Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Белый дом берет санкции против «Северного потока — 2» в свои руки

Белый дом берет санкции против «Северного потока — 2» в свои руки

«Северный поток — 2» стал заложником яростной внутриполитической борьбы и предстоящих выборов президента США. Обе стороны и отдельные политики соревнуются угрозами санкций и их последствиями, однако последний вариант, озвученный госсекретарем США Майком Помпео, может быть наименее вредным для балтийского газопровода из России в Германию.

Вчера, 15 июля, глава Госдепартамента США Майк Помпео заявил, что Вашингтон вводит дополнительные санкции к «Северному потоку — 2».

«Убирайтесь сейчас, или вы идете на риск», — эти слова госсекретарь адресовал инвесторам проекта.

Позже Госдепартамент уточнил заявление Майка Помпео. Речь идет о том, что теперь раздел 232 закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA) может распространяться и на «Северный поток — 2» и «Турецкий поток». Прямо сейчас санкции не вводятся, уточнили в Вашингтоне, но участвующим в проектах компаниям настоятельно рекомендовали покинуть их и избежать возможного наказания.

Эксперт по санкциям Джулия Фридландер, которая еще недавно работала в Минфине США, рассказала The Financial Times, что Госдепартамент посылает суровое послание компаниям, но также пытается предотвратить более жесткие действия со стороны Конгресса. Она отметила, что такой шаг замедлит достройку трубопровода, но не сможет сорвать его.

«В конечном счете то, что вы делаете, вбивает клин между вашими союзниками из-за того, что произойдет в любом случае, и тем самым вы сами принесете России победу», — уверена Джулия Фридландер.

Почему бывший сотрудник Минфина США, а ныне член The Atlantic Council так считает, становится понятно, если посмотреть хронологию, как принимали и применяли антироссийские санкции в США против «Северного потока — 2». Закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA) в целом и его раздел 232 об экспортных трубопроводах из России в частности вступили в действие еще в 2017 году. И, на самом деле, уже тогда «Северный поток — 2» и «Турецкий поток» подпадали под действие санкций. С той только разницей, что они начинают действовать против конкретных компаний только по представлению президента США, а Дональд Трамп, несмотря на всю грозную риторику, это не делал.

Именно поэтому в 2019 году раздосадованные сенаторы включили санкции против российских проектов в оборонный бюджет США на 2020 год, чтобы Белый дом не мог их остановить. Эти ограничения начинали свое действие автоматически после подписания оборонного бюджета президентом, что и привело к конкретным и незамедлительным результатам. Тогда под ограничения попали владельцы трубоукладчиков и швейцарская Allseas сразу остановила работы на «Северном потоке — 2».

В июне же сенаторы Тед Круз и Джинн Шейхин предложили расширить санкции — распространить ограничения на все суда, участвующие в проекте, включая, например, даже камнеукладчики, которые засыпают трубопровод для его безопасной устойчивости на дне. Кроме того, по поданному законопроекту, ограничения грозят страховщикам, портам, предоставляющим услуги «Северному потоку — 2», и компаниям по дооснащению и установке сварочного оборудования. Также, что, очевидно, самое главное, санкции должны распространяться на тех, кто участвует в испытаниях и сертификации газопровода, без чего он не может заработать.

Этот крайне опасный для проекта документ появился в Конгрессе в начале июня. А следом за ним девять сенаторов зарегистрировали альтернативный более мягкий проект, который не вступает в силу задним числом и не предполагает санкции к компаниям по испытаниям и сертификации газопровода.

 

Тед Круз и Джинн Шейхин ответили конкурентам тем, что внесли свой вариант в проект оборонного бюджета на следующий год, который должен заработать с 1 октября, сенатский комитет согласовал, поставив крест на более мягкой версии.

Очевидно, в этом случае проиграл вариант именно Белого дома, после чего Майк Помпео и сделал свое заявление, чтобы остановить жесткий вариант. Ведь в случае отказа от него все полномочия по введению дополнительных санкций останутся в руках Дональда Трампа, что крайне важно для него в условиях ноябрьских выборов президента США и ухудшающихся отношений с Германией и Евросоюзом. Берлин прямо дал понять, что не приемлет экстерриториальных санкций, которые в этот раз могут серьезно ударить по европейским компаниям и даже немецким государственным агентствам.

Источник, знакомый с решением Госдепартамента, рассказал The Financial Times, что под санкции могут попасть любые компании, которые помогают строительству, в том числе по заправке судов. Также пострадавшими могут оказаться и банки, которые осуществляют переводы средств компаниям, участвующим в проекте. Сам раздел 232 предполагает, что под санкции попадают любые инвесторы проектов российских экспортных трубопроводов и компании, предоставляющие услуги, товары, технологии, информацию и поддержку на сумму более $ 5 млн за год. За это им грозят жесткие финансовые санкции в юрисдикции США: блокировка активов, запрет на выдачу лицензий, получение технологий и отказ в обслуживании в финансовых учреждениях, например.

Оператор Nord Stream 2 AG заявил, что компании из Австрии, Германии, Франции и Нидерландов инвестировали в газопровод почти по одному млрд евро и более одной тысячи компаний из 25 стран привержены завершению проекта.

«Усилия, направленные на то, чтобы помешать этой важной работе, отражают явное пренебрежение интересами европейских домохозяйств и отраслей промышленности, которые будут платить за газ на миллиарды больше, в случае если газопровод не будет построен», — сказал оператор «Северного потока — 2».

По идее, уточнения Госдепартамента США 15 июля можно трактовать так, что именно эта дата является теперь точкой отсчета возможных санкций для участников проекта. А так как компании Shell, Engie, Wintershall, Uniper и OMV уже выполнили свои инвестиционные обязательства, то санкции будут распространяться только на тех, кто будет участвовать в непосредственной достройке газопровода, и, по тексту закона, не ударит по госагентствам Германии. 

При этом Дональд Трамп будет принимать решение по каждому отдельному случаю самостоятельно. С одной стороны, в канун президентских выборов это даст возможность нынешнему главе Белого дома в ручном режиме совершать антироссийские акции для повышения рейтинга. С другой — Дональд Трамп еще ни разу за последние три года не пользовался такой возможностью, ограничиваясь заявлениями и дипломатическим давлением на страны, способные помешать проекту.

Справедливости ради стоит заметить, что президент вообще делегировал право введения американских санкций Минфину, но только при согласовании с Госдепартаментом, что делает Трампа как бы не при чем, но не может происходить без его ведома и согласия.

«От США можно ожидать все что угодно, — считает заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Алексей Гривач. — К сожалению, в угаре внутренней и внешней политической борьбы они потеряли чувство меры. Осадить их может только солидарная и жесткая реакция со стороны ЕС. С другой стороны, пока это все же грубая риторика, а не конкретные действия. Вероятно, связано с предвыборной кампанией».

Напомним, что в конце декабря прошлого года США ввели санкции против собственников трубоукладчиков, который предоставляют свои услуги для «Северного потока — 2», и суда швейцарской Allseas сразу покинули проект. Недостроенными остались 160 километров газопровода в датских и немецких водах. Президент России Владимир Путин заявил, что проект будет завершен собственными силами. И сейчас в немецком порту Мукран находятся два российских трубоукладчика, а в Калининград пришли два судна снабжения «Газпром флота». После того как стало известно о том, что «Газпром» собирает флот для завершения проекта, власти США возобновили угрозы и тогда же началась гонка законопроектов о расширении санкций.

Источник: EADaily, 16.07.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики