Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Катар нашел слабые места «Газпрома» в Европе

Катар нашел слабые места «Газпрома» в Европе

В отличие от большинства поставщиков Катар не только удержал экспорт СПГ, но даже увеличил его, в том числе за счет «Газпрома». Катарцы нашли слабые места российской компании в Европе. Эксперты отмечают, что ближневосточный СПГ продают по максимально низким ценам.

По данным MEE, в первом полугодии Катар увеличил экспорт СПГ на 1 млн тонн — до 41 млн тонн (56,6 млрд кубометров). И в июне, утверждают в Cedigaz, загрузка заводов по сжижению газа в ближневосточной стране была на 7% выше, чем в первом квартале. При этом Катар сохранил свои позиции и в Европе, потеснив «Газпром» на отдельных рынках, где российская компания не могла играть по правилам ближневосточной страны.

Самым ярким примером стала Турция, где Катар оказался явным победителем, а «Газпром» — очевидным проигравшим. По данным регулятора EPDK, в январе—мае Катар увеличил поставки СПГ в страну в 2,3 раза — до 2,58 млрд кубометров. В то же время импорт российского газа просел на 34% - до 4,53 млрд. 

И «Газпром», и Катар работают в основном по долгосрочным контрактам, где цена газа привязана к стоимости нефти. В этом году такие соглашения оказались невыгодными потребителям, так как из-за переизбытка топлива и падения спроса цена газа на биржах упала до рекордных уровней. Поэтому они выполняли контракты с минимальными закупками, а остальное закупали по спотовым ценам. Чем и воспользовался Катар, себестоимость производства СПГ у которого самая низкая в мире.

Большую часть сжиженного газа он продал турецкой Botas на аукционах. «Газпром», в свою очередь, не мог себе позволить продавать газ для Турции на той же электронной торговой платформе по более низкой цене. Иначе бы турецкие компании получили дополнительный козырь в длящихся уже не один год переговорах об изменении формулы цены на российский газ в долгосрочных контрактах, которые заканчиваются в ближайшие годы.

Как замечает заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Алексей Гривач, Катару, очевидно, всё равно, какие цены на рынке.

«Они готовы отгружать газ на максимуме, руководствуясь иными соображениями, например, политическими, — говорит эксперт. — Но они также в любой момент могут прекратить это делать, как это произошло несколько лет назад с Египтом — после свержения президента Мурси от „Братьев мусульман“, которых Катар поддерживал».

Замдиректора ФНЭБ отмечает, что в сложившейся ситуации «Газпрому» не стоит наращивать экспорт любой ценой. «Стратегия выполнения контрактных обязательств при максимизации прибыли более правильная на данном этапе», — говорит Алексей Гривач.

Турция — не единственная страна, где Катар использует политические противоречия и выходит на традиционные рынки российского газа. Так, например, с самого начала работы терминала СПГ в Польше, который, по планам Варшавы, должен снизить зависимость от «Газпрома», Катар является основным и крупнейшим поставщиком сжиженного газа в страну. С прошлого года Польша увеличила закупки до 2,7 млрд кубометров в год.

В следующем году катарцы выходят на рынок стран Восточной Европы. Через терминал СПГ на хорватском острове Крк компания PowerGlobal будет поставлять газ в Хорватию и Венгрию. Начнут с 468 млн кубометров в год и доведут их почти до миллиарда. 

Турция и Восточная Европа — не только привлекательные рынки для поставщиков газа, но и регионы, где США активно пытаются снизить влияние России, в том числе с помощью Катара. В Вашингтоне это никогда не скрывали.

Так, например, как писало EADaily, полтора года назад нынешний министр энергетики США Дэн Бруйетт еще в качестве замглавы Минэнерго посетил Доху, чтобы обсудить политику Катара в Европе. Reuters сообщало, что США предложили королевству бросить вызов России на европейском газовом рынке и снизить ее влияние в регионе. «Мы ведем переговоры с министром Кааби о рынках, особенно Европе, о поставках газа. Они очень заинтересованы в этом, как и мы. И это очень связано с обсуждениями вокруг «Северного потока — 2», — сказал Дэн Бруйетт, добавив, что газопровод увеличит зависимость Германии от российского газа, но немцы приняли решение о строительстве первого терминала СПГ и это нивелирует российское влияние.

Интерес американцев в подталкивании Катара к вытеснению «Газпрома» с европейского рынка связан не только с политикой, но и прямыми экономическим интересами. Общая доля компаний США в проектах катарской Qatargas в составе Qatar Petroleum составляет 23% (или 17,7 млн тонн в год). Например, в 12 из 14 линий по сжижению газа крупнейшая в мире публичная нефтегазовая компания ExxonMobil имеет интерес в 10%-30%. И вместе с Катаром она выстроила уже полную цепочку поставок СПГ в Западную Европу. У Дохи есть собственный флот из 67-и газовозов. ExxonMobil же является крупнейшим совладельцем двух терминалов СПГ в Италии и Великобритании, и, например, Adriatic LNG мощностью 8 млрд кубометров в год был построен для приема в основном катарского СПГ. Осенью прошлого года же Qatar Petroleum полностью забронировал терминал в бельгийском Зебрюгге мощностью 9 млрд кубометров до 2044 года. Через этот терминал также проходит российский сжиженный газ — с проекта «Ямал СПГ».

Источник: EADaily, 30.07.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики