачивает их даже в том случае, если не отбирает. Таким образом производитель ресурса получает гарантию защиты своих вложений в добычу. Ещё до текущего кризиса Турция начала испытывать экономические трудности, которые отразились на потреблении газа. А в ходе коронавируского кризиса потребление просело ещё больше. По всей видимости, если информация верна, то турецкие покупатели слишком сильно сократили закупки — ниже уровня, защищённого принципом «бери или плати». Но 2 млрд долларов — это очень большой объём.

«СП»: — Отмечается, что в настоящий момент они пытаются избежать решения вопроса в судебном порядке и находятся на стадии переговоров с «Газпромом». Как, по-вашему, решат? Дойдет ли до суда?

— Опять же, надо оговориться, что мы имеем дело не с официальными сообщениями российской или турецкой сторон, а с новостью в стиле ОБС — одна бабка сказала. Если предположить, что долг действительно существует, то важно понять, почему его не выплачивают. Если дело не в принципиальной позиции турецкий компаний, а в финансовых сложностях, то стороны могут договориться об отсрочке штрафов или об распределении выплат малыми частями на долгий срок. Тем более, что в третьем квартале спрос на газ в Турции будет расти, что несколько сгладит возможный спор. Но ещё раз — если предмет спора вообще есть и если «источники» не подвели наших американских друзей.

«СП»: — Турция в последнее время резко сокращает закупки российского газа, а когда-то занимала второе место в списке клиентов «Газпрома». Почему? Чем заменили российский газ?

— Падение потребления энергоносителей из-за проблем в экономике, которые усугубились пандемией COVID-19. У Турции есть и другие поставщики газа: горячо дружащий с этой страной Иран, Азербайджан и продавцы СПГ. В принципе, учитывая нефтяную привязку, частично сохраняющуюся в контрактах «Газпрома», российский газ этой весной мог быть в разы дороже, чем тот же СПГ. Кроме того, насколько я понимаю, перед Азербайджаном у Турции есть обязательства по отбору из газопровода TANAP. Вероятно (если информация о накопленном долге хотя бы частично верна), контрагентам «Газпрома» показалось, что будет дешевле выплатить штраф за неотбор, но сэкономить за счёт закупок того же сжиженного природного газа, который продавался по бросовым ценам.

«СП»: — Как это отразится на перспективах «турецкого потока»? Зачем он тогда был нужен Турции? Не останется ли он полупустым?

— Этот проект рассчитан на 50 лет эксплуатации. События отдельных неблагополучных месяцев никак не сказываются на необходимости этой магистрали на долгосрочную перспективу. Притом, если информация о накопленном долге верна, то «Газпром», а с ним и российский бюджет и вовсе не пострадают с финансовой точки зрения.

В любом случае, стоит ли ждать улучшения российско-турецких отношений в газовой сфере. Кроме того, «Турецкий поток» предназначен не только для Турции, но и для массы европейских стран.

Take-or-pay — это условие «бери или плати», — напоминает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков.

— Если ты не взял газ, то все равно за него заплатишь. Начало зимы было теплое, и компаниям в Турции не нужно столько газа, как раньше, они его не потребили, но при этом и денег не дали. Вот и вырисовывается часть долга. Это условие позволяет поставщику инвестировать в развитие месторождений и газопровода, понимая, что он гарантированно вернет себе инвестиции. Изначально для этого take-or-pay было придумано.

Помимо теплой погода в четвертом квартале 2019 г. в Турции снизилась экономика, и газа теперь нужно меньше. Плюс цены на мировом рынке упали, и на спотовом рынке турецкие компании могут выгодно брать партии СПГ. Они посчитали, что лучше возьмут дешевый СПГ, а с «Газпромом» как-то потом договорятся. А у «Газпрома» цена на газ привязана к цене на нефть для турецких компаний.

«СП»: — Каким, по-вашему, будет решение?

— Как правило в такой ситуации может быть компромиссное решение. Обычно стороны могут договорится о том, что долг не выплачивается, но компания увеличивает срок закупки газа и/ или объем закупки. Но в данном случае турки вряд ли смогу объем увеличить. А вот пролонгировать контракт вполне возможно. Думаю, проблема заключается в том, что турецкие компании в принципе могли выбирать газ у «Газпрома», но сознательно этого не делали, предпочитая СПГ и поставки газа из Азербайджана (в прошлом году запустился газопровод TANAP). Возможно и власти Турции посоветовали поменьше покупать газ у России, чтобы надавить на Москву по вопросу Сирии и Ливии. Поэтому и «Газпром» не спешит отказываться от своих требований по оплате take-or-pay.

Дело вполне может дойти до суда. В зависимости от того, где стороны будут судится зависят шансы «Газпрома» на успех. Европейский арбитраж вполне может признать как то, что ситуация в экономике Турции не позволила клиентам отобрать газ, так то, что цены по контрактам «Газпрома» не соответствовали рыночной конъюнктуре. Как это было в арбитраже с «Нафтогазом».

«СП»: — Чем Турция замещает российский газ, и что будет дальше? А как же «Турецкий поток»?

— Российский газ Турция заменила поставками из Азербайджана — до середины 2019 г. не работал газопровод Танап. А также СПГ из разных стран. Сейчас Турция понимает, что лучше брать СПГ, так как он на спотовом рынке дешевле, а российский газ брать осенью. Так как контракты у них с «Газпромом» идут с нефтяной привязкой с лагом в полгода. Получается в марте — апреле нефть подешевела, это определило падение цен на газ осенью. Поэтому выгоднее подождать пока цены на российский газ упадут.

Сейчас фактически весь газ, который идет в Турцию влез бы в один старый «Голубой поток». Но по мере восстановления цен на газ на мировом рынке и восстановления турецкой экономики российский газ будет все более конкурентоспособен, и первая нитка «Турецкого потока» понадобится. А вторая нитка «Турецкого потока» нужна для поставок газа в юго-восточную Европу. Она будет достроена к концу нынешнего года.

Автор: Дмитрий Родионов

Источник: Свободная пресса, 16.06.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики