Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Зеленая» ловушка: чем грозит отказ Европы от российской нефти

«Зеленая» ловушка: чем грозит отказ Европы от российской нефти

Взятый Европой курс на сокращение объемов выбросов углекислого газа может ухудшить положение российских нефти и газа на европейских рынках. Чем это грозит российской экономике, и имеет ли наша страна пути обхода неминуемого кризиса, разбиралась «ПолитРоссия».

Новый налог на российскую нефть

Относительной гармонии в торгово-экономических отношениях России и Европы в скором времени может прийти конец, и причиной этому, вероятнее всего, станет углеродный налог, введение которого запланировано Евросоюзом на 2025 год. Речь идет о введении углеродного сбора на импорт товаров, произведенных при сжигании топлива на основе углерода (уголь, нефть, газ и другие ископаемые). Еврокомиссия планирует ввести его в рамках «Европейского зеленого курса», заявленная цель которого – создание конкурентного преимущества для зарубежных компаний с невысокими выбросами парниковых газов. И эта – на первый взгляд – благая цель, может сильно ударить по состоянию энергетического и экономического секторов России – одного из главных торговых партнеров современной Европы.

Как заявил в минувший четверг заместитель главы Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев, углеродный налог может резко увеличить конкурентоспособность товаров из европейских стран по отношению к другим государствам. И в первую очередь от этого могут пострадать такие базовые российские для нашей страны отрасли, как черная, цветная металлургия и химическая промышленность, работающие сегодня исключительно на углеводородном топливе. Помимо этого неминуемо сократятся и поставки российских сырьевых товаров в Европу, поскольку добыча и переработка нефти и угля напрямую сопряжена с выбросами углекислого газа. По словам Медведева, ситуация может зайти настолько далеко, что нашей стране впору готовиться к полному отказу Европы от российской нефти.

Как отметил в беседе с корреспондентом «ПолитРоссии» первый заместитель председателя комитета Госдумы РФ по энергетике Валерий Селезнев, углеродный налог – это объективная реальность сегодняшнего дня, и в том, что он будет введен, нет никаких сомнений. Как, к сожалению, нет сомнений и в том, что это негативно отразится на российской экономике.

 

«Безусловно, угроза есть. И это не новый факт, открывшийся позавчера. Мир совершает энергопереход на зеленые источники энергии. Соответственно, в балансах многих европейских стран чистые источники энергии занимают от 20 % и выше. Многие передовые европейские страны говорят о том, что к 2035 – 2050 годам они доведут свои энергобалансы в пользу чистых энергий до 100 %», – объясняет депутат.

 

Разделяет эту позицию и ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при Правительстве РФ Станислав Митрахович. В интервью нашему изданию он подчеркнул, что в случае введения углеродного налога Россия должна будет разработать меры внутреннего и внешнего реагирования и начать соответствующий диалог с Европой.

 

«Углеродный налог в том или ином варианте планировался уже довольно давно. И, конечно, для России, как для страны, которая экспортирует крупные объемы углеводородов, риски здесь, безусловно, существуют. И нам придется достигать каких-то компромиссов с ЕС и отдельными странами Европы. И нам нужно убедить партнеров в том, что слишком масштабные налоги сильно повредят нашему экономическому взаимодействию и сотрудничеству. От больших налогов и сама Европа очень сильно потеряет в конкурентоспособности по сравнению с другими регионами мира. Например, с Китаем, который такого рода налоги не вводит», – уверен эксперт.

 

Впрочем, время для того, чтобы уладить все вопросы и разногласия, еще есть. Даже до вступления в силу углеродного налога у нашей страны есть еще более 4 лет. Вопрос же об окончательном отказе европейских стран от российской нефти и вовсе на горизонте пока не виднеется.

 

«Представить, что Европа не будет покупать российскую нефть, российский газ и уголь, пока что нельзя. Если бы они могли от этого отказаться, то мы бы сейчас жили совсем в других политических реалиях – и конфликт из-за Украины протекал бы по-другому, и давно были бы введены санкции на поставку российских углеводородов. Но этого не произошло, потому энергетический баланс Европы без России просто не бьется – по крайне мере, сейчас они без нас просто не могут выжить», – считает Станислав Митрахович.

 

Впрочем, если говорить о долгосрочной перспективе, то изменения, безусловно, ожидаемы. Тот же уголь был массовым топливом еще в XIX веке, и очевидно, что сейчас он должен постепенно отмирать. У нефти и особенно газа, который сейчас является переходным топливом от нынешнего этапа развития энергетики к эпохе сплошных возобновляемых источников, запас времени несколько больше, поскольку энергопереход будет длиться еще несколько десятилетий. И если в каких-то странах, например, в Дании или Германии, этот процесс протекает относительно быстро, то условная Болгария только начинает приступать к реализации «зеленого курса».

Адаптация неизбежна

По словам Дмитрия Медведева, углеводородный налог следует рассматривать в качестве скрытого протекционизма, проводимого под очень благородным предлогом. Действительно, с одной стороны все выглядит именно так, и этому можно найти вполне рациональное объяснение. На фоне усилий, предпринимаемых правительством США, по защите собственных производителей, Европа также вынуждена прибегать к подобной политике.

При этом ЕС не может позволить себе введение бескомпромиссных пошлин, вступление в настоящие торговые войны и вынужден обращаться к «зеленому курсу», реализация которого сделает менее конкурентоспособной продукцию, произведенную не только в России, но и в США и Китае. И, разумеется, утрата конкурентоспособности чревата для российской экономики серьезными убытками. Так, эксперты аудиторской компании KPMG уже подсчитали, что Россия потеряет из-за этого налога до 33 миллиардов евро за пять лет (с 2025 по 2030 год) и целых 50 миллиардов за восемь, если углеродный сбор введут уже в 2022 году. А, по оценке Boston Consulting Group, для экспортеров России такой сбор может привести к потерям от 3 до 4,8 миллиарда долларов в год.

 

«Чистое законодательство Европы обложит дополнительными налогами наши товары, произведенные не на чистой энергии. И это большая проблема для российского бизнеса. Все наша энергоемкая промышленность – черная и цветная металлургия и так далее – столкнется с дополнительной нагрузкой. Соответственно, снизится конкурентоспособность отечественных товаров. Иными словами, российским властям нужно будет поддерживать и нашу промышленность за счет бюджетных средств», – объясняет Валерий Селезнев.

 

В то же время говорить о том, что идея налогового сбора возникла лишь для того, чтобы сделать убыточным положение российских производителей на европейском рынке, также неправильно. Как отмечают эксперты, такой налог является единственным способом заставить потребителей углеродного топлива платить за ущерб климату, вызванному выбросом углекислого газа в атмосферу. И в конечном итоге этот налог станет мощным сдерживающим фактором в денежно-кредитной сфере, который мотивирует переход на экологически чистую энергию. Разумеется, «обратить» всех производителей не удастся, но переход даже малой части корпораций на более экологичный способ производства должен положительно сказаться на окружающей среде в различных странах мира.

Естественно, стремятся к этому далеко не все государства, но если говорить конкретно о России, то наша страна фактически согласилась с «зеленым курсом» Европы, когда подписала Парижское соглашение в рамках Рамочной конвенции ООН об изменении климата, регулирующее меры по снижению содержания углекислого газа в атмосфере с 2020 года. Именно этот документ, как отмечают многие, и стал первой предпосылкой к введению углеродного налога.

 

«Нам придется к этому миру адаптироваться. Если уж мы не взяли линию на кардинальную борьбу, если мы сами подписали Парижское соглашение – это, напомню, сделал лично Дмитрий Медведев – значит, мы понимали, на что идем. Мы могли официально поставить под сомнение все опасения, связанные с изменением климата, выбросами CO2 и так далее. Но мы решили идти не против Парижа, а встраиваться в эту линию», – объясняет Станислав Митрахович.

 

По его словам, уже 8 сентября 2020 года пройдет первая консультация представителей российского и европейского бизнеса. И сам факт такого мероприятия говорит о том, что мы готовы обсуждать эту тему и не хотим разрывать отношения с Европой. Таким образом, жаловаться сегодня на готовящийся налог если не глупо, то как минимум нерационально.

Доступные альтернативы

По словам экспертов, снизить или же вовсе компенсировать неминуемые убытки от углеродного налога наша страна может сразу несколькими способами. Первый из них успешно реализуется и сейчас заключается в выходе и развитии дополнительных рынков сбыта. Как считает Станислав Митрахович, уже сегодня наша страна расширила свои энергетические контракты настолько, что может не замыкаться на одной лишь Европе.

 

«Россия – поставщик энергоресурсов в разные регионы мира. Например, мы будем наращивать экспорт в Китай. У нас построена труба "Сила Сибири", которая в этом году уже поставила несколько миллиардов кубометров газа, и мы планируем увеличить объемы до 30 с лишним миллиардов кубов. Помимо этого готовится и проект "Сила Сибири – 2", "Новатэк" поставляет сжиженный газ, экспортируется нефть – Китай стал для нас одним из главных партнеров. Также у нас крупные контакты с Индией по поводу угля и так далее. То есть мы играем с самыми разными странами», – объясняет эксперт.

 

Тем не менее, как отмечает Валерий Селезнев, слепая переориентация на растущие азиатские рынки – это очень рискованный шаг. По его словам, мы уже привыкли торговать с Европой, и этот рынок является наиболее удобным для нашей страны. Насколько же комфортно нам будет на очень сложных и нестабильных азиатских рынках, предугадать трудно. Поэтому параллельно с работой в Азии или условной Латинской Америке Россия должна двигаться по пути развития «зеленой энергетики», что позволит нашей стране выдерживать конкуренцию с производителями из Европы. Именно в этом и заключается второй вариант компенсации убытков. И, уверен Валерий Селезнев, наша страна может достичь в этом определенных успехов.

 

«Мы предпринимаем определенные шаги в этом направлении. У нас до 2024 года была разработана программа поддержки ДПМ ВИЭ. Сейчас она заканчивается, и мы обязательно ее продлим. И, по моим подсчетам, к 2035 году ветер, солнце и гидрогенерация займут примерно 7 % от общего энергобаланса страны», – объясняет депутат.

 

По его словам, если говорить, например, о газе то мы уже сейчас частично заменяем трубопроводные поставки экспортом СПГ. Конечно, в таком случае мы сталкиваемся с дополнительной конкуренции – если трубопровод представляет собой фактически монополию, в одни и те же точки сбыта сжиженного газа может прийти сразу несколько поставщиков – однако даже в такой ситуации Россия способна получать стабильные контрактные объемы. Помимо этого та же Германия уже предлагает России замещать выпадающие трубопроводные мощности водородным топливом.

В конце концов, не стоит забывать и об альтернативных источниках энергии, за которыми, как уверены эксперты, будущее. Как правило, любой разговор на эту тему в России моментально порождает тонны скепсиса. Однако в действительности Россия способна быть конкурентоспособной и в этой отрасли.

 

«Россия сама идет по пути развития энергетики, не наносящей урон климату. Посмотрите, сколько у нас гидроэнергетики, атомной энергетики, которая не дает выбросов углекислого газа. В конце концов, сколько у нас лесов, которые поглощают CO2. То есть мы очень многое делаем в этом направлении. У нас есть компания "Русал», являющаяся большим сторонником Парижского соглашения. Ее алюминий производится с помощью чистой гидроэнергии, а, допустим, в Китае его производят за счет энергии с угольных станций. К числу сторонников относятся также Анатолий Чубайс и Виктор Вексельберг. Их компании – "Роснано" и "Ренова" соответственно – являются производителями оборудования для возобновляемой энергетики. У нас есть компания "Хевел", которая занимается солнечной энергетикой», – рассказывает Станислав Митрахович.

 

Безусловно, все это потребует дополнительных расходов и инвестиций. Однако в будущем все эти затраты окупятся и, что самое главное, смогут обезопасить российскую экономику от внешнего давления.

Внутренний рынок может стать решением

Впрочем, ставка на «зеленую энергетику» вовсе не означает отказа от традиционных углеводородных источников. По словам Валерия Селезнева, нефть и газ являются конкурентным преимуществом России, и такой расклад сил продержится еще очень долго. Поэтому отказываться от традиционных источников энергии, которыми богата наша страна, будет в высшей степени нерационально. И даже если падения спроса на углеводороды на мировом (как минимум европейском) рынке будет не избежать, мы сможем компенсировать потери наших ведущих компаний за счет внутренних ресурсов

В начале июня текущего года президент России Владимир Путин поручил правительству и местным органам власти совместно с «Газпромом» обеспечить формирование источников финансирования для подключения россиян к распределительным сетям без привлечения их средств – таким образом глава государства дал старт окончанию глобальной программы по газификации страны. Ответственными за выполнение этих поручений назначены премьер-министр Михаил Мишустин, высшие должностные лица регионов и глава «Газпрома» Алексей Миллер.

Газификация страны должна завершиться к 2024 году, а к 2030 году необходимо установить целевые показатели на основе актуализации и утверждения соответствующих региональных программ. И, как отмечает Валерий Селезнев, эта программа позволит нашей стране переориентировать газоэнергетическую отрасль на внутренне потребление, что даст возможность компенсировать убытки на внешних рынках. Впрочем, делать это нужно осторожно, не вынуждая россиян переплачивать.

 

«Нам надо готовиться к тому, чтобы замещаться, в том числе, и за счет внутренних рынков. Наш президент уже провозгласил курс на газификацию всей страны. Это со времен электрификации первый за 100 лет масштабный энергетический проект. Но в этом вопросе нельзя допустить роста цен на внутреннем рынке. При любых раскладах энергобаланс у нас должен быть гармоничным, чтобы наши граждане могли и дальше пользоваться теми преимуществами, которые природа дала нашей стране, и получать дешевые электроэнергию и тепло», – резюмирует Валерий Селезнев.

 

Автор: Константин Липавский

Источник: ПолитРоссия, 28.08.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Арктика: территория прорыва или «белая дыра»?
Углеводородный бросок на Восток: текущие результаты и среднесрочные перспективы
Водород как новая энергетическая надежда
Российская добыча и экспорт нефти в условиях низких цен и ОПЕК+
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики