Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Нефтяным рискам подбирают страховку

Нефтяным рискам подбирают страховку

Помогут ли опционы защитить российский бюджет от обвала котировок

В правительстве обсудят страховку для России от падения цен на нефть. В Кремле подтвердили, что президент Владимир Путин поручил проработать этот вопрос. Сейчас так страхуется Мексика — уже 20 лет страна покупает пут-опционы на нефть, то есть право продать определенное количество товара в будущем по заранее оговоренной цене. Если нефтяные котировки падают, Мексика зарабатывает. В 2020 году такая схема принесла стране около $6 млрд. Но для этого, по данным агентства Bloomberg, Мексика тратит на опционы миллиард долларов в год. По предложению «Роснефти», в России оплачивать страховку мог бы Фонд национального благосостояния. Об этом сообщало агентство «Интерфакс».

Может ли такая схема защитить российский бюджет от обвалов нефтяных котировок? Независимый эксперт Дмитрий Лютягин считает, что для страны это слишком дорогостоящая и рискованная игра: «Все-таки опционы на такого рода объемы экспорта — это колоссальные средства. В истории примеров резкого снижения цен на нефть немного.

И пока цена не падает, это будет на самом деле приносить убыток в виде опционной премии, которую при заключении договора придется заплатить.

Если брать объем экспорта России, например, за 2019 год — это 1,8 млрд баррелей нефти, то при премии в $5 России нужно будет заплатить порядка $9 млрд — это 467 млрд руб. Если же премия будет в районе $1, то заплатить придется $1,8 млрд или 130 млрд руб. Я считаю, что стране в такого рода финансовых операциях участвовать нецелесообразно. Логичнее все-таки развивать более глубокую переработку углеводородного сырья, а не уходить в спекуляции. Я бы понял, если бы, например, одна из нефтяных компаний попробовала защитить свои инвестиции в то или иное месторождение — ей нужно было бы перестраховаться. И в принципе такой опыт у нас был уже.

В мире есть игроки, которые захотят продать России опционы на наши объемы, — это в первую очередь крупные финансовые конгломераты. Я думаю, что это может быть не один банк, а некий консорциум в первую очередь американских кредитных организаций, где есть достаточно много ликвидности в связи с программами количественного смягчения и печатанием, по сути дела, долларов, которые оседают именно в финансовых инструментах. Такие возможности есть в принципе и у европейских банков, но их чуть меньше. То есть в итоге технически получается, что если государство закупает эти опционы, то оно получает некие риски и негарантированную доходность в случае, если цены на нефть просядут, а уход наличности из Фонда национального благосостояния ежегодно будет иметь место, потому что по контракту нужно будет платить премию. И чем выше будет цена на нефть, тем, соответственно, премия будет становиться выше. Это будет динамическое увеличение затрат».

Почему с предложением страховать российский бюджет выступила именно «Роснефть»? Эксперт Финансового университета и Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков считает, что корпорация вполне могла бы выступить продавцом такой страховки, организовав таким образом поток денег из ФНБ к компании: «Мне кажется, это только первый этап некоего предложения по внедрению такого механизма. И если российское руководство на это пойдет, вторым этапом уже станет вопрос: а у кого купить эту страховку, те самые опционы? В мировой практике Мексика в основном берет ее у международных институтов, в частности, у американских банков.

В России же мы не можем покупать подобные инструменты у организаций Соединенных Штатов из-за риска введения очередных санкций и аннулирования обязательств.

А у кого тогда купить? Подобными опционами могут торговать фактически любые крупные компании. В российской действительности, может быть, мы увидим, что “Роснефть” и выступит продавцом подобных опционов, то есть не исключено, что такая задумка есть. И в чем может быть выгода для продавца подобных финансовых инструментов? Если он видит, что страховой случай явно не наступит в ближайшее время, то, конечно, выгодно получать эти деньги. Государство будет просто говорить, что это плата за страховку, что оно инвестирует в нашу стабильность».

По данным СМИ, идею страховать нефтяные риски поддержали в Минэкономразвития. Но против выступили в Минфине, аргументируя это тем, что в стране и так есть бюджетное правило, которое как раз должно смягчать потери бюджета от обвала нефтяных цен.

Автор: Сергей Гусев

Источник: Коммерсантъ FM, 23.07.2020 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики