Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Какая боль! "Северный поток" и Прибалтика – 2:0

Какая боль! "Северный поток" и Прибалтика – 2:0

Создается ощущение, что "Северный поток–2" не объединяет, а дробит европейскую элиту, которая все никак не может определиться: воспринимать проект как "угрозу энергетической независимости и безопасности Европы" или нет.

Европейский альянс под протекторатом США против "Северного потока–2" давно сформировался. В него смело вносят Польшу, страны Прибалтики и не входящую в Евросоюз, но активно приписывающую себя к нему Украину.

Представители Прибалтики не могут не поддержать своего "вашингтонского феодала". Старый, хоть и не всегда верный старший партнер уже бросает косой взгляд через океан, следя за текущей реакцией. 

Санкции против "Северного потока–2" все пекутся в американских кабинетах, старая Европа бурлит от возмущения, а Прибалтика смущенно смотрит в пол, не говоря ни "да", ни "нет" вводимым мерам. 

Ведь агрессивная антироссийская риторика представителей МИД этих трех стран – это одно. А реальная поддержка – совсем другое.

Да и что тут говорить, если европейский "демарш" против санкций США в отношении "Северного потока–2" из всех трех "американских друзей с Балтии" не поддержала только Латвия, и то потому, что не присутствовала на организованной в августе онлайн-встрече по данному вопросу.

Эстонцы поспешили пояснить свое присоединение к конференции. Посол Эстонии в США Йонатан Всевиов заметил, что участие Таллина "не говорит о позиции страны по поводу санкций или "Северного потока–2".

"Я, очевидно, не могу говорить за всех, но я могу говорить о позиции Эстонии, и я могу вас заверить, что мы не заявляли демарш американцам, ни самостоятельно, ни совместно с кем бы то ни было. Не бывает случайных демаршей, когда вы просто оказались в комнате, где кто-то заявляет кому-то демарш, и внезапно оказывается, что вы тоже приняли участие", – заметил Всевиов.

А до этого Эстонии пришлось оправдываться еще и за своего еврокомиссара по энергетике – Кадри Симсон, которая высказалась о неправомерности характера ограничительных мер США, затрагивающих по итогу не просто российский трубопровод, но интересы европейских компаний.

Правда, потом комментарий Симсон из материала немецкого издания Handelsblatt таинственным образом исчез, сама она от своих слов открестилась, на "подстраховку" пришел глава МИД Эстонии Урмас Рейнсалу, спешно заверив, что надежда эстонцев на "защищающий и миротворческий" характер американских санкций непоколебима. И все успокоились. Но, как говорится, "ложечки нашлись, а осадочек остался".

Уже позже "осадочек" сухо пытался развеять премьер-министр страны Юри Ратас, который, очевидно, не стал тратить время на анализ собственных, европейских норм, в поиске ответа на вопрос – от чего реально зависят поставки топлива, и почему "Северный поток–2" можно считать "политическим проектом", а Третий энергопакет – санкции против проекта – нет.

"Пункт первый – речь идет о политическом проекте. Пункт второй – когда мы вообще говорим об этой трубе, она должна отвечать газовым директивам ЕС, европейской регуляции. Пункт третий – если сейчас уже существует труба, которая называется "Северный поток–1" и которая в данный момент не работает на 100% своей мощности, то какой смысл вести под водой еще одну трубу? Иными словами, Эстония считает этот проект политическим," – цитируют Юри Ратаса радионовости ERR.

"Эстония не поддерживала ни строительство первого "Северного потока", ни "Северного потока–2". Такова по-прежнему наша позиция", – заключил Ратас.

Заключил, но так и не ответил: зачем на самом деле Прибалтике противостояние российским газопроводам, от которых она не несет ни экономической выгоды, ни финансовых убытков?

Передышавшие "молекул свободы"

В международном мультимедийном пресс-центре "Россия сегодня" прошла онлайн-конференция на тему: "США против "Северного потока–2": история повторяется?", в ходе которой была представлена книга группы авторов "Великая газовая игра: полвека борьбы США против Европы". Разумеется, тема санкций против "Северного потока–2" обсуждалась очень активно.

На вопрос корреспондента Baltnews о том, почему против газопровода выступает Эстония, когда он никак не затрагивает интересов этой страны, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов ответил однозначно: позиция Таллина идет в курсе современным политическим реалиям ЕС.

"Мы видим, что страны, которых вообще не касается данный проект, принимают самое активнейшее и бурное участие в его обсуждении. Это касается и прибалтийских стран, и Польши, которая умудрилась придумать все, что можно. Перерыла все зацепки. То есть идет сознательная политика по торпедированию", – сказал Константин Симонов.

"Напомню, что по итогу иска Польши пяти европейским компаниям (Nord Stream 2 AG подписала с компаниями ENGIE, OMV, Shell, Uniper и Wintershall Dea соглашения о кредитовании проекта – прим. Baltnews) запретили быть акционерами "Северного потока–2", – добавил эксперт.

"Они нашли зацепку и использовали ее. Часть европейских компаний не отказались от финансирования проекта, и свои обязательства выполняют. Но акционерами они быть не смогли", – заметил Константин Симонов.

"Мы видим, как сами европейцы, которые гордятся своим правом, уходящим в Римскую империю, постоянно меняют правила игры. Это и есть ответ на то, почему Эстония мешает, несмотря на то, что вроде как к ней проект никакого отношения не имеет, и страны Балтии уже имеют терминал по приему "молекул свободы" (имеется в виду американский СПГ – прим. Baltnews) и на каждом шагу заявляют, что российский газ им больше не нужен, как и Польша. И тем не менее", – заключил эксперт.

А вот у стран Балтии, по мнению Андрея Конопляника, сопредседателя с российской стороны Рабочей группы 2 "Внутренние рынки" Консультативного совета по газу Россия – ЕС, менее очевидные причины злиться на новые российские газовые проекты. И связаны они с собственными, нереализованными экономическими амбициями прибалтов и Польши. 

"Есть и подводная часть айсберга. Я с Константином [Симоновым] согласен только отчасти. Эстония очень сильно была заинтересована в альтернативном проекте "Северному потоку–2", как, впрочем, и Латвия, Литва и Польша. Проект назывался "Amber" (газопровод "Янтарь", строительство проекта обсуждалось в 2008 году – прим. Baltnews)", – отметил Конопляник в ходе ответа. 

"Предлагалась альтернатива "Северному потоку", провести трубу по территории этих четырех государств, для того, чтобы получать транзитные тарифы, иметь возможность влияния на эти поставки", – заключил эксперт.

Действительно, идею построить газопровод "Янтарь" в 2008 году был готов отстаивать даже тогдашний вице-премьер, министр экономики Польши Вальдемар Павляк. Изначально высказывая недовольство планированием "Северного потока–1", польские представители решили поддержать иной вариант поставок российского газа, который, по их мнению, смог бы "лучше защитить Европу от влияния "Газпрома".

Кроме того, поляки ссылались на то, что "Янтарь" будет действовать в единой системе законодательных европейских норм, а значит, снимет шанс проявления "нарушений типа перекрытия или несанкционированного отбора газа из трубопровода".

"Данный проект интересен тем, что снимает все опасения относительно стран – транзитеров российского газа", – замечал тогда РБК daily директор департамента нефти и газа Минэкономики Польши Матеуш Вожняк.

Однако "Янтарь" так и остался лишь красивым названием, и теперь любая "околовозможная" поддержка российских проектов представителями Эстонии в европейских органах вызывает критику ее властей.

"Знаете, когда отказались в пользу другого газопровода, могла возникнуть и логика "ах, так!". Тогда Кадри Симсон, которая сегодня пришла в Брюссель и работает еврокомиссаром во благо всей Европы, и Кадри Симсон, которая могла быть представителем Эстонии, в числе государств, поддерживающих проект "Amber", – это две разных Кадри Симсон", – сказал Андрей Конопляник и добавил:

"Человек, который выходит на разный уровень ответственности, переосмысливает свое отношение к некоторым проблемам. И не следует забывать, что у этих стран есть такая "фантомная" боль, что отказались от их проекта, лишили их. А они уже, это мы знаем по прессе, поделили между собой транзитные платежи за прокачку. Поэтому я думаю, что эта составляющая тут тоже есть".

При этом отказ от "Янтаря" не нес под собой никакого политического подтекста со стороны Москвы.

"Проект "Янтарь" не состоялся по той причине, что экономически целесообразен газопровод, на котором не будет транзитных платежей. В том случае, если бы был реализован "Янтарь", то для поступления российского газа до Германии, пришлось бы оплачивать эти услуги", – заметил в комментарии Baltnews эксперт по энергетике Борис Марцинкевич.

И вернулась ли "фантомная боль" к властям стран Балтии и Польши в период процесса реализации "Северного потока–2", можно только гадать – сами они не признаются. Хотя и в их злопамятности сомневаться не приходится.

Да и после отказа от "Янтаря" Варшава уже окончательно определилась со своей идеологической миссией в ЕС.

"Той же самой Польше предложили реализовать "Ямал – Европа–2", который де-факто повторял маршрут "Северного потока–1" и "Северного потока–2". Просто после Польши он бы сворачивал резко на юг, обходя Украину с севера, и сразу приходил бы в Центрально-Восточною Европу. И вот это действительно была альтернатива "Северному потоку–1", – рассказал в беседе с Baltnews эксперт Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ), эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков.

"Но Польша сама отказалась от этого. Уже тогда по политическим мотивам, сказав, что с Россией ничего строить не будет. Варшава пытается быть проводником американских интересов в Европе, настаивая на том, чтобы никакие российские проекты не будут реализованы. И помогает США выйти на Европейский рынок, вытесняя Россию. Поэтому я думаю, был бы какой-то газопровод, не был бы, все равно поляки бы занимали проамериканскую позицию", – резюмировал эксперт.

Пассивная борьба

Впрочем, само "махание кулаками" Прибалтики против "Северного потока–2" скорее пассивное и до главного оппозиционера – Польши – не дотягивает.

"Прибалтика не сильно и участвует в борьбе против "Северного потока–2". Основным зачинщиком выступает именно Польша. Прибалты классически поддерживают все, что против России. Такое позиционирование с самого начала было: "Мы – это не Россия, не СССР. Все, что касается Советского Союза, – это плохо. Россия – правопреемница СССР, соответственно, ее проекты плохи просто автоматически", – сказал Игорь Юшков.

"Сейчас мы не видим со стороны Прибалтики активной позиции против "Северного потока–2", они хотя бы не подают в суды, как это делает Варшава. И даже не блокируют создание совместных предприятий", – заметил эксперт.

Но, наверное, самым парадоксальным является то, что власти стран Балтии сами финансируют "Северный поток–2". Косвенно, не признанно, но финансируют. Что уже, в определенном смысле слова, сложно назвать противостоянием.

"Кабель NordBalt (подводный силовой кабель между Клайпедой в Литве и Нибро в Швеции – прим. Baltnews) через Балтийское море от территории Литвы на территорию Швеции – обеспечивает поставки электроэнергии в Литву. Для того, чтобы запитать этот кабель, электроэнергия вырабатывается на АЭС и ГЭС, которые расположены на территории Швеции, но принадлежат немецкой компании Uniper – одной из пяти европейских компаний, финансирующей "Северный поток–2", – напомнил Борис Марцинкевич и добавил:

"Соответственно, в то время как литовские политики говорят о том, что они являются противниками проекта, население и бизнес Литовской Республики исправно платит деньги за то, чтобы газопровод был быстрее построен".

Связывает Литву с "Северный потоком–2" и финская государственная энергетическая компания Fortum, купившая в свое время контрольный пакет акций компании Uniper.

"Покупка была одобрена Европой и Россией в частности… Тем не менее в Fortum подчеркнули, что будут выполнены все договорные обязательства, касающиеся "Северного потока–2". А у самой Fortum есть собственности, в том числе – и в Литве. Когенерационная станция, обеспечивающая электроэнергией город Клайпеду вместе с его портом, где перерабатываются коммунальные отходы. И там, где платят Fortum, платят за "Северный поток–2", – заметил Борис Марцинкевич.

"То есть это два отдельных мира в Европе: есть мир политиков, которые произносят красивые слова в микрофон на электроэнергии, за которую надо платить, а есть мир энергетиков", – заключил эксперт.

Успокоились? Ненадолго

Грозящие санкции США, противостояние отдельных европейских стран, безусловно, влияют на российские проекты. С завершением проектов давление несколько снижается, с проектированием нового – повышается. Тем не менее, как считает заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач, подобная политика – это долгосрочная цель наших "западных партнеров".

"Американцы точно так же противодействовали "Северному потоку–1", может быть, не с таким накалом, но он был. И, вероятно, история повторится. Как только "Северный поток–2" начнет работать, накал давления снизится", – подчеркнул эксперт.

Но как бы то ни было, уверен Константин Симонов, Россия, как и всегда, найдет выход из энергетического тупика, создаваемого для "Северного потока–2":

"Я не думаю, что сейчас ситуация окажется нерешаемой для нас. Еще раз повторю, я не хотел бы недооценивать степень давления и веса того катка, который пытается проехать по нашим энергетическим отношениям. Понимаю, что Европа другая и страны Балтии другие".

"Возвращаясь к тому, что говорил Андрей Александрович [Конопляник], я убежден, что в случае с Эстонией, речь, конечно, не о "фантомной боли" идет. А эстонские политики уже давно забыли трубопровод "Янтарь", и не в этом дело", – продолжил эксперт.

"Это как раз отражает степень изменений в той же Прибалтике, когда уже в постсоветское время всерьез обсуждали газопроводы через их территорию. А сейчас бы это звучало дико – труба через Эстонию из России. Это был бы анекдот какой-то, а тогда – реальный проект, его действительно обсуждали", – рассказал Константин Симонов.

"Извините, "Газпром" владел долями в газотранспортных системах стран Балтии. Это было нормально, ни у кого это не вызывало вопросов. Мы ни разу, кстати, не использовали угрозу прекращения поставок по каким-то политическим моментам. Поэтому здесь ситуация, конечно, ухудшается и ухудшается. Но если в советское время СССР был однозначно идеологическим врагом, и нам удалось эти проблемы решить, то, считаю, решим и сейчас", – заключил эксперт.

Материал подготовлен при участии корреспондента Baltnews Кристины Никитиной.

Автор: Екатерина Кобиц

Источник: Baltnews.ee, 08.09.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.
Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики