Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > В Госдуме предложили отменить налоговый маневр в нефтянке

В Госдуме предложили отменить налоговый маневр в нефтянке

Это будет стимулировать переработку нефти вместо ее экспорта

Первый зампред комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Валерий Гартунг предложил резко повысить экспортную пошлину на нефть и отменить возврат НДС экспортерам черного золота. Это позволит снизить входящую цену нефти на нефтеперерабатывающих заводах внутри страны и повысит рентабельность нефтепереработки, считает депутат. При этом привлекательность экспорта сырья существенно снизится.

Сейчас в рамках налогового маневра Минфин снижает экспортную пошлину на нефть, планируя, что к 2025 г. она станет нулевой. Одновременно налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) будет расти. «Предложение Гартунга концептуально противоречит идее налогового маневра, который подразумевает постепенное обнуление экспортной пошлины и компенсирующий рост НДПИ, чтобы прекратить практику дотирования нефтепереработки», – указывает старший директор группы по природным ресурсам в лондонском офисе рейтингового агентства Fitch Ratings Дмитрий Маринченко.

Одной из причин проведения налогового маневра в отрасли как раз и стало стремление правительства повысить рентабельность нефтепереработки и стимулирование компаний к модернизации производства, объясняют эксперты. И многие компании действительно обновили свои мощности. Однако к повышению рентабельности это не привело. «В настоящее время рентабельность переработки нефти внутри страны достаточно низкая, – отмечает доцент кафедры экономики промышленности РЭУ им. Г. В. Плеханова Олег Каленов. – Первая причина этого – сложившаяся в нефтяной отрасли олигополия: крупные компании диктуют свои правила и не дают вклиниться новым игрокам. Вторая – налоговое законодательство, которое действует сейчас в нефтяной промышленности, ориентировано преимущественно на поддержку экспорта».

Если целью депутата является снижение розничных цен на бензин и дизельное топливо, то его предложение выглядит логичным, считает партнер, руководитель налоговой практики PwC в России Андрей Солдатенко. «Его предложение фактически направлено на субсидирование производства нефтепродуктов и их реализации на внутреннем рынке за счет экспорта нефти, – объясняет он. – Это то, от чего российская налоговая система ушла по результатам «большого налогового маневра», поэтому возврат к такому перекрестному субсидированию сегодня видится маловероятным. Кроме того, предложенные меры должны сопровождаться зеркальным снижением налоговой нагрузки по другим налогам или дополнительными налоговыми льготами для избежания негативного эффекта на конкурентоспособность российских нефтяных компаний на мировом рынке». С тем, что сейчас не лучшее время для налоговых революций в нефтянке, согласен и Маринченко. «В целом НПЗ сейчас загружены, проблемы простаивающих мощностей нет. А если речь идет о дополнительных изъятиях для наполнения бюджета, то сейчас для этого не самое правильное время, ведь цены на нефть упали и остаются неустойчивыми», – отмечает он.

Предложение об отмене возвратов по НДС также вызвало недоумение у экспертов. «Отказ в возврате НДС при экспорте любых товаров противоречил бы существу данного налога, превратив его в некий аналог налога с оборота или тех же экспортных пошлин, – замечает партнер Deloitte Геннадий Камышников. – С точки зрения принципа стабильности налоговой системы такой шаг также был бы очень спорным. Он очень негативно повлиял бы на экспортный потенциал отрасли, однако совсем не обязательно автоматически простимулировал бы нефтепереработку внутри России».

При отмене возврата НДС могут упасть объемы экспорта и его рентабельность. В результате экспортеры недополучат валютную выручку, а падение рентабельности они, скорее всего, постараются переложить на внутренних потребителей нефти, прогнозируют возможное развитие событий эксперты.

В целом тренд на повышение добавленной стоимости, т. е. увеличение степени переработки сырья внутри страны, неизбежен – только это позволит наполнять бюджет в долгосрочной перспективе, отчасти соглашается с предложением Гартунга генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. «Но при чем здесь добыча? – удивляется он. – Нужно применять налоговые стимулы именно в самой переработке, в нефте- и газохимии. В этом направлении развиваются наши конкуренты, и именно продукты переработки нефти и газа востребованы на наших основных рынках сбыта – в Европе и Китае».

В качестве стимулов для повышения доли добавленной стоимости в нефте- и газохимии можно рассмотреть снижение акцизов или увеличение вычетов. «Сложность в том, что одновременно со снижением внутренних цен на нефтепродукты есть желание сохранить долю на мировом рынке нефти и не допустить существенного роста налоговой нагрузки на отрасль, а также избежать выпадающих бюджетных доходов, – замечает Солдатенко. – Такая система уравнений не имеет простого решения. Однако, если ввести еще один фактор, например субсидирование дальнейшего снижения акцизов из фонда национального благосостояния (что уже имело место) или иных источников, решение может быть найдено. Неналоговые меры, нацеленные на повышение экономической и производственной эффективности отрасли (в том числе ориентированные на повышение уровня конкуренции), могут оказаться более эффективными в данной ситуации». Что же касается модернизации НПЗ, стимулировать ее административно-налоговыми методами – пустая затея, считают эксперты.

В Минфине с предложением Гартунга еще не знакомы, но отмечают, что меры по поддержке глубокой переработки нефти уже есть. «В целом сейчас уже действуют меры, направленные на стимулирование нефтепереработки в стране. Так, с 1 января 2019 г. в РФ в области акцизного налогообложения действуют меры, направленные на сглаживание колебаний цен на моторное топливо и стимулирующие повышение углубления переработки нефти, – рассказали «Ведомостям» в пресс-службе Минфина. – Кроме того, в Госдуму внесен законопроект, которым устанавливаются дополнительные стимулирующие налоговые условия, направленные на обеспечение окупаемости инвестиций в строительство установок глубокой переработки нефти и повышение интереса компаний к дополнительной модернизации нефтеперерабатывающих заводов».

«Россия экспортирует три четверти добычи в виде нефти и нефтепродуктов, баланс поставок которых определяется рынком, – напоминает руководитель международной практики КПМГ по оказанию услуг компаниям нефтегазового сектора Антон Усов. – Основной объем поставок идет в Европу, которая нацелена на снижение доли углеводородов в своем топливном балансе в связи с декарбонизацией. Именно об этом сейчас надо думать».

Автор: Любовь Маврина

Источник: Ведомости, 02.09.2020 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики