Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Рынок Китая и вторая фаза COVID-19 определят политику РФ по ОПЕК+

Рынок Китая и вторая фаза COVID-19 определят политику РФ по ОПЕК+

Рост нефтяного спроса в мировой экономике может привести к отказу России от ОПЕК+, считает руководитель специальных проектов Фонда национальной энергетической безопасности Александр Перов

Ситуация на нефтяном рынке неоднозначна

Международное энергетическое агентство (МЭА) прогнозирует снижение поставок нефти странами, которые не входят в ОПЕК, до 62,65 млн баррелей в сутки в 2020 году. Относительно показателя 2019 года добыча снизится на 2,98 млн баррелей, причем в прошлом отчете говорилось о снижении на еще большую величину. Поэтому прогноз МЭА говорит об улучшении ситуации.

Для России все это чувствительно. Мы подписали соглашение ОПЕК+ и обязаны снизить добычу нефти на 2,4 млн баррелей в сутки.

В реальности цифра потерь будет ниже, поскольку она отсчитывается не от уровня добычи на момент подписания ОПЕК+, а от более высоких величин. Впрочем, ОПЕК+ все равно приведет к сокращению российской добычи на как минимум 1,8 млн баррелей в сутки.

Учитывая, что Россия не входит в картель ОПЕК, то львиная часть этого сокращения будет происходить за наш счет. В результате со стратегической точки зрения для России создается невыгодная ситуация, которая диктует выход из соглашения с картелем ОПЕК сразу после восстановления мирового спроса на нефть и нормализации ситуации в мировой экономике.

«Такие прогнозы подтверждают сомнения в регулирующей силе ОПЕК+. Это неслучайно, и мы видели, как происходили прошлые переговоры в этом формате. Тогда только Саудовская Аравия брала на себя обязательства по сокращению», - констатирует Перов.

Данная ситуация привела к саудовскому ультиматуму в марте текущего года. Он обернулся падением цен на нефть и началом ценовой войны, которую коронавирус лишил смысла. Саудиты не выдержали первыми, но Россия также пошла на уступки из-за того, что «коронакризис» привел к остановке мировой экономики и к значительному падению спроса на нефть.

Создалась ситуация, когда добытое сырье стало некуда сбывать – возник риск заполнения всех мировых хранилищ, а это гораздо опасней для нефтяных производителей, чем низкие цены на сырье.

Для саудитов эта проблема еще шире, чем для России, поскольку у Саудовской Аравии нет экспортных нефтепроводов, а продажа сырья осуществляется танкерным флотом, который часто используется для хранения нефти. Поэтому кроме снижения добычи на 2,4 млн баррелей по ОПЕК+, саудиты дополнительно уменьшили свою суточную добычу на 1 млн баррелей.

«Еще до создания ОПЕК+ в картеле амбразуру загораживала Саудовская Аравия, создававшая нужный диапазон цен», - резюмирует Перов.

Другие страны ОПЕК+, включая Россию, начали шевелиться и сокращать добычу только после того, как случился шок в мировой экономике, но у экспертов есть большие сомнения, что подобная ситуация продлится длительное время.

«Именно эти сомнения и проскальзывают в прогнозе МЭА. Когда есть профицит предложения, страны ОПЕК+ сокращают добычу, а когда ситуация стабилизируются, они начинают менять свою политику», - заключает Перов.

Если брать производителей нефти вне ОПЕК+, то они не имеют договорных ограничений и регулируют свою добычу спросом. Там не все радужно, и это видно по сланцевой нефти в США, но стимулов к сокращению добычи у них меньше.

«Пока непонятно, как будет продлено соглашение ОПЕК+, поэтому все прогнозы по добыче нефти связаны с данным фактором. Непонятно, смогут ли страны ОПЕК+ взять на себя обязательства по соглашению на 2021 год и соблюдать их», - констатирует Перов.

Позицию РФ определит нефтяная конъюнктура

С каждым месяцем в России будет нарастать недовольство условиями ОПЕК+, причем процесс будет усиливаться в случае восстановления мировой экономии. Пока восстановление сдерживается угрозой второй фазы коронавируса, но позитивные сдвиги видны.

Нефтяные компании не могут снижать или повышать свою добычу по мановению палочки. Это требует для них сложной технической процедуры, каждая из которых предполагает время и дополнительные финансовые издержки.

В России существует как лобби, которое выступает за выход из ОПЕК+, так и лобби сторонников продолжения сотрудничества с картелем.

«Многие нефтяники выражали протест против участия в ОПЕК+, а знаковой является позиция «Роснефти», - резюмирует Перов.

Глава «Роснефти» Игорь Сечин не раз высказывался, что сделка «ОПЕК+» является тормозом развития российской нефтяной отрасли. Это, как отмечает эксперт, подтверждает, что России данные ограничения неприятны, особенно в долгосрочном плане.

«Главный вопрос в том, как Россия будет соблюдать условия ОПЕК+. Это зависит от развития от ситуации на нефтяном рынке. Есть негативные новости из Китая, который может столкнуться с дефицитом мощностей по хранению нефти. Китайский рынок оказался полностью затоваренным – они набрали нефти в ситуации, когда она была дешевой», - заключает Перов.

Если такое произойдет, то это может снова обрушит нефтяной рынок, как это уже было в марте-апреле 2020 года.

«Поэтому что-то прогнозировать сложно. Действует фактор второй волны COVID-19, который точно окажет влияние на мировой рынок нефти, и России придется на него реагировать, пусть нам все эти ограничения не выгодны», - констатирует Перов.

Автор: Дмитрий Сикорский

Источник: Экономика сегодня, 10.07.2020 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики