Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Промышленность требует отставки

Промышленность требует отставки

Как стачки сказываются на экономике Белоруссии

Ключевые предприятия Белоруссии частично парализованы из-за забастовок рабочих. Протесты охватили важнейшие для экспорта страны отрасли — создание грузовой техники, нефтепереработка и производство калийных удобрений. Рабочие требуют ухода Александра Лукашенко, освобождения политзаключенных, признания победы Светланы Тихановской на выборах, суда над силовиками, которые причастны к избиениям демонстрантов. Останавливается работа предприятий, важных как для мирового, так и для российского рынка. К чему могут привести забастовки и кто пострадает от них больше всего? Разбирался Сергей Гусев. 

Александр Лукашенко лично выходил к рабочим, увещевал их и просил не устраивать забастовки. Граждане его освистали, и теперь предприятия останавливаются одно за другим. Например, гигантский «Беларуськалий» — пятая часть мирового рынка калийных удобрений, 16 тыс. сотрудников, шесть шахт и все пустые. Рабочие покинули забои и постепенно останавливают фабрики. С 19 августа они сразу выйдут на центральную площадь Солигорска, объявил сопредседатель стачечного комитета Анатолий Бокун: «Начиная с 19 августа общий сбор на площади в 09.00, на работу не выезжаем, приезжаем на площадь. Явка строго обязательна».

«Беларуськалий» — один из главных поставщиков валюты в белорусскую казну. Как пишет “Ъ”, только в прошлом году он обеспечил почти 6% консолидированного бюджета страны, экспортировав более 6 млн тонн удобрений почти на $3 млрд. Так что его остановка и возможная потеря доли рынка может нанести серьезный удар по белорусской экономике, но небольшой запас прочности у предприятия все же есть, уверен президент Российского союза химиков Виктор Иванов: «Какое-то время контрагенты подождут, если это будет неделя-две, это не смертельно. Если будет больше, тогда начинают не выполнять свои обязательства, это штрафные санкции. Если и дальше так будет продолжаться, что ж, клиенты уйдут к другим. Это российские компании, “Уралкалий”, или возьмем Канаду. Потеряют рынок, вот и все, ничего нового не придумаешь».

В протестных акциях участвуют сотрудники машиностроительных заводов — это, например, МАЗ, «БелАЗ», «Минский тракторный завод» и «Завод колесных тягачей». Но остановка таких предприятий может длиться месяцы, прежде чем рынок ощутит ее всерьез, уверен ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов: «От нескольких десятков до нескольких сотен тысяч рублей, нескольких миллионов может быть даже в день — это средние потери одного машиностроительного предприятия в республике, если оно совсем остановится.

Скорее всего, эти предприятия заверили всех своих партнеров, что они продолжат свою деятельность и работу. К тому же быстро заместить такую продукцию на рынке очень тяжело, и на все это уйдет время и деньги.

Готовы ли потребители к этому? Я думаю, что вряд ли готовы. Не меньше года они должны бастовать, чтобы уйти с рынка совсем».

Более мощный удар по белорусской экономике нанесут забастовки на нефтеперерабатывающих заводах. Их в Белоруссии два, и один из них — Мозырский рабочие собираются полностью остановить. На то, чтобы запустить все обратно, уйдет около месяца, и эффект за это время успеют ощутить все отрасли белорусской экономики, рассказал эксперт Финансового университета Игорь Юшков: «Если заводы будут остановлены, это повлияет на всю Белоруссию, потому что она закупает в год в нормальной ситуации 18 млн тонн российской нефти, примерно только 6 из них они перерабатывают для внутреннего рынка, и 12 они перерабатывают для экспорта нефтепродуктов. Прибыль от экспорта они направляют, в том числе, и на субсидирование низких цен на внутреннем рынке. Соответственно, если не будет экспорта или он будет сокращен, нечем будет компенсировать низкие цены на топливо внутри страны, и их придется повышать, а подорожавшее топливо скажется на себестоимости вообще всех продуктов, которые Белоруссия производит».

При этом проблемы соседа будут на руку Кремлю, добавляет Юшков. По его словам, сокращение льготных поставок нефти в Белоруссию лишь пополнит российскую казну, хотя госкомпаниям поводов для радости не прибавит.

«Для России на самом деле это не страшно. Во-первых, если они сократят переработку, мы все объемы нефти можем продать на внешние рынки, и при этом российский бюджет только заработает от этого.

Во-вторых, когда белорусы продают свои нефтепродукты на европейском рынке, получается, что они конкурируют с российскими поставщиками нефтепродуктов, не будет переработки белорусской — не будет конкуренции.

Минус заключается в том, что почти половина акций Мозырского НПЗ принадлежат российским собственникам, если предприятие будет остановлено, получается, что все инвестиции были напрасны, и “Роснефть”, “Газпромнефть” потеряют, в общем-то, смысл в этом активе», — отметил Игорь Юшков.

Белорусская экономика и до забастовок была не в лучшей форме — Международный валютный фонд прогнозировал спад ВВП страны на 6% в этом году. Но, очевидно, у белорусских граждан сейчас другие приоритеты. В Белоруссии запустили фонд помощи тем, кто лишится работы по политическим мотивам. На данный момент он собрал более $1 млн.

Источник: Коммерсантъ FM, 18.08.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

«Газпром» в период изгнания с европейского рынка. Возможное развитие газового рынка в России в условиях экспортных ограничений
Новая логистика российского нефтяного бизнеса
Новая энергетическая стратегия России: версия бумажная и фактическая
Энергостратегию до 2050 года (ЭС-2050) первоначально хотели утвердить до 15 сентября 2022 года. Однако и в декабре 2023 года она еще только обсуждается. И рабочая версия ЭС-2050 пока публично не предъявлена. С одной стороны, это наглядно показывает отношение к стратегическим документам в области энергетики. Получается, что отрасль в целом справляется с беспрецедентным санкционным давлением и без официальных стратегий. С другой стороны, российский нефтегаз столкнулся с действительно серьезными вызовами, к которым нельзя относиться легкомысленно. И оперативные проблемы являются отражением и долгосрочных угроз.
Российская нефтяная индустрия: жизнь под ценовым потолком
Уже почти полтора года российская нефтяная индустрия живет в условиях жесточайших санкций. Ключевыми из которых стало эмбарго на морские поставки нефти и нефтепродуктов в ЕС и страны G7, а также механизм price cap. Они заработали с конца 2022 года. За более чем 8 месяцев функционирования этих ограничений можно подвести предварительные итоги того, насколько успешно наши нефтяники справляются с этим вызовом. И как он сказался на объеме экспорта и на ценах.
Зеленая повестка в России в период жесткого конфликта с Западом
После февраля 2022 года зелёная повестка была радикально переписана. Западные компании стали массово уходить из России, экономические отношения с Западом были радикально сокращены, а российскую экономику стали выпихивать из глобального экономического пространства, обкладывая масштабными санкциями. Все это было, мягко говоря, не лучшим фоном для рассуждений о ESG. Тем более что в экономике на первое место вышли задачи выживания и сохранения устойчивости под беспрецедентным давлением. Однако уже с конца 2022 года стали очевидны попытки реанимировать ESG-повестку. Настойчиво проводится мысль, что она актуальна для России вне зависимости от внешнеполитической конъюнктуры. Если раньше зеленый поворот рассматривался как возможность привлечь в Россию западных инвесторов и их технологические решения, то теперь говорится о кейнсианской ставке на собственное производство.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики