Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Сейчас вы узнаете все про Федуна: не бычит на переговорах, защищает «Лукойл» от поглощения, всегда находит крайнего

Сейчас вы узнаете все про Федуна: не бычит на переговорах, защищает «Лукойл» от поглощения, всегда находит крайнего

Карьера и методы босса «Спартака»

К Леониду Федуну снова много вопросов. Из «Спартака» уволен Томас Цорн – немецкий менеджер, которого наняли ровно год назад со словами «у него карт-бланш работать до 2023 года». Клуб уходит в очередную перестройку – они случаются у каждой команды, но в «Спартаке» Федуна как будто каждый год.

Чтобы понять управленческие методы человека, которого считают владельцем самой титулованной команды России, Sports.ru поговорил с полутора десятками людей – теми, кто работал с Федуном, или внимательно изучал его карьеру.

Из этого текста вы узнаете:

  • Как началась карьера Федуна: кто пригласил его заниматься нефтью
  • Что конкретно он делает в «Лукойле»
  • Какая у него манера общения и репутация в нефтяной индустрии. Спойлер: нетипичная для этой отрасли
  • Почему его считают врагом Игоря Сечина
  • Лезет ли в дела «Спартака» главный босс «Лукойла» Вагит Алекперов, у которого тоже есть акции клуба

Тридцать три года назад молодой выпускник военной академии имени Дзержинского Леонид Арнольдович Федун поехал по заданию общества «Знание» почитать лекции в Когалым. Площадь города – 153,5 квадратных километра, расстояние от Москвы – три с лишним тысячи километров. В переводе с хантыйского «когалым» означает «гиблое место». Но для Федуна получилось наоборот.

В 70-х неподалеку от Когалыма нашли нефть, население региона выросло с нескольких сот до нескольких десятков тысяч – в основном за счет нефтяников. Именно к ним на неделю и поехал лектор Федун. На одну из лекций пришел замгендира «Когалымнефтегаза» Виталий Шмидт, который позже станет одним из топ-менеджеров «Лукойла» и которого в 1997 году найдут мертвым в возрасте 48 лет в его московской квартире после обеда, состоявшего из пельменей и двух рюмок водки. Шмидт рассказал о Федуне своему боссу Вагиту Алекперову, следующая встреча уже была на троих. Федун произвел мощное впечатление на Алекперова.

Так поездка в «гиблое место» изменила всю жизнь Федуна.

Федун и 90-е: прожил неделю в аэропорту на водке и котлетах, говорит, что было время конкуренции (которой сейчас нет)

В 1989-м Вагит Алекперов переехал в Москву, получив пост замминистра нефтяной и газовой промышленности СССР. Год спустя у него появилась идея сделать госкорпорацию из нефтяного комплекса СССР. По сути, он хотел, чтобы добычей и перевозкой нефти (за нее отвечал Миннефтепром), нефтепереработкой (Миннефтехимпром) и сбытом (все бензоколонки СССР) занималась одна компания. Переговоры прошли неудачно, поэтому Алекперов создал корпорацию из «Лангепаснефтегаза», «Урайнефтегаза» и «Когалымнефтегаза» (плюс несколько перерабатывающих предприятий) – так и появился «Лукойл». «Я тогда в разных инстанциях подвергся резкой критике за то, что «разрушаю отрасль». Но мы устояли», — говорил Алекперов.

А дальше началась приватизация. Советский Союз развалился, российский закон, по выражению Михаила Ходорковского, позволял творить немыслимые для Запада вещи. Ценнейшая собственность буквально сама шла в руки. В интервью PBS Борис Березовский описывал ситуацию так: «Советские бюрократы не верили, что капитализм победит. За 10 тысяч долларов чиновник отдавал тебе право на собственность. Он даже мысли не допускал, что этот завод останется в частных руках. Он был уверен, что придут Красные и заберут его обратно». Чтобы возглавить «Лукойл», Алекперов использовал возможности, которые давал хаос эпохи приватизации и связи министра нефтянки. В 1993-м компания стала открытым акционерным обществом, четыре года спустя Алекперов впервые попал в американский Forbes. Его состояние оценивалось в 1,4 млрд долларов.

К тому времени в Москву по приглашению Алекперова вернулся и Федун. В 1994-м его назначили вице-президентом «Лукойла» (ему не было и 40), из армии он уже уволился в звании полковника. 90-е Федун вспоминает комплиментарно. «Чем была хороша та система? Все компании конкурировали благодаря своим технологиям, интеллектуальным ресурсам, желанию работать. Но сейчас этот механизм сломан», – сказал он однажды.

Как и у всех, кто разбогател в 90-е, у Федуна есть любимая история о той эпохе. «Однажды, году в 1990-м, когда я был в Западной Сибири, из-за сильной метели не мог почти неделю вылететь из Сургута, – вспоминал он в интервью «Ведомостям». – И все это время я жил в ящике из-под телевизора. Другие могли с ума сойти, а я спокойно относился к происходящему… Я 20 лет служил в армии, которая научила меня спокойно относиться ко всему». Ящик Федуна, по его словам, стоял в аэропорту под лестницей. Гостиницы в городе не было, транспорт не ходил. Федун говорит, что пережил этот период на ишимской водке и синих котлетах, а грелся и высыпался в только-только открывшихся видеосалонах.

Роль Федуна в «Лукойле»: превратил его в корпорацию. Роль Алекперова в «Спартаке»: просто акционер

Еще до развала Советского Союза Алекперов понимал, что будущую компанию нужно строить в традициях западного капитализма. В 1990-м он вызвался возглавить группу советских нефтяников, поехавших в Британию по приглашению British Petroleum. В той поездке Алекперов забросал менеджеров BP вопросами, как работает современная нефтяная корпорация.

Алекперов хотел, чтобы «Лукойл» был действительно экономически эффективным. Для этого нужно было сломать советскую систему, в которой за поиск, добычу и продажу нефти отвечали разные организации. Он верил в вертикальную модель, где все происходит под одной крышей. Построить эту модель помог именно Леонид Федун.

Федуна-бизнесмена часто подозревают в несамостоятельности – что любое важное решение он согласовывает с Алекперовым. «Федун воспринимается не как подчиненный, скорее, как партнер Алекперова, – говорит Sports.ru Алексей Панин, основатель консалтинговой компании Urus Advisory. – Но Алекперов – ключевой акционер «Лукойла», автор компании. «Лукойл» – это прежде всего детище Алекперова. Без Федуна в каком-то виде компания, наверное, могла бы состояться. Без Алекперова – нет».

Тем не менее многие собеседники Sports.ru признают: именно Федун наладил процессы в компании, превратил ее из фирмы по выкачке нефти в настоящую огромную корпорацию.

«Алекперов и вся его тогдашняя команда были глубоко советскими нефтяниками, – объясняет Sports.ru бывший замминистра энергетики Владимир Милов. – Федун – тот, кто помог выстроить им акционерную структуру. Его нельзя считать невлиятельным человеком. По сути, во многом он держит Алекперову корпорацию. Все-таки в современном мире недостаточно просто качать по трубе черную жидкость, нужно заниматься корпоративным управлением. В этом смысле он ключевая фигура, второй крупнейший акционер, реальный совладелец. И вся инвестиционная политика компании во многом исходит от него.

Мне сложно назвать что-то проектом Федуна. Его наследие – именно корпоративно-акционерная структура «Лукойла». Из кучи разрозненных объединений создали глобальную компанию, один из лучших российских активов. Нефть добывал и перерабатывал много кто, а корпоративную махину по сути удалось сложить только двум – «Лукойлу» и ЮКОСу.

***

Понятно, что Федун делает в «Лукойле», а что Алекперов делает в «Спартаке»? Этот вопрос обострился в январе 2019-го, когда у Алекперова обнаружили даже больший пакет акций «Спартака» (36,7%), чем у Федуна (32,7%). В октябре 2018-го Sport24 писал, что Алекперов решал будущее Карреры, а в апреле 2019-го – участвовал в увольнении вице-президента Наиля Измайлова и генерального директора Сергея Родионова.

Тем не менее источник Sports.ru, знакомый с ситуацией, говорит, что Алекперов не занимается «Спартаком» вообще: «Ему футбол не интересен. Он считает, что это дело, которое не должно занимать его время. Это миф, что Алекперов принимает решение по каким-то конкретным вопросам. Да, Алекперов ходил на «Спартак» в чемпионский сезон. Но понятно, что его приглашали. Алекперов не занимается регулярным управлением. Он может на что-то повлиять, но не занимается этим, к нему не идут согласовывать отставку Карреры».

Манера общения Федуна: не бычит, не навязывает мнение. В «Газпроме» другой стиль

Собеседники Sports.ru описывают репутацию Федуна и Алекперова в нефтяной индустрии так: вменяемые люди, с которыми можно вести продуктивный аргументированный диалог. Милов отмечает, что для нефтянки это исключение.

В 2002-м Милов был в совете директоров Компании проектной приватизации – государственной организации, которая продала на Лондонской бирже 5,9% государственных акций «Лукойла». «Мы это планировали в июле 2002-го, но вынуждены были отложить, – вспоминает бывший замминистра. – Тогда цена на нефть упала, и конъюнктура была не очень хорошей. Это было очень тяжелое решение. Ночами сидели в Morgan Stanley с Браверманом (первый замминистра имущественных отношений – Sports.ru), Грефом, Федун с Алекперовым тоже там были. Конечно, они хотели, чтобы мы все равно продали. Им важно было меньше государства в капитале, это была последняя госдоля в «Лукойле». Они говорили: надо разместить [прямо сейчас на Лондонской бирже]. Но давления, попыток устроить истерику не было. В итоге отложили и продали в декабре, когда цены отросли.

Они вели себя корректно, никто не пытался бычить. Я представляю, что устроили бы газпромовцы. Они бы начали давить, звонить Путину, шантажировать. Эти – нет, вели себя корректно. Они говорят: «Мы понимаем вашу мотивацию, все равно считаем, что надо сейчас продавать». Разговор получился конструктивный. Сделка в итоге принесла почти миллиард долларов.

С «Газпромом» разговор всегда шел на других тонах: типа мы хозяева. В конце 90-х я регулировал «Транснефть» в Федеральной энергокомиссии, и там тоже шли постоянные разборки.

В 1998-м была история, когда перед дефолтом нефть упала до 9 долларов за баррель. Нефтяники тогда в убыток торговали. Но Федун — в отличие, например, от Калюжного (бывший министр топлива и энергетики – Sports.ru), с которым невозможно разговаривать, он сразу начинает бычить, материться, орать — себя проявлял нормально. Он всегда спокойный. Никогда у него не было элемента «я пахан». У юкосовцев это было, хотя не у Ходорковского лично. У тнкшников было. Герман Хан (до 2013-го входил в правление ТНК – Sports.ru) – полная противоположность Федуну, помните про него в Wikileaks писали, что он человек с золотым (хромированным — Sports.ru) пистолетом? В комнату, где Хан, лучше не попадать. Сферический идеал абсолютного хама с самомнением и презрением к окружающим».

Я спрашиваю, не мешала ли Федуну такая интеллигентность. «Я бы не сказал что он мягкий, просто нормально разговаривает, – объясняет Милов. – К тому же у «Лукойла» же всегда была аура успешных ребят. В середине 90-х они привели в порядок убитую нефтянку. Добыча с 2000 года выросла быстрыми темпами. И обычно зачем в правительство приходят? Что-то попросить. А эти ничего не просили – только когда был кризис 98-го. Да еще и привозили передовые технологии. Пока ЮКОС не стартовал, «Лукойл» был первый в отрасли, к нему относились с подчеркнутым уважением.

Понятно, что от руководителя такого ранга требуется какая-то жесткость, но Федун никогда не был в моем списке мудаков, с которыми не хочется общаться. Он очень конкретный. Ты хорошо понимаешь, что надо этому человеку.

Он не мягкий, но нормальный бизнесмен. Он говорил: «Если вы не сделаете так, как мы говорим, то вам будет здесь, здесь и здесь плохо. Это ошибка. Так делать нельзя. Но окей, если это ваше решение, то ладно».

«Лукойл» Алекперова и Федуна vs «Роснефть» Сечина: поссорились в начале нулевых (если не раньше). Федун помогает обороняться

Одна из вечных тем российской нефтяной индустрии – слухи о поглощении «Лукойла» (рыночная капитализация – 3,4 трлн рублей) «Роснефтью» (рыночная капитализация – 3,7 трлн рублей) Игоря Сечина.

«Роснефть» известна агрессивной политикой: в разные годы компания приобрела значительное количество активов ЮКОСа, а также ТНК-BP и «Башнефть». Милов уверен: у Федуна и Сечина плохие отношения. «Моя версия в том, что путинские сначала хотели отобрать не ЮКОС, а «Лукойл», – предполагает он.

Уверенно можно говорить, что отношения между Сечиным и «Лукойлом» (и вообще русской нефтянкой) сильно испортила покупка «Роснефтью» в начале 2003 года «Северной нефти» – небольшой компании, которой принадлежало месторождение вал Гамбурцева в Тимано-Печорской (Республика Коми) нефтяной провинции. Скандал случился из-за того, что «Лукойл» исторически считал Тимано-Печору своей вотчиной, а тут появился очевидный конкурент. «Роснефть» купила «СН» у бывшего замминистра финансов Вавилова, переплатив по некоторым оценкам вдвое.

Агрессивная политика компании Сечина постоянно провоцирует слухи о скором поглощении «Лукойла» «Роснефтью», а Алекперову приходится их опровергать. В 2017-м в интервью Financial Times он сказал: «Башнефть» продавалась, а «Лукойл» нет. Не существует другого механизма покупки, если мы не продаемся». В 2018-м он сказал, что у «Роснефти» не хватит денег на «Лукойл».

Насколько это поглощение вообще возможно? Алексей Панин в интервью Sports.ru говорит, что это маловероятно. «На мой взгляд, эти слухи преувеличены. Наверное, такой риск мог быть до поглощения «Роснефтью» «Башнефти», потому что им действительно тогда нужно было нарастить добычу».

Панин также объяснил, почему сейчас точно неподходящее время для поглощения «Лукойла»: «Думаю, отношения между такими компаниями – вопрос стратегической ресурсной безопасности страны. Они согласовываются на самом высоком российском уровне. На рынке сейчас не лучшее время для слияний и поглощений. Когда речь идет о покупке или продаже ресурсной компании, стоимость которой зависит от конъюнктуры цен, всегда нужно попасть в точку, когда не слишком дорого (зачем продавать сверхприбыльный актив) и не слишком дешево (зачем продавать актив на дне рыночной стоимости). Сейчас компании ближе ко дну, не вижу хороших стартовых условий для любых сделок, тем более стратегических».

Директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов уверен в обратном: «Лукойл» ведет войну за независимость, Федун – участник этой войны.

«[Во многом его заслуга], что «Лукойл» появился на свет и до сих пор жив как крупнейшая частная компания России, – говорит Симонов. – Сейчас отрасль почти вся государственная. Поверьте: последние 10 лет было очень много попыток поглотить «Лукойл», устроить корпоративную войну, убедить [Алекперова и Федуна] продать компанию.

Я думаю, что Федун тоже за GR (выстраивание отношений с госструктурами – Sports.ru) на высшем уровне отвечает. Он же не просто лектором был от общества «Знание», у него наверняка были коммуникации во властных структурах (на момент поездки в Когалым Федун был преподавателем Военной академии им. Ф. Э. Дзержинского – Sports.ru), за 30 лет они наверняка только расширились. «Спартак» – тоже форма коммуникации с властью. За клуб достаточно чиновников средней руки болеет, да тот же Лавров. Это ресурсы.

На официальные встречи с Путиным ходит Алекперов, он первое лицо компании. Но я убежден, что на неформальном уровне Федун тоже участвует в обороне «Лукойла». Судя по результатам – довольно успешно. Конкретных показательных историй про это нет, потому что значительная часть этой борьбы проходит на теневом уровне. Вы не увидите это в публичном пространстве».

Симонов называет две главные причины независимости компании Алекперова и Федуна.

1. У «Лукойла» высочайший авторитет в отрасли. Традиционно больше всего уважают «Лукойл» и «Сургутнефтегаз», они считаются наиболее современными и гибкими. «Лукойл» очень крупный и хорошо развивающийся актив, который платит налоги, просто так его не поглотить. «Вы же понимаете, что такие решения без Путина приниматься не могут, – говорит директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. – Я думаю, Путин тоже понимает: если всю нефтяную индустрию отдать «Роснефти», не факт, что это все будет развиваться эффективно и хорошо».

2. Алекперов – фигура хоть и не из ближнего круга Путина, но у него тоже достаточно связей. Он хорошо понимает, как общаться с властью, к тому же у него достаточно сильные позиции за рубежом: в Азербайджане, на Каспии, в Ираке, в арабском мире.

«Возможно, это (борьба за независимость «Лукойла») в большей степени принципиально для Алекперова, «Лукойл» – дело всей его жизни», – предполагает Симонов.

Тем не менее недавно именно Федун выступил с очень громкими словами, которые восприняли как критику Сечина.

Весной Федун раскритиковал сделку, которая считается креатурой Сечина

6 марта Россия объявила, что выходит из сделки ОПЕК+ – соглашения с Организацией стран-экспортеров нефти об ограничении добычи нефти. ОПЕК предлагала продлить договор до конца года (с дополнительным ограничением добычи), аргумент – падение спроса на нефть из-за коронавируса. Россия настаивала на сохранении уровня добычи и была готова выполнять условия соглашения еще максимум три месяца. В конце концов переговоры прекратились. Россия отказалась от обязательств и сняла вообще все ограничения на добычу нефти.

Россия вошла в сделку ОПЕК+ в 2016-м, когда цены на нефть рухнули примерно до 30 долларов за баррель (самые низкие за 12 лет). Благодаря в том числе сделке нефть тогда вернулась на уровень 50-60 долларов за баррель. Выход из соглашения означал, что предложение нефти на рынке перестало что-либо ограничивать – и, следовательно, цены на нефть остались без поддержки. В результате случился самый серьезный обвал цен за 11 лет: меньше чем за две недели в марте цена на нефть марки Brent упала с 50 до 25 долларов.

По информации The Bell, инициатором выхода из сделки ОПЕК+ стал Игорь Сечин. 1 марта Владимир Путин встретился с правительством и главами нефтяных компаний во Внуково-2. На этой встрече все нефтяники, кроме Сечина, были за сохранение существующих ограничений по добыче. Но их мнение ничего не решило – цену на нефть отпустили в тяжелейшее для отрасли время.

Самым статусным человеком российской нефтянки, публично раскритиковавшим выход из сделки, оказался именно Федун. «Это очень неожиданно, нерациональное, мягко говоря, решение, — сказал он The Bell. — Россия будет терять на нем от 100 до 150 млн долларов в день».

10 апреля Россия и Саудовская Аравия все-таки договорились о снижении добычи – на рекордные 10 млн баррелей в день, хотя изначально разговор шел о снижении на 1,5 млн баррелей в день. Леонид Федун снова выступил, сравнив условия нового соглашения с Брестским миром. «Я бы привел пример Брестского мира, когда большевики в 1918 году были вынуждены по различным причинам пойти на сделку с Германией, которая была унизительной и тяжелой», – сказал он.

Разумеется, заявления Федуна восприняли как критику Сечина.

«Я очень удивлен, что он так выступил, – говорит про слова Федуна бывший замминистра энергетики Владимир Милов. – Это правда рискованная история – наезжать на Сечина. При этом я на сто процентов уверен, что он все обсудил с Алекперовым. Один из признаков – то, что Федун выступил не один раз. Если бы Алекперову это не понравилось, он бы после первого раза еще сказал, и Федун прекратил. Я думаю, это их коллективная позиция. Видимо, накопилась злость на Сечина».

Милов при этом уверен, что не стоит считать наезд на Сечина наездом на Путина. Говорит, что Федун и Алекперов лояльны президенту в силу бюрократического менталитета. Разобравшись, как устроена система, они делают все, чтобы занять в ней достойное место, и не видят перспектив в борьбе. «Путина они считают человеком, с которым можно решать вопросы, – утверждает Милов. – Думаю, Путин их поддерживал и защищал. То, что их по-настоящему не пытались поглотить, показывает, что у Алекперова и Федуна хорошие отношения с Путиным. Путин и стадион же поддержал.

Основатель консалтинговой компании Urus Advisory Алексей Панин призывает не считать слова Федуна критикой конкретно Сечина. «Я считаю, это показатель общего раздражения Федуна ситуацией. Вообще это риторика по Сократу. Медиа написали, что инициатором срыва сделки ОПЕК+ был Сечин, Федун покритиковал срыв сделки, значит, Федун критикует Сечина. Но я не могу сказать, что это был персонифицированный наезд [Федуна]. Сечин не решает в одиночку вопросы нефтегаза такого масштаба».

Федуна воодушевил интерес «Лукойла» к футболу, сначала он думал о покупке ЦСКА

Федун купил московский клуб в 2004-м у Андрея Червиченко. В разных источниках называются суммы от 50 до 70 млн долларов. Червиченко тоже работал в «Лукойле», но говорит Sports.ru, что с Федуном до разговора про «Спартак» особо не контактировал.

«Мы пересекались, но практически не общались. Он относился к области нефтяников: переработка, реализация нефтепродуктов. Его сфера – финансы, рынки, акции. Пересечений было мало.

Он спокойный и уверенный в себе. Сидел в маленьком кабинете. Некоторые в «Лукойле» решали меньше, а кабинеты у них были больше. Федун пришел в эту компанию не из нефтянки, а из военных (отец Федуна был главным хирургом ракетных войск СССР, сам Леонид – полковник запаса, провел детство на Байконуре, служил в ракетных войсках – Sports.ru), но смог стать в ней вторым человеком. Он непростой и хитрый, но это в положительном смысле», – вспоминает Червиченко.

Еще до истории со «Спартаком» у «Лукойла» были спортивные направления. Компания спонсировала гандбол, лыжников. В ранние 2000-е у российского футбола было не так много денег, и все клубы искали, на кого опереться. «Тогда по компании и пошел слушок, что «Лукойл» хочет участвовать в футболе, – говорит Червиченко. – Федун сначала думал об армейцах. Вообще людей, которые любят футбол, в компании было предостаточно, но процесс заострился на Федуне. Сначала был спонсорский контракт «Лукойла» и «Спартака», где-то через год он заговорил, что хочет стать полноправным участником процесса.

Это не как в кино показывают – все сели за столом, поправили галстуки, начали друг другу мозг выносить. В обыденной жизни все гораздо проще: мы просто встречались где-то раз в неделю, говорили, расходились. Примерно каждый понимал, что хочет, никто сильно не упирался – ни я, чтобы отдать, ни он, чтобы купить. Правда, затянулось на пару лет, потому что он частями покупал. Но приключений не было: поговорили – разошлись».

Бывший владелец «Спартака» утверждает, что тогда был целью информационной атаки, и намекает, что это могло быть дело рук Федуна. «Был какой-то клоун с порезанной мордой, где-то догавкался, ему рот порвали. Работал в газете «Совершенно секретно», писал гадости в мой адрес – народную команду обворовали, что-то там про деньги в Монако. Он в офис к нам ходил, мы его чаем поили, а он у нас документы воровал. Я изучил вопрос – выяснилось, что он имел определенную премию со своих пасквилей».

Я спрашиваю, был ли косвенно в этом замешан Федун. «Может, косвенно, может, не косвенно. Скажем так, не все бабуины прыгают по своему умственному разумению», – отвечает Червиченко. Фамилию журналиста он вспомнить не смог (скорее всего, Червиченко говорил про Алексея Матвеева, на которого нападали в 1994-м, когда он работал в «Российской газете»).

Бывший владелец «Спартака» говорит, что не общался с Федуном лет 15. «Лет 5-6 назад пересекались-здоровались. Последние года три, даже находясь в одном пространстве, не встречаемся взглядами. Почему? Не знаю. Мне все равно. А Федуну, наверное, не очень нравятся мои высказывания. Я же говорю, что думаю».

Федун в «Спартаке»: доверяет, но умеет переложить вину, изучает игроков перед большими трансферами

Люди, поработавшие с Федуном в «Спартаке», описывают его как человека, который не участвует в оперативном управлении клуба (хотя ходит на все матчи). Он принимает финальные решения глобального свойства, формулирует один из собеседников Sports.ru. Говорят, что Федун «до поры до времени уважает людей, которых выбрал и поставил».

Вот несколько историй от бывших работников клуба, которые иллюстрируют подход Федуна к «Спартаку».

1. «Он не из тех, кто если доверился людям, то будет указывать им, что делать, – говорит Sports.ru бывший пресс-атташе «Спартака» Владимир Шевченко. – Он просит результат. Если результат нормальный, то на пути к нему ты все делаешь правильно. Подключается он, когда идет риск глобального ущерба».

Шевченко вспоминает, как Федун подключился за два дня до легендарного интервью Дмитрия Аленичева. «Мне позвонил Аленичев и говорит: «Я хочу пойти [рассказать все «СЭ»]». Я говорю: «Дима, не сходи с ума». Звоню Федуну: «Как разрулим?» Федун: «Вообще-то у меня есть принцип: солдат к генералу на прием напрямую не ходит. Может, перебесится?».

Я перезваниваю Диме [с предложением успокоиться], он мне: «Хорошо, я подумаю». Пару дней прошло, он выступил. Я думаю, Федун потом переживал, что не принял. Он, конечно, в этом не признается никогда. Он не верил, что Дима на это пойдет. Видимо, он с принципами, которые сформировались в «Лукойле», пытался управлять футболом.

За время, что я работал на «Спартак» Федуна, никто не добился разговора с ним».

2. В недавнем интервью Роман Павлюченко рассказал, что в «Спартаке» видел Федуна на базе два раза (игрок провел в «Спартаке» больше пяти лет). Шевченко подтверждает. «Это было его принципом, он его озвучивал: «А зачем часто? Зачем надоедать?» Он приезжал в начале сезона, чтобы поставить задачу и воодушевить. И в конце сезона. Это тоже доказывает, что он людям доверяет. Я назначил гендира, пусть он осуществляет текущее управление. Я назначил главного тренера, зачем мне ходить в раздевалку, указывать кого ставить? Я буду смотреть на результат, а в конце сезона либо премирую, либо уволю».

3. В 2005-м Федун назначил гендиректором Сергея Шавло, и это удивило даже самого Шавло. В разговоре со Sports.ru он вспоминает, что тогда у него не было адекватного управленческого опыта.

«Первая близкая встреча с Федуном – это мое назначение и.о. гендиректора. Был совет директоров. Я тогда был в роли селекционера. Я ответил на несколько вопросов, меня попросили выйти, я вышел. Потом меня пригласили и объявили решение меня назначить.

Федун разговаривал спокойно, по делу. Я ему сказал, что в этой роли не работал никогда. Он сказал: «Ничего, я беру на себя смелость тебя назначить». Когда мы начинали работать, он мне все объяснял, рассказывал. Хотя не было такого, как пишет пресса, что я по каждому вопросу ему звонил. Но глобальные вопросы, конечно, решались с ним.

Он не вмешивался, но как владелец клуба просил информацию о жизни клуба. Мы перезванивались, обсуждали, как идет работа, он давал задания. Все что касалось структуры клуба (то есть важных назначений и увольнений) и трансферов – это обсуждалось с ним. Я не помню ни одного случая, когда он давал советы тренеру или лез в тренировочный процесс. Он мог поговорить с тренером, спросить, какой будет состав, но на тренера никогда не влиял.

Нельзя говорить, что он не интересовался. Есть люди, которые все время торчат [на базе], но ничего не делают. Федун знал все новости, потому что был на связи со мной и Евгением Смоленцевым (человек без футбольного опыта, которого Федун пригласил из «Лукойла» в середине 2000-х; некоторые работники «Спартака» тех лет говорят, что он рулил клубом – Sports.ru). Автобус, поля, какие цены на покрытие, все это его интересовало.

У человека, который является одним из главных в «Лукойле», работы и так хватает. Но если у ребят были просьбы, он брал на карандаш – и все решалось. Иногда нам казалось, что он перебарщивает с какими-то вопросами. В год, когда мы стали вторыми, он ребятам машины подарил – трем лучшим игрокам, это его идея была.

Он пришел в раздевалку на «Локомотиве», когда сыграли вничью и получили путевку в ЛЧ, – рассказывает Шевченко. – Премировал автомобилями. Ковалевскому как лучшему игроку сезона он подарил «Хаммер». Титову, кажется, ML500 AMR. В тройке был и Быстров, который получил какой-то приличный седанчик. Вы и я были бы такому рады, а Быстров всегда же был скандальный парень. Он провел хороший сезон и был очень недоволен. Считал, его вклад недооценен».

4. По словам Шавло, в трансферах Федун участвовал так же, как во всем остальном. Максимум делегирования, участие только в решающей стадии.

Примеры – продажа Видича и Кавенаги, две главных сделки «Спартака» при Шавло. «Кавенаги не устраивало игровое время. Учитывая его стоимость и зарплату, мы рассмотрели предложение из Франции (аргентинца в итоге купил «Бордо» – Sports.ru). Сказали Леониду Арнольдовичу, он одобрил, трансфер прошел. Жалко, конечно, было, столько сил затратили на покупку Кавенаги. Хотя мы в принципе без больших потерь его отбили.

[В случае с Видичем] Федун по сути дал финальную отмашку. Он не участвовал в переговорах, не общался напрямую с «МЮ».

Однако другой спикер Sports.ru, знакомый с ситуацией, считает, что Федун гораздо более вовлечен в трансферы клуба. «Мое мнение: Федун, конечно, управляет «Спартаком», особенно трансферной кампанией. Я уверен, что [трансфер Гуса Тила] – это история, когда ему дали список с игроками, он попросил нарезки. Это не означает, что он постоянно следил за каким-то игроком. Просто, насколько я знаю, он смотрит каждого футболиста, кроме дешевых мелких игроков. Он может одобрить или не одобрить игрока, сказать, нравится он ему или нет.

Это нормально, президент не может давать 18 млн непонятно куда. Он должен либо стопроцентно доверять менеджеру, либо понимать, за что платит деньги».

6. Шевченко вспоминает, как Федун обсуждал с ним, нормально ли выдавить из клуба Владимира Федотова Станиславом Черчесовым. «Федун спрашивал меня: что я думаю про Черчесова? Я говорю: ужас, все против. Он: как тебе идея оставить его в засаде за спиной Федотова? Она в итоге сработала. Федотов знал, что Черчесов в засаде до первого промаха. Черчесов в итоге все людское из клуба вытравил».

Люди из «Спартака» подтверждают тезис об интеллигентности Федуна: в целом он обходится с людьми хорошо (в частности, никогда не кричит). Но при этом его важное качество – умение найти крайнего.

«Федун может быть внимательным к твоим нуждам, – говорит Шевченко. – Он хороший человек. Я единственный раз в жизни получил в подарок огромный букет цветов – от Федуна. Просто так. Не знал, что он знает про мой день рождения. Это был 2006 год».

Шевченко говорит, что Федун позвонил ему лично, чтобы сообщить об увольнении. И добавляет: Федун умеет посылать людей на смерть.

«Он правда хороший человек, – описывает бывшего босса Шевченко. – Он открывает душу, помогает чем может, вы с ним практически друзья. Только он не говорит заранее: «Если что-то вдруг, то вы пойдете в окружение, я вас не буду оттуда вытаскивать». И все равно ты думаешь: даже рядом повоевать приятно. И потом ты в общем-то претензий не имеешь, потому что к тебе относились по-людски.

Мы вместе воевали, а потом кого-то надо было принести в жертву. Есть генералы, есть младший офицерский состав. Иногда генералы посылают их на смерть. Это нормально.

Он имеет право, потому что теряет деньги. У него вся жизнь это деньги. Для него они важнее. Футбол для него отдушина от той скукоты и напряга, в котором он присутствует, будучи человеком, который каждый день может потерять или приобрести миллион долларов. Ему бы хотелось, чтобы все были здоровы и богаты. Но это невозможно».

***

В июне прошлого года, в день объявления об уходе из «Спартака» Дениса Глушакова, Федун заявил, что в 2023-м хочет отойти от управления клубом. План – передать контрольный пакет акций «Спартака» в некоммерческую организацию, членами которой станут все болельщики клуба.

В январе этого года Федун вернулся к теме и пообещал, что схему отработают до конца 2020-го. «Я стану простым болельщиком, как и все остальные, – говорит он. – У меня не будет права блокировки решений и результатов выборов. Правда, после этого в «Спартаке» уже не будет и моих личных денег».

Леонид Федун владеет примерно 10% акций «Лукойла». По оценке Forbes, его состояние – 6,3 млрд долларов.

Автор: Роман Мун

Источник: Sports.ru, 15.07.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики