Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Огромные залежи газа на турецком шельфе могут быть блефом

Огромные залежи газа на турецком шельфе могут быть блефом

Скоро Турция сможет полностью обеспечить свои потребности в природном газе, а в будущем готова экспортировать топливо за рубеж – об этом заявил президент страны Реджеп Тайип Эрдоган. По его словам, сам Всевышний «открыл дверь к невиданному богатству в самом необычном месте». Иначе и не скажешь, ведь турецким геологам удалось найти на изученном шельфе Черного моря огромное месторождение природного газа объемом 320 млрд кубометров. Стоимость залежей оценивается в $80 млрд. Турецкий лидер уже пообещал, что поставки топлива населению начнутся не позднее 2023 года.

Рано бить в турецкие барабаны

Уже много лет почти весь газ турки закупают за рубежом и очень тяготятся своей зависимостью от внешнего рынка. А газа эта страна «сжигает» довольно много – в 2018-м объем внутреннего потребления оценивался почти в 49 млрд кубометров, в 2019-м он сократился до 45 млрд кубов, но цифра все равно приличная. Примерно треть от общего объема была куплена у России, чуть больше 21% поставил Азербайджан, оставшиеся 45% распределились между Ираном, Алжиром, Катаром, Соединенными Штатами (последние две страны поставляют СПГ) и прочими.

Для России Турция является вторым после Германии покупателем «голубого топлива» – в прошлом году «Газпром» продал ей 15,5 млрд кубометров. Ясно, что потеря такого контрагента стала бы для нашего монополиста ощутимым ударом. Но эксперты советуют не спешить вычеркивать Анкару из списка клиентов «Газпрома». Во-первых, озвученные Эрдоганом 320 млрд кубометров – это лишь предварительные оценки, а не коммерчески подтвержденные запасы.

Во-вторых, по словам главного директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексея Громова, даже при самом благоприятном раскладе месторождение такого масштаба сможет давать не более 15–20 млрд кубометров в год, а это составляет где-то от 30% до 40% внутренних потребностей Турции. То есть оставшиеся 60–70% ей все равно придется добирать у внешних поставщиков. Другой вопрос, что снижение импортозависимости заметно усилит позиции Анкары на переговорах с экспортерами. Собственно, глава турецкого Минфина Берат Албайрак уже заявил, что месторождение в Черном море позволит стране добиться от зарубежных продавцов уступок в цене до 30%.

Очень долго и очень дорого

Теперь о сроках. Громов уверяет, что на разработку подобных месторождений обычно уходит от трех до пяти лет. То есть первый газ потребители получат между 2023-м и 2025 годами. Но это взгляд оптимиста, другой российский эксперт – гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов считает, что освоение черноморского шельфа займет куда больше времени. «С точки зрения глубин, геологии дна Черное море совсем не простое, – пояснил он. – Когда прокладывали «Турецкий поток», возникло очень много технических сложностей». Если добавить сюда отсутствие у турок необходимого опыта, то коммерческие поставки «в лучшем случае» начнутся через шесть–восемь лет. 

Кстати, за примерами «газовых долгостроев» далеко ходить не надо, взять хотя бы израильское месторождение «Левиафан», открытое на шельфе Средиземного моря в 2010 году. Тогда американский журнал Oil and Gas Investor называл его «лучшим месторождением природного газа в мире». Но оказалось, что разработка этого лучшего месторождения – дело очень дорогое и сложное. Консорциуму из четырех компаний во главе с американской Noble Energy пришлось изрядно попотеть, чтобы начать коммерческую эксплуатацию «Левиафана», и случилось это лишь через 10 лет, в 2020-м.

Можно вспомнить еще одно очень перспективное месторождение – кипрскую «Афродиту». Ее открыли аж в 2008-м, но начало коммерческой добычи газа ожидается только в 2024–2025 годах. Правда, в данном случае помимо технических и финансовых проблем есть политические – «Афродита» находится в спорном регионе. Турция не признает пограничных соглашений Кипра со своими соседями, Британия имеет претензии на этот регион из-за своего суверенитета над военными базами Акротири и Дакелия.

Открытым остается и вопрос цены турецкого газа. По озвученным в прессе оценкам, только разработка нового месторождения потребует инвестиций в $6 млрд. Некоторые эксперты уверены, что из-за технических сложностей топливо со дна Черного моря будет точно не дешевле российского, а с большой вероятностью и дороже. Правда, турки за ценой не постоят, полагает Алексей Громов, ведь добыча своего газа – это вопрос политический. Как уже говорилось, Анкара давно мечтает снизить свою зависимость от импорта, но до сих пор такой возможности не представлялось. И вот первый крупный успех в поиске углеводородов на своей территории.

Купить у русского, продать болгарину

Но может случиться и так, что вся история с газовыми сокровищами на морском дне окажется красивой восточной сказкой, вернее, блефом Анкары. «У меня есть огромные сомнения в том, что там действительно крупное месторождение, – говорит Константин Симонов. – Черное море изучено вдоль и поперек, весь шельф давно исследован, и непонятно, как они могли это открытие совершить. Я предлагаю дождаться подтверждения иностранных аудиторов». 

Заявление Эрдогана об открытии огромного месторождения и обещание отказаться от импорта газа прозвучали как раз тогда, когда Турцию ждут непростые переговоры с Москвой о перезаключении контрактов на поставку и транзит российского газа, а также по поводу миллиардных выплат за неисполнение прежних договоренностей. Дело в том, что турецкие компании заключали с «Газпромом» долгосрочные соглашения по принципу «бери либо плати» (take-or-pay), а цены на газ в них были привязаны к нефти. Но газ на мировом рынке дешевел, и оказалось, что туркам выгоднее брать топливо на стороне – у Азербайджана, Катара, Алжира и т. д., что, собственно, они и делали.

В результате в 2019 году доля России в газовом балансе Турции снизилась с примерно 47% до 33,6%. Как сообщала The Wall Street Journal, семь турецких частных компаний выбрали только 15% от прописанных в контрактах объемов поставок. Но принцип take-or-pay никто не отменял, и теперь они должны «Газпрому» около $2 млрд за не купленный газ. В этом году дела пошли еще хуже – за первое полугодие 2020-го экспорт российского газа в годовом исчислении упал на 41,5%, при том что общий объем турецкого импорта снизился лишь на 3,5%. В результате «Газпром» лишился статуса крупнейшего поставщика, переместившись на пятое место, пропустив вперед Азербайджан, Катар, Иран и Алжир. Информации о размерах неустоек пока нет.

Теперь сроки действия старых договоров вышли, и Анкара хочет перезаключить контракты на более выгодных условиях, в частности, убрать «нефтяную привязку» и отказаться от принципа «бери или плати». Плюс как-то договориться по поводу накопившихся неустоек. В данной ситуации заявление Эрдогана о новом месторождении выглядит как усиление его переговорной позиции. Он словно дает понять партнерам по газовому покеру, что в руках у него «флэш-роял».

Да, еще один предмет предстоящего торга – это транзит. По территории Турции проходит труба, по которой российский газ идет в страны Южной и Восточной Европы – Болгарию, Сербию, Венгрию, Словакию. По словам Константина Симонова, российская сторона видит в турецких партнерах исключительно оператора газопровода, который получает плату за транзит. Но сама Турция давно мечтает о статусе газового хаба на юго-востоке Европы. Хаба, который будет аккумулировать трубопроводный газ из России, Азербайджана, Алжира, СПГ из Катара, США и т.д. и перепродавать все это дальше в Европу. Ключевое слово здесь «перепродавать». «Они на всех конференциях эту идею активно продвигают, – поясняет собеседник «Профиля». – В их понимании хаб – это когда ты у русских берешь газ дешево и продаешь болгарам дорого». Выгодно туркам, но не очень выгодно всем остальным.

Автор: Владислав Гринкевич

Источник: Профиль, 27.08.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Водородная повестка в России в период экономической войны с Западом
Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики