Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Соединенные Штаты могут пойти на крайнюю меру»

«Соединенные Штаты могут пойти на крайнюю меру»

Константин Симонов — о новых санкциях США против «Северного потока-2»

США введут дополнительные санкции против газопроводов «Северный поток-2» и «Турецкий поток». Госсекретарь Майк Помпео посоветовал иностранным инвесторам «немедленно убираться оттуда», иначе, по его словам, «будут последствия». В конце прошлого года американские власти уже вводили ограничения против «Северного потока-2». Они коснулись прежде всего иностранных инвесторов. Из-за угрозы оказаться под ограничениями швейцарская компания Allseas, которая прокладывала трубы, вышла из проекта. А в июне американские сенаторы подготовили новый законопроект, по которому даже при завершении строительства газопровода компания Nord Stream 2 не сможет запустить его. При этом сейчас газета The Wall Street Journal отмечает, что очередное заявление госсекретаря Майка Помпео не означает, что новые санкции немедленно введут. Это просто дает старт обсуждению этого вопроса в администрации. Ведущий “Ъ FM” Марат Кашин обсудил заявления госсекретаря США с директором Фонда национальной энергетической безопасности Константином Симоновым.

— Могут ли США помешать достроить «Северный поток-2»? Или это уже невозможно? Или речь идет именно о попытке не дать ему запуститься?

— Препятствование запуску — это совершенно отдельная история. При этом Соединенные Штаты могут принять санкции, запрещающие поставки российского газа, но это будет такой серьезный вызов для Европейского союза, но это возможно.

Давайте попытаемся разобраться для начала с заявлениями Помпео. Он сказал, что компании должны немедленно убраться из строительства «Северного потока-2», апеллируя к закону CAATSA, но, вообще-то, этот закон был принят еще летом 2017 года. Получается, Помпео апеллирует к закону, который, по его версии, бездействовал три года. А теперь вдруг Соединенные Штаты говорят: кстати, у нас же есть этот закон, кто не выполняет, срочно из этого проекта убирайтесь. К сожалению, США сейчас активно используют практику так называемых трансграничных санкций, то есть они вводят ограничения по отношению к странам, которые к ним никакого отношения не имеют. «Северный поток-2» строится в Балтийском море, но Соединенные Штаты говорят: нам этот проект не нравится, мы считаем, что он политический. При этом там логики нет никакой. С одной стороны, Помпео говорит, что все проекты, которые усиливают энергетическую зависимость от Кремля, опасны, но, например, в версии американцев транзит через Украину — это нормальная история, хотя тот же самый российский газ вроде как усиливает какую-то зависимость европейцев от этой истории. Получается, что по украинской трубе можно качать России газ, а по «Северному потоку-2» — нельзя, почему-то именно через него влияние каким-то образом будет расти. Видимо, Украина как-то это влияние демпфирует, не знаю.

Но я напомню, что швейцарская компания Allseas, которая действительно ушла из проекта, ушла не из-за санкций в рамках закона о противодействии противнику в Америке, закона CAATSA, а в рамках новых санкций, которые были внесены в оборонный бюджет. Соответственно, в декабре 2019 года они покинули эту историю. Но Помпео, еще раз повторю, апеллирует не к последним санкциям, а еще к этому самому закону, который три года функционирует. При этом, когда он говорит, мол, все убирайтесь из проекта, возникает такой очень простой вопрос: а кто там остался из партнеров? Сразу приходит на ум пять европейских компаний, которые софинансировали этот проект. Известно, что европейские регуляторы запретили им быть акционерами, но они сказали, что этот проект для них важен, они в нем изначально участвовали, они проект не бросят и внесут финансирование в соответствии с планируемыми долями. Так эти компании все внесли, от них никаких денег уже не требуется.

В этом плане сейчас ситуация такова, что у «Газпрома» есть судно «Академик Черский» и баржа «Фортуна». «Газпром» собирается при помощи этих двух судов достраивать этот проект. Иностранные партнеры все, кто испугался, уже разбежались, то есть совершенно не понятно сейчас, к кому конкретно эти санкции применять там.

Можно, опять же, не знаю, каких-нибудь поставщиков бумаги в офис Nord Stream 2 преследовать санкциями или еще кого-то. То есть гипотетически при желании можно найти, что где-то в компании Nord Stream 2 используют что-то иностранное, например, летают иностранными авиакомпаниями, и против них вводить санкции, но так, конечно, можно дойти до абсурда. Если мы говорим про серьезные истории с точки зрения трубоукладки, то все это «Газпром» намерен делать собственными силами. 3 августа, как известно, истекает срок апелляции по решению Дании, которая разрешила трубоукладку судам, не имеющим динамического позиционирования, то есть баржа «Фортуна» сможет приступать к работам. Непонятно, кому сейчас Помпео говорит убираться из проекта, потому что все ушли уже.

— Мы приходим к тому, что мы знали до этого заявления Помпео, что есть суда, которые могут достроить газопровод. Так это блеф или США действительно могут ввести санкции? И если предполагать, что все партнеры Nord Stream 2 на нашей стороне, может ли Берлин принять на себя удар?

— Знаете, я лично считаю, что Соединенные Штаты, на самом деле, могут пойти на крайнюю меру. Совершенно не исключаю, что США могут ввести санкции уже не против «Северного потока-2», а просто могут сказать, что российский газ является политически опасным, любой российский газ, и они вводят санкции вообще против российских энергоносителей. Но понятно, что дальше совершенно непредсказуемая будет история. Помпео, кстати, предельно цинично говорит: «Мы готовы европейцам предоставить сами этот газ». То есть открытым текстом он говорит, что они убирают конкурента с рынка.

Но, с другой стороны, когда вы имеете дело с ситуацией, когда 35-38% рынка контролируется Россией (она является поставщиком), как вы возьмете и уберете ее?

В 2020 году ситуация относительно комфортная для покупателя. Но ясно, что она будет меняться, и вы треть рынка сейчас по щелчку альтернативными поставщиками, какой бы там профицит ни был на рынке, не замените. И для европейцев, если такие санкции будут введены, это серьезный вызов. Неслучайно Германия сейчас открыто сопротивляется такому жесткому прессингу, потому что в реальности получается, что решение по европейской энергетике принимаются не в Европе, а в Вашингтоне — просто присылаются директивы, и дальше их надо выполнять. Ситуация, согласитесь, крайне неприятная для немцев и для европейцев в целом.

Источник: Коммерсантъ FM, 15.07.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики