Главная > Актуальные комментарии > Актуальные сюжеты > ФНЭБ представил доклад на Международной конференции «Климат как политика» в Москве

ФНЭБ представил доклад на Международной конференции «Климат как политика» в Москве

29 апреля 2010 г. руководитель департамента спецпроектов ФНЭБ Александр Перов выступил с докладом «Россия и новый "мировой климатический порядок"» на Международной конференции «Климат как политика».

В конференции приняли участие российские и зарубежные эксперты, с приветственным словом к экологам и климатологам обратился председатель Совета Федерации, лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов.

Участники мероприятия обсудили следующие вопросы: энергосбережение в контексте мировой политики, справедливость в климатической политике, климат как фактор самоопределения политических сил, социальные последствия климатических изменений, экология мегаполиса и урбанистические технологии, устойчивое развитие территорий и проблема качества жизни.

Вы можете ознакомиться с текстом доклада нашего эксперта:

Россия и новый «мировой климатический порядок»

Мир вступил в новую реальность, в которой климатическая проблематика играет все более важную роль. Выделяя основные черты данной реальности, во-первых, отметим ее политическую составляющую. Прежде всего, это значительная актуализация за последние годы тема борьбы с климатическими изменениями в мировом политическом процессе. В настоящее время особую актуальность здесь придает, как известно, подготовка новых «посткиотских» соглашений по ограничению выбросов парниковых газов. Сюда же следует отнести и высокую значимость вопросов климатических изменений во внутренней политике и для общественного мнения в странах Запада. Уже достаточно много политических карьер сделано в этих государствах под флагом борьбы против вредных выбросов.

Во-вторых, необходимо особо обозначить экономическую составляющую в нынешних мировых процессах, направленных на ограничение эмиссии парниковых газов. Это, в частности, активное стимулирование производства альтернативных видов энергии и действий по повышению энергоэффективности. Кроме того, следует отметить становление новых финансовых рынков, ориентированных на торговлю углеродными квотами и на инвестирование в т.н. «зеленую» экономику. Особую роль, во всех этих процессах, кстати, сыграл экономический кризис. Сейчас развитие неуглеродной экономики рассматривается в качестве своеобразной кейнсианской меры антикризисной политики. Немаловажно, что борьба против СО2 может в будущем выступить в качестве предлога для возведения новых торговых барьеров и, соответственно, для поддержки национальных экономик. Это так называемый углеродный протекционизм, угрозу которого в последнее время стали, наконец, признавать и власти нашей страны.

Сюда же – то есть, к экономической составляющей, относится и нарастающее давление на производителей углеводородного сырья, которые приобретают в свете борьбы за климат роль главного врага всего «прогрессивного человечества». С этим, в частности, уже сталкиваются экономические интересы России. В частности, под флагом борьбы с климатическими изменениями идет, фактически, демонизация в Европе природного газа. Это самый экологически чистый ископаемый вид топлива. Тем не менее, ему тщательно создается имидж опасного источника парниковых выбросов. Причем основная цель такой компрометации, судя по всему, - не защита экологии, а вытеснение российского углеводородного топлива с европейских рынков.

В складывающейся ситуации вопрос состоит в том, какое место займет Россия в том новом международном раскладе сил, который формируется под воздействием политики борьбы за климат. В самых общих чертах, чтобы адекватно ответить на вызовы нового мирового климатического порядка, российским властям и обществу в целом необходимо действовать в следующих рамках:

1. Прежде всего, осознать, что вопросы климатической политики входят в сферу национальных интересов страны. То есть, необходимо признать, что не только проблемы изменения климата несут угрозы стране, но и то, каким образом развивается сама политика борьбы с данными изменениями. К слову сказать. Сейчас в Климатической доктрине РФ прописаны лишь вопросы адаптации к тем вызовам, которые несет непосредственно природа. Однако ничего не говориться о вызовах и угрозах, которые заключает новый мировой климатический порядок. 

2. Необходимо инициировать широкую общественную дискуссию по вопросам выработки климатической политики. Это естественно, поскольку она затрагивают интересы всего общества, а не только узкого круга заинтересованных людей, которые взяли на себя роль гуру от климата. Маленький пример. Тема «углеродного протекционизма» кое-как возникла в России в общественной дискуссии лишь пару месяцев назад. Причем, откровенно говоря, у нас до сих пор даже во власти мало кто представляет, а что это собственно такое, не говоря уже о простых людях. Между тем, в Индии данную проблему широко обсуждают, как минимум, с 2009 года

3. Следует признать, что споры вокруг научной обоснованности теории глобального изменения климата и роли здесь человека – лежат сугубо в научной плоскости. Давайте оставим это ученым. Более того, мы полагаем, что активное муссирование таких излюбленных для российских журналистов вопросов, как то, будет ли глобальное потепление или похолодание, начнут ли в Сибири цвести ананасы и т.д. и т.п. – есть ничто иное, как отвлечение внимания от главного вопроса. А, именно. Что необходимо делать России, чтобы не оказаться в роли проигравшей стороны при формировании новых мировых «правил игры» в «битве за климат».

К подобной же дымовой завесе следует отнести и другой любимый для представителей прессы вопрос -  какие сиюминутные выгоды и быструю прибыль Россия может получить от участия в механизмах ограничения объемов парниковых выбросов. Это тоже, не что иное, как уход от темы. Показательно, что некоторые видные экологи несколько лет назад – в период, когда необходимо было заманить Россию в Киотский протокол, ласкали через СМИ слух простого обывателя сладкими прогнозами о том, что вот-вот наша страна будет делать кучу денег из воздуха и всем будет счастье. Для этого, якобы, достаточно только подписать Киотский протокол. Накануне климатической конференции в Копенгагене эти же самые люди инициировали громкие разбирательства в прессе по поводу того, что правительство ничего не сделало для того, чтобы заработать на киотских механизмах. Поэтому, по их словам, необходимо присоединиться к «посткиотским» договоренностям и постараться наверстать упущенную прибыль уже там. Но непосредственно на самой конференции, видимо расслабившись в кулуарах, они уже заявляли о том, что, собственно говоря, никто российских углеродных квот покупать не собирался с самого начала.

4. Очевидно, что в вопросах борьбы за климат уже давным-давно больше политики и экономики, а экологический фактор ушел на второй, если не на третий план. Тем не менее, учитывая сложившиеся «правила игры», необходимо признать, что CO2 и прочие парниковые газы, тем не менее, могут служить маркером степени антропогенного воздействия на климат. Основываясь на такой позиции, Россия, тем самым, находит определенный компромисс между излишней политизированности проблемы ограничения выбросов парниковых газов и необходимостью, несмотря на всю ангажированность нынешних «борцов за климат», решать экологические проблемы планеты.

На наш взгляд, именно вот в таких очерченных выше рамках уже сейчас необходимо задумываться о том, с чем России придет к «посткиотским» соглашениям по климату. При этом позиция нашей страны должна быть отражена, в том числе, в Климатической доктрине РФ. Напомним, что в феврале 2010 года президент Дмитрий Медведев на совещании по климату заявил о том, что в Климатическую доктрину РФ могут быть внесены изменения и ее не нужно абсолютизировать. В частности, по его словам, нужно посмотреть, как адаптируется доктрина к текущей ситуации и может быть необходимо будет учесть вопросы взаимодействия России с другими странами по обязательствам после 2012 года.

Признание главой государства того факта, что Климатическая доктрина не должна оставаться нечто незыблемым и в нее могут быть внесены изменения - многого стоит. В настоящее время положения данного документа не в полной степени отражает национальные интересы страны. В этой связи, следует говорить не просто о возможности, а о скорейшей необходимости внесения поправок в Климатическую доктрину.

 

 


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Мировой рынок СПГ: Россия и ее основные конкуренты
Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики