Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Северный поток — 2» сорвался в «штопор»

«Северный поток — 2» сорвался в «штопор»

Партнер Газпрома увидел в новых санкциях США препятствие для реализации проекта

Немецкая энергетическая компания Uniper, которая является одним из партнеров Газпрома в проекте «Северный поток — 2», не исключила, что из-за новых американских санкций строительство газопровода не будет завершено. Такой сценарий назван «худшим», но в отчете компании за январь-июль, он присутствует.

На самом деле, в документе, который был недавно опубликован, рассматриваются два варианта: строительство балтийского газопровода будет снова отложено, либо вовсе прекращено. И причина — новые санкции США, которые предлагается тоже включить в оборонный бюджет.

В немецкой компании уже предупредили, что, если проект не будет завершен, то Uniper, возможно, придется списать кредит, предоставленный Nord Stream 2AG по соглашению о финансировании строительства «Северного потока — 2» от апреля 2017 года. На конец мая сумма этих вложений составляла 700 млн евро. Всего же выделить предполагалось 950 млн евро.

Помимо Uniper, напомним, долгосрочное финансирование в объеме 50% от общей стоимости проекта (10 млрд евро) предоставляют еще четыре европейские компании. И ни одна из них до настоящего времени не высказывала сомнений в его реализации. 

Обращает на себя внимания и тот факт, что срыв проекта партнер Газпрома допустил буквально накануне рабочего визита в Россию главы германского МИД Хайко Мааса, который предполагает обсудить со своим российским коллегой Сергеем Лавровым, в том числе, «Северный поток — 2» и то беспрецедентное давление, которое оказывают на него американцы.

Кстати, перед поездкой в Москву, Маас разговаривал с госсекретарем США Майком Помпео по поводу недавних угроз американских сенаторов в адрес акционеров порта Муркан, который является логистической базой проекта «СП — 2». И, по словам самого министра, он выразил в этой связи удивление и недовольство. О реакции Помпео ничего неизвестно.

Прокомментировать ситуацию «СП» попросила ведущего аналитика Фонда национальной энергетической безопасности, преподавателя финансового университета при правительстве России Игоря Юшкова:

— Я бы не стал утверждать, что «худший» сценарий в данном случае Uniper рассматривает всерьез. Просто по стандартам международной отчетности в квартальных отчетах требуется указывать все риски, которые имеются у компании. Региональные риски, конкуренция, правовое регулирование, если что-то меняется. Ну и, в том числе, риски санкционные.

Uniper просто прописал те сложности, которые возникают из-за американских санкций по отношению к нему, как кредитору «Северного потока — 2». Но это не значит, что эти риски обязательно будут реализованы.

То есть, «может быть, достроят и введут в эксплуатацию, а может быть, и нет» — так, скорее, рассуждают в компании. Она как бы ставит в известность своих акционеров о том, что есть вот такие риски, и, пожалуйста, «не говорите, что мы вас не предупреждали и не информировали». Компания обязана информировать обо всех значимых вещах, и вот она это делает.

«СП»: — Но делает впервые, потому что в прежних отчетах об этих рисках ничего не говорилось…

— США готовятся принять новые санкционные законодательные акты, которые касаются не только достройки «Северного потока — 2», но и ввода его в эксплуатацию. Значит, риски возрастают.

То есть, если санкции 2019 года относились только к стадии строительства, то теперь речь идет о запрете на ввод в эксплуатацию и саму эксплуатацию газопровода.

«СП»: — Разве Штаты не переходят «красные линии», когда угрожают немецкому порту Муркан, основными акционерами которого является община города Засниц, разорением? -

Конечно. По сути, сенаторы угрожают наложить санкции на часть Германии. Можно так сказать. Похожая ситуация была в 2019 году, когда они отправляли подобное письмо с угрозами швейцарской компании Allseas, которая предоставляла трубоукладчик для строительства.

В последнее десятилетие американцы настолько часто используют санкции, настолько часто этим инструментом пользуются, что в целом бизнес во всем мире прекрасно понимает, что можно, а что нельзя, к чему стоит прислушаться, а на что можно не обращать внимания. На подобные письма от сенаторов внимания никто не обращает. Все смотрят только на то, какие факты есть в законе. И даже в большей степени смотрят на пояснения, которые дает отделение Министерством финансов США — там есть такое подразделение OFAC. Вот оно занимается абсолютно всеми санкциями, следит, чтобы все соблюдали, дает разъяснения. И, как правило, когда вводятся санкции, компании, которые около этой деятельности находятся, которая теперь, как бы, запрещена, направляют запрос в OFAC, о том, что конкретно им можно делать, а что нельзя. И те подробно рассказывают, что будет считаться нарушением, что нет.

Компания Allseas, кстати, это тоже сделала. И продолжала работать до того момента, пока Трамп не поставил подпись под законом об оборонном заказе. Как только он это сделал, закон сразу вступил в силу, и швейцарский трубоукладчик вышел из проекта.

«СП»: — Трамп это сделал 20 декабря 2019 года, и с того момента строительство, собственно, и встало…

— На самом деле, швейцарцы могли продолжить прокладку труб. В своем ответе OFAC давал им 30 дней на то, чтобы закончить работы и свернуть всю деятельность. Просто они испугались. Ну, и, вероятно, к тому моменту они уже все деньги получили, поэтому решили уйти сразу. А могли доделать газопровод, и все было бы нормально уже.

«СП»: — Но почему «Северный поток — 2» все еще никто не достраивает? Вроде бы, Дания дала добро, и каких-то регуляторных ограничений нет, но укладка труб не возобновилась до сих пор…

— Это, действительно, интересный вопрос. Потому что формально никаких запретов со стороны Европы на укладку трубы сейчас нет. И «Академик Черский» мог бы давно к этому приступать, тем более, для него запретов не было. В то разрешение, которое было дано Данией первоначально, он попадал. Мог прийти и сразу начать достраивать, но не пошел.

Я думаю, здесь два объяснения. Во-первых, он, видимо, все-таки не прошел модернизацию — не перенастроил свое оборудование под сварку труб того диаметра, которые используются на «СП-2». Потому что до этого он работал на Сахалине, там были трубы меньшего диаметра.

Второй момент. Вероятно, судна снабжения все-таки не нашли. Может быть, была наивная надежда, что «кого-нибудь наймем там, дадим денег больше, и он наплюёт на то, что попадает под санкции». В итоге пригнали свои суда снабжения, чтобы они подвозили трубы.

Газпром, думаю, с самого начала предполагал использовать баржу «Фортуна» — она как раз настроена под трубы нужного диаметра. И, по всей видимости, она с «Академиком Черским» пойдет в сцепке. Честно говоря, я не верю в версию, что «Фортуна» вообще ушла из проекта. Мне кажется, это нелогично. Зачем она, спрашивается, тогда полтора года стояла в Муркане, чтобы потом просто уйти?

Тут надо смотреть подтекст того заявления, которое сделали представители компании «Межрегионтрубопроводстрой». А они сказали: «Мы арендуем эту баржу только для других проектов, и мы, как компания, не будем участвовать в достройке „Северного потока — 2“».

То есть, нигде не говорится, что кто-то другой не может арендовать баржу для достройки газопровода. И судя по тому, что происходит с другими судами, видимо, к этому и идет. Абсолютно все суда, которые предполагается использовать для достройки, поменяли собственника. Таким образом, они пытаются как-то спрятаться от санкций.

То же самое, я думаю, происходит и с «Фортуной». Будет какая-то компания непонятна, которая баржу то ли арендует, то ли купит, то ли получит в подарок, она же будет формальным собственником, чтобы не наложили санкции.

«СП»: — Слишком долго все это тянется…

— За неделю до того, как датчане объявили о положительном решении, «Фортуна» вышла из Муркана, и направилось в порт Росток. Что она там делает, непонятно. Газпром вообще ничего не говорит — мол, в свое время, «все узнаете». Но ясно, что будет молчать до последнего.

Вполне возможно, что они какое-то оборудование как раз устанавливают, чтобы суда в паре работали. То есть, «Фортуна» брала трубы, сваривала их в нитку, это нитку готовую передавала на «Академика Черского», и тот укладывал трубу. Потому что у него-то как раз оборудование заточено под глубоководные участки. Но при этом он не сваривает. «Фортуна», наоборот, сваривает, но не может уложить на глубине.

Посмотрим. До конца августа какое-то прояснение наступит. Иначе, если до конца августа не начнут работать, то вряд ли успеют выполнить поручение президента России о том, что в первом квартале 2021 года газопровод должен быть введен в эксплуатацию. А там надо обе нитки уложить, потом пусконаладочные работы провести — это еще несколько месяцев. Но осенью море уже неспокойное, и чем больше штормов, тем медленнее суда будут идти.

Автор: Светлана Гомзикова

Источник: Свободная пресса, 11.08.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.
Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики