Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > "Коронные" проблемы населения не сказались на голосовании по Конституции?

"Коронные" проблемы населения не сказались на голосовании по Конституции?

В конце июня мы рассказывали о смещении страхов и негативных ожиданий граждан России от опасений заболеть в сторону ухудшения ситуации в экономической сфере. Если до этого Накануне.RU говорило об ощущениях простых людей, то сегодня мы решили поговорить о том же самом с экспертами и привести некоторые экономические индикаторы, до сих пор являющиеся важными для российской экономики. Прежде всего, конечно же, стоит отметить своеобразные "качели" на мировых рынках энергоресурсов, что для российского бюджета по-прежнему остается если не ключевым, то во многом определяющим фактором состояния экономики.

Минус сколько?

Из-за коронавируса бюджет страны ушел в минус, вопрос лишь в том, сколько не досчитается Правительство по итогам года и каким способом будет покрывать дефицит. Но справедливости ради необходимо отметить, что фактор коронавируса и принятых ограничительных мер – лишь один из отрицательных трендов, накрывших не только Россию, но и в целом мир и мировую экономику в начале нынешнего года. Образно говоря, вместо одного "черного лебедя" в небе внезапно возникла целая стая этих существ, с последствиями чего долго придется разбираться…

Затраты Правительства России на борьбу и преодоление последствий коронавирусной инфекции в стране в 2020 году оценили (предварительно) примерно в 3% от ВВП страны, об этом говорят расчеты, проведенные учеными из Института экономики РАН (посмотреть текст "Предложений…", а по сути – рекомендаций для выхода из кризиса для Правительства от лица солидного пула ученой общественности можно здесь)

Одновременно, как выяснили ученые из российского РАНХиГС, 52% опрошенных респондентов в России считает предпринимаемые чиновниками меры по материальной поддержке людей недостаточными.

Самое интересное, что, казалось бы, субъективное мнение российских граждан по данному конкретному вопросу – "недостаточные меры" – подкрепляется и цифрами и сравнениями, сделанными учеными из вполне себе академического учреждения. Например, затраты (сюда включаются выплаты населению, скажем, семьям с детьми, безработным, налоговые вычеты, закупки лекарств и медоборудования, переоснащение больниц под лиц с конкретным заболеванием и т.д. и т.д.) в сегодняшней России оцениваются в сумму, повторимся, приблизительно в 3% от ВВП.

В то же время аналогичные затраты правительств в Германии, Италии, Великобритании, Франции и США выглядят несопоставимо выше российских. В процентах от ВВП этих стран, при том что этот показатель сам по себе там выше российских значений, они составляют соответственно 37%, 20%, 16%, 14% и 12,4%.

Рост безработицы, о чем говорил недавно премьер-министр Михаил Мишустин, даже по официальным данным, "скакнул" с апреля в 3,5 раза, до сих пор в еженедельном режиме в центрах занятости регистрируются в качестве безработных до 140 тыс. человек (в мае показатель был еще выше – до 200 тыс. и больше). Прибавьте к этим цифрам тех, кого перевели на удаленную работу, работающих неполный рабочий день, людей, которым по причине ограничений понизили размер заработной платы, и картина станет в самом деле неприглядной и не совсем оптимистичной!

Однако, как заметил тот же Мишустин, несмотря на все неблагоприятные тенденции, цитируем, "взрывного роста удалось избежать". Поясним – в американских Штатах и в континентальной Европе количество потерявших работу из-за срочного введения карантинных и ограничительных мер оказалось еще выше, это чистая правда, ровно как и то, что размер выплат пособий в силу соотношения рубля/доллара/евро бессмысленно сравнивать в сегодняшних условиях.

Потеря работы миллионами граждан не может не волновать людей, но это также и проблема правительственных чиновников, проблема, которую не решишь с ходу повышенными до размера МРОТ выплатами. Просто потому, что за безработицей следуют с неизбежностью сокращение производства, сокращение спроса в стране, закрытие предприятий и в конце концов, недополученные доходы бюджетов всех уровней, из которых собственно пока и формируются все антикризисные выплаты и пособия.

Сейчас по озвученным планам Правительства на поддержку потерявших работу будет выделено до 4,5 млрд руб. дополнительных средств, при этом деньги пойдут в регионы, где по задумке, за счет организации общественных работ какое-то количество безработных удастся трудоустроить временно. Сработает ли в российской действительности этот американский рецепт времен Великой депрессии, судить сложно. С одной стороны, что-то предложено и будет делаться, с другой стороны такие деньги, направленные для 85 регионов страны, конечно же, ничтожны.

Есть еще важный индикатор, который приводится в "Предложениях…" со ссылкой на данные ВЭБ.РФ. Низкая цена на мировых рынках на поставляемые из России энергоресурсы в 2020 года и введение карантинных мер на несколько месяцев в стране приведут к потерям федерального бюджета в целом 2,6 трлн руб. до конца текущего года. Выплаты социального характера и компенсации выпадающих доходов внебюджетных фондов заберут из казны минимум еще 0,5 трлн руб.

Все перечисленные факторы, а помимо них, действуют и другие, не могут не вести к напряжению в социально-экономической системе России, негативно сказываясь на динамике и темпах экономического роста. Собственно, есть и другие оценки возможных экономических затрат/потерь бюджета страны, дело тут, очевидно, в методиках и привлекаемых для расчета цифрах-показателях.

Раз триллион, два триллион

Например, доктор экономических наук Никита Кричевский отмечает рост заимствований российским Минфином до 2,7 трлн руб., при этом, по данным экономиста, в целом антикризисные меры Правительства обойдутся никак не меньше суммы в 4,5 трлн.

А недополученные доходы бюджета от падения цен и спроса на нефть и газ оцениваются, как подсчитали аналитики компании Argus, не в 2,6 трлн, а во все 3,5 трлн руб. ("минус" 50 млрд долларов США!).

По оценкам заместителя руководителя Министерства финансов РФ Владимира Колычева, чиновники рассчитывают свести бюджет страны в конце года с дефицитом примерно в 5%, об этом спикер заявил 2 июля на брифинге (цитируем по "Коммерсанту").

Для понимания – все расходы бюджета России в текущем году оценивались ранее на уровне 23 трлн руб.

Покрывать дефицит, как объяснил Колычев, сегодня выгоднее за счет заимствований на внутреннем финансовом рынке, а не финансируя расходы напрямую из того же Фонда национального благосостояния (ФНБ), пока из средств Фонда планируется потратить не более 250-300 млрд руб.

Мнений и споров по оценке ущерба от кризиса в стране, видимо, будет еще предостаточно, не в этом суть. Важнее, как нам кажется, понимание того, как оценивают ситуацию сами граждане и как видят её собственно чиновники разных уровней и рангов?

Если исходить из результатов явки на голосование и итогов плебисцита по поправкам в Конституцию, когда курс Кремля поддержало подавляющее большинство голосовавших, все выглядит в общем для власти совсем неплохо. Одобрили предложенные поправки в Конституцию, напомним, 77,92% граждан, а явка составила 67,97% имеющих право голоса. Эти цифры, особенно в смысле одобрения, даже немного превышают отданные за Владимира Путина голоса на выборах президента в 2018 году.

Таким образом оказались в каком-то смысле "посрамлены" многочисленные мрачные прогнозы по исходу голосования и по росту недовольства в стране действиями центральной власти. Их делали многие, в последние дни перед голосованием было модно ссылаться на действительно любопытные выводы исследования группы социологов Сергея Белановского ("нарастание протестной волны, пусть и глухой" и т.п.), совсем либеральная публика оперировала данными "Левада-центра" и других структур. Но, повторимся, самые мрачные предсказания как-то не сбылись и не сложились.

Из всего этого вроде бы должен напрашиваться вывод – народ в большинстве своем не видит достаточной поддержки в эпоху коронакризиса, но готов потерпеть еще чуть, лишь бы не было войны лишь бы запретить раздачу территорий страны в Конституции.

Что нефть на рынках нам готовит?

Эксперты в области нефти и газа, как по-прежнему очень важных источников наполнения российской казны, в принципе разошлись в оценках грядущего ущерба и его последствий. Мы спрашивали собеседников, в какую сумму они оценивают нынешние потери бюджета и как быстро ситуация может стабилизироваться на мировых рынках?

Скажем сразу, мало кто из наших собеседников был готов рассматривать сделку ОПЕК+ как некую "катастрофу" для России, более того, один из экспертов даже привел резоны за бездефицитное сведение бюджета даже в 2020 году.

Напомним, что резким противником заключения любых соглашений между Россией и ОПЕК в предложенных редакциях выступал всесильный глава "Роснефти" Игорь Сечин. Его даже называли главным виновником срыва переговоров в Вене между функционерами ОПЕК и российским министром энергетики Александром Новаком, но дальнейшее развитие событий на рынке показало, что на сделку так или иначе придется пойти…

"Я бы вообще не стал говорить о потерях бюджета из-за заключенной Россией в рамках ОПЕК+ сделки, объясню почему. Если бы этого не было, то положение могло бы стать для нас и ряда других нефтедобывающих стран еще катастрофичнее, вспомним хотя бы март-апрель нынешнего года, когда на переговорах в Вене не удалось прийти к соглашению. Последовало падение цен на сырье процентов на 30 в моменте, что ударило и по нам, и по партнерам", – отмечает Сергей Пикин, директор "Фонда энергетического развития".

Никакой "катастрофы" от сделки ОПЕК+ Пикин не видит хотя бы потому, что в принципе без соглашения России на мировых рынках пришлось бы еще хуже. Из-за сразу, повторимся, нескольких факторов, которые начали играть против добывающих стран еще несколько месяцев назад – прежде всего глобальное снижение спроса, падение цен и т.д.

"Средняя цена на нефти марки Urals, которую российские производители и продают, по первому полугодию не "просела" так сильно, хотя и была ниже цены, с учетом которой принимался бюджет. Есть надежды, что как раз после сделки ОПЕК+ во втором полугодии и ближе к концу года ситуация выровняется и продавцы получат цену в районе 42 долларов за баррель, что, в общем-то, вполне бы устроило всех", – уточняет Игорь Юшков, аналитик Финансового университета при Правительстве РФ.

Аналитик говорит, что в целом положение дел после сделки стало выравниваться во всем мире, несмотря на то, что отдельные страны не до конца выполняют собственные обязательства по сокращению добычи и продаже нефти.

"Однако российский бюджет в 2020 году будет в безусловном проигрыше даже не от цены, а от того, что объемы проданной нефти и соответственно поступлений сократятся, это так. На какие величины, пока непонятно. Вроде бы самый пик ограничений по соглашению мы уже прошли в мае-июне, когда вынуждены были недопоставить на рынок до 2,5 млн баррелей в месяц. Сейчас потихоньку ограничения будут сниматься, но процесс пойдет медленно и плавно, потери в бюджете будут", – говорит Юшков.

От себя добавим, что на момент подготовки материала не было консолидированной статистики по отраслям российской промышленности и секторам экономики за истекшие 6 месяцев 2020 года, что позволило бы более объективно оценить ущерб. Разумеется, потери фиксируются на многих и многих направлениях, сильно пострадала сфера услуг в крупных городах-мегаполисах. С другой стороны, самые мрачные прогнозы и крики по типу "Все пропало!" все-таки, к счастью, также далеки от объективной картины.

Поэтому пока остается лишь воспользоваться народной мудростью про цыплят и осень, когда считают птицу.


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики