Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Политика в энергетике: желаемое и действительное

Политика в энергетике: желаемое и действительное

Россия и Запад конкурируют на рынках нефти и газа, и, по мнению директора Центра энергетики IFRI Марка-Антуана Эйль-Мазегги, каждая из сторон выдаёт желаемое за действительное. Каков результат этой привычки?

В Валдайском докладе Константина Симонова и Алексея Гривача подчёркивается тесная взаимосвязь энергетики и политики. Приводится множество примеров, показывающих, как Запад манипулирует рынками нефти и газа в свою пользу и в ущерб другим участникам рынка. Долгое время Запад состоял в основном из чистых импортёров, но его поведение не изменилось, когда Соединённые Штаты превратились в экспортёра нефти и газа. Возникло некоторое замешательство, когда США при Дональде Трампе выступили против Парижского соглашения, но в целом политизация энергетики продолжается и, вероятно, будет продолжаться. Как следствие, утверждается в докладе, ситуация на рынках постоянно искажена, что приводит к растущей нестабильности и драматическим последствиям, особенно в отношении нерешённой проблемы энергетической бедности, а также в отношении Европейского союза, который находится на грани экономического самоубийства со своей «зелёной сделкой».

Политические риски для мировой энергетики: от ресурсного национализма до «молекул свободы» и климатического оружия
Константин Симонов, Алексей Гривач
В идеале энергетика должна быть исключительно бизнесом. Но её роль в современной экономике настолько велика, что это представляется утопической картиной. Политика была и будет неразрывно связана с вопросами обеспечения энергией в целом и торговлей нефтью и газом в частности. В то же время ничто не стоит на месте, и эта связь может трансформироваться под внешним воздействием или по мере развития самого энергетического комплекса.

Создание «климатического оружия» ЕС объясняется его иссякающими внутренними энергоресурсами и заинтересованностью в доступе к более дешёвым углеводородам, которые он должен всё более активно импортировать. ЕС поддерживает возобновляемые источники энергии, которые неконкурентоспособны без субсидий и других косвенных мер поддержки, что в свою очередь ведёт к недобросовестной конкуренции.

В мире нормальной конкуренции и отсутствия политических вмешательств на энергетических рынках ситуация была бы лучше: было бы больше роста и развития, меньше энергетической бедности, а использование доступных ресурсов – более ответственным.

Больше всего виноваты США и ЕС, которые стремятся подорвать развитие других стран в свою пользу. Тем не менее, как отмечается в докладе, в мире присутствует стремление противостоять климатической повестке, способное дать дополнительный толчок для вступления в золотой век газа. Интересно, что авторы склоняются к тому, что в результате на обочине в конечном счёте окажется не только уголь, но и нефть.

Безусловно, энергетическая взаимозависимость была ключевой движущей силой геополитики с начала XX века. Безусловно, западные потребители из МЭА рассматривали производителей нефти типа ОПЕК+ как угрозу. Безусловно, нефтегазовая отрасль США радикально изменила рынки нефти и газа (недаром сланцевая нефть и газ остаются символом успеха США), превратив их из рынков продавцов в рынки покупателей к выгоде крупных импортёров в Европе, Азии и на других континентах. Безусловно, США при Трампе политизируют свой экспорт энергоносителей – то есть делают то же самое, в чём традиционно обвиняли «плохих» поставщиков. Безусловно, США со своими экстерриториальными мерами и торговым давлением, особенно против России и Китая, используют энергетику в качестве оружия. Безусловно, Ближний Восток привлекает много геополитического внимания, но кризисы там лишь незначительно отражаются на ценах на нефть, поскольку рынки сейчас затоварены. Безусловно, углеводороды доминируют в мировом энергетическом балансе, и это не изменится быстро. Безусловно, рынок СПГ динамичен и всё больше превращает газ в глобальное сырьё. Безусловно, возобновляемые источники энергии субсидируются, что искажает реальную конкуренцию с ископаемыми энергоносителями. Безусловно, ресурсный национализм возник не на пустом месте и был связан с западным империализмом.

Однако у этого доклада есть сильная идеологическая коннотация: он предполагает, что изменение климата – это западный заговор против производителей углеводородов. Предполагается, что Россия стала жертвой заговоров США и ЕС. Доклад не объясняет, как энергетическая бедность могла бы быть уменьшена, если бы исчезли политические помехи. Заметим, что та же Россия, например, совсем не участвует в усилиях по электрификации Индии или стран Африки к югу от Сахары (ядерная энергия здесь неактуальна).

Данный комментарий дополняет некоторые тезисы доклада фактическим контекстом, что позволяет рассмотреть их в более полной перспективе.

Производство и потребление нефти и газа фактически одинаково искажены: во всех странах мира (будь то производители или потребители) существуют субсидии на добычу и потребление. При этом их воздействие на экологию определённо никогда не закладывалось в цену: несовершенная рыночная экономика в последние 50 лет практически полностью игнорировала проблемы окружающей среды. Приближается расплата – мир движется к потеплению на 3°C. Это будет опасно, особенно для России, которая сталкивается с драматическими признаками изменения климата и растущими финансовыми последствиями. Климатическая программа ЕС, несомненно, имеет некоторые экономические, геополитические и геоэкономические аспекты, но она всё же направлена на ограничение глобального потепления. Следовательно, политика ЕС на самом деле отвечает долгосрочным стратегическим интересам России. Возобновляемые источники энергии, безусловно, не являются безуглеродными с точки зрения оценки полного жизненного цикла. Но в любом случае они намного лучше, чем нефть.

Будут ли США использовать экспорт энергоносителей в качестве оружия? Они явно берут пример с давней практики России и Саудовской Аравии! Если без шуток, со стороны либеральной демократии такое поведение, конечно, неожиданно. Но мир видит, что силовая политика повсеместно берёт верх над многосторонним подходом. Сейчас бессмысленно обсуждать, кто в этом виноват. Но следует отметить, что Россия – не только жертва вмешательства США (трубопровод «Уренгой – Помары – Ужгород», санкции из-за Крыма/Донбасса, «Северный поток – 2»), но и её «выгодоприобретатель»: США – лучший союзник России и Саудовской Аравии. Именно Америка отрезала Иран и Венесуэлу от экспортных рынков нефти, и это позволило избежать переизбытка предложения, что в значительной степени отвечает интересам России. Стратегическое отступление американцев с Ближнего Востока и ситуация в Сирии и Ливии опять же играют на руку России. Косвенное следствие хаоса в Ливии – сокращение экспорта нефти на 1 миллион баррелей в день. Если бы этого не произошло, России пришлось бы сократить добычу нефти минимум на 4 миллиона баррелей в день. 

Возобновляемые источники энергии неконкурентоспособны? Это долгое время считалось аксиомой, но теперь оказывается всё дальше и дальше от истины. Мир вступил в эру массового развёртывания сверхконкурентных солнечных технологий, и в настоящее время появляются конкурентоспособные дополнительные аккумуляторы и ветряные установки для уменьшения перебоев при энергоснабжении. При минимальном углеродном вкладе они не только конкурируют с ископаемыми источниками, но и буквально вытесняют их. Почти то же самое относится к морским ветроэлектростанциям. Конечно, существует необходимость в накоплении резервов и базовой нагрузке. Для этого необходим гибкий подход с использованием АЭС, ГЭС, газовых электростанций, аккумуляторов и инструментов на стороне спроса.

Собираемся ли мы войти в золотой век газа? Разумеется, доля газа стремительно растёт. Существует возможность заменить уголь на газ. Но должна ли Россия стремиться принять меры для стабилизации рынков (то есть подталкивать цены вверх)? Миру нужен дешёвый, надёжный, обильный газ. Говорить об активизации Форума стран-экспортёров газа означает просто не понимать, насколько непрочны позиции газа в странах с развивающейся экономикой. В этих странах наблюдается обесценивание валюты, что делает импорт более дорогим. Рецессия будет влиять на них в течение многих лет. Газовая инфраструктура дорога. Уголь имеет огромное социальное измерение и считается безопасным. ФСЭГ скорее следует срочно разработать программу по сокращению неорганизованных выбросов метана и затрат на добычу, чтобы иметь возможность поставлять больше дешёвого газа, а не мечтать о восстановлении рынков газа начала 2010-х годов.

Один факт, связанный с США, который часто замалчивается, заключается в том, что, хотя выбросы CO2 в энергетическом секторе действительно снижались в последние годы благодаря газу и возобновляемым источникам энергии, общие выбросы парниковых газов в США в течение того же периода фактически увеличивались. Почему? Из-за транспортного сектора и из-за выбросов метана как в сельском хозяйстве, так и, что особенно значимо, в углеводородной отрасли. Спутниковые снимки теперь свидетельствуют о масштабных утечках метана в США, а также в России. Это драматично.

Самоубийственна ли европейская «зелёная сделка»? Самоубийственно постоянно издеваться над ЕС, принижая или игнорируя происходящие быстрые технологические и экономические изменения. Европейцы уже 15 лет ждут краха путинского режима. В свою очередь, россияне уже 15 лет иронизируют над сланцевой промышленностью США, развёртыванием солнечной и ветровой энергии в ЕС или изменением климата. Каков результат этой привычки обеих сторон, выдавать желаемое за действительное? Президент Путин только что получил возможность остаться у власти до 2036 года без каких-либо проблем. А ЕС пришёл к выводу, что вопрос декарбонизации электроэнергетического сектора почти решён, осталось только преодолеть небольшие затруднения, поэтому настало время заняться транспортом, промышленностью и сельским хозяйством. В Германии и Дании самые высокие цены на электроэнергию, но также и самые высокие стандарты жизни, а в Германии на долю промышленности приходится 20% от ВВП... Другими словами: российское общественное мнение застряло в отрицании, а это приведёт к тому, что Россия потеряет много возможностей. Например, она не будет готова столкнуться с последствиями сильного обесценения некоторых своих нефтяных запасов и не собирается разрабатывать какие-либо низкоуглеродные технологии, кроме ядерных (с которыми, впрочем, у неё дела обстоят отлично).

Автор: Марк-Антуан Эйль-Мазегга

Источник: Валдай, 18.08.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики