Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Трубная соломинка. Зачем «Газпром» хочет построить «Силу Сибири – 2»

Трубная соломинка. Зачем «Газпром» хочет построить «Силу Сибири – 2»

В России начинается новый инфраструктурный мегапроект: «Газпром» приступил к проектированию газопровода «Сила Сибири – 2», предназначенного, как и первый, для перекачки сырья в Китай. Новый поток планируется проложить по совершенно иному маршруту. Однако его необходимость вызывает сомнения – КНР может обойтись и без этого. Какие риски подстерегают «Газпром» и насколько сложен проект «Сила Сибири – 2», разбирался «ФедералПресс».

Объединить и развивать

В начале сентября председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер в ходе селекторного совещания сообщил о старте проектирования газопровода «Сила Сибири – 2».

«Задача этого магистрального газопровода заключается в том, чтобы объединить газотранспортные системы востока и запада страны. Кроме этого, может появиться возможность создания нового экспортного канала мощностью до 50 млрд кубометров газа в год для поставки российского газа через территорию Монголии в Китай», – объявил Миллер.

Отметим, что «Сила Сибири – 2» – это реанимированный проект «Алтай». Впервые о прокладке газопровода в Китай по западному маршруту – через Новосибирскую область, Алтайский край и Республику Алтай (по восточному – через Иркутскую область, Якутию и Амурскую область – прошла «Сила Сибири») – заявил в 2011 году президент России Владимир Путин. Его строительство должно было начаться в 2008 году, и спустя три года по нему должны были прокачать первые 30 млрд кубометров голубого топлива.

В 2008 году прокладка «Алтая» не началась, зато на совещании в Томске в конце 2010-го Алексей Миллер сообщил, что уже сделано обоснование инвестиций и идут проектные работы (в частности, изыскания по трассе будущего газопровода). В то же время он подчеркнул, что к его прокладке «Газпром» приступит лишь после решения всех коммерческих вопросов с китайской стороной. «В случае достижения таких договоренностей в середине 2011 года поставки газа могут быть начаты уже в конце 2015 года», – говорилось в пресс-релизе «Газпрома».

Коротко, но не просто

Под китайской стороной, очевидно, подразумевалась China National Petroleum Corporation (CNPC), и в марте 2011 года с ее вице-президентом Ваном Дунцзинем Алексей Миллер действительно обсуждал перспективы прокачки газа по «Алтаю». Были еще переговоры с президентом CNPC Чжоу Цзипином в сентябре 2012 года, и в итоге в ноябре 2014 года они заключили рамочное соглашение по поставкам голубого топлива по «Алтаю».

Еще на стадии переговоров было понятно, что его предстоит вести в сложных природных условиях, от болот в Западной Сибири до гор на Алтае, поэтому к организации его прокладки и эксплуатации должны предъявляться жесткие требования.

Нарекания вызывала возможность строительства через священное для алтайцев плато Укок. Оно отличается высокой сейсмичностью (до 9 баллов), предполагаемая трасса должна была пересекать участки с вечной мерзлотой, которая, как опасались ученые, могла таять. Газопровод бы разрушил почву, повредил растительность, восстанавливать их пришлось бы очень долго.

Точные причины остановки строительства неизвестны, но «Алтай» построен не был. Подобная ситуация могла быть связана с фокусом «Газпрома» на строительство «Силы Сибири» (и обоих «Северных потоков») или же с приостановкой действия соглашения с CNPC.

Чаяндинская проблема

Теперь же «Газпром» вернулся к идее прокладки «Алтая», успевшего поменять название на «Силу Сибири – 2». В августе Алексей Миллер и премьер-министр Монголии Ухнаагийн Хурэлсух подписали меморандум, предусматривающий создание совместной компании, которая подготовит технико-экономическое обоснование проекта и будет эксплуатировать газопровод (вероятно, партнером «Газпрома» будет выступать его монгольский «аналог» – Erdenes Mongol).

Поднять «Алтай» из пыльного архива «Газпром» могли заставить трудности на Чаяндинском месторождении, откуда природный газ транспортируется по «Силе Сибири» в КНР. Есть основания полагать, что добыча на Чаяндинском месторождении достигла предела и «Газпром» не может выполнять контрактные обязательства перед китайцами. Недаром же заместитель главы департамента № 307 «Газпрома» Андрей Филиппов признавал, что объемы добычи природного газа по отдельным скважинам не вышли на ожидаемые уровни. Более того, геолого-разведочные работы на нем не завершены.

Строительство «Силы Сибири – 2» в обход алтайских гор по территории Монголии – оптимальный вариант с точки зрения охраны окружающей среды (Укок останется неприкосновенным), хотя и удлиняющий маршрут и, соответственно, увеличивающий стоимость проекта.

«Проект создаст базу для развития газификации регионов Восточной Сибири и значительно увеличит объемы экспорта газа в Китай, – считает Виталий Громадин, аналитик БКС. – Вариант маршрута через Монголию проще реализовать из-за отсутствия сложного горного рельефа местности, как в случае маршрута через Алтай, кроме того, создание трубопровода позволит соединить газотранспортные системы на западе и востоке России». Вот тут-то «Сила Сибири – 2» может помочь «Силе Сибири», если, конечно, два потока проложить близко и соединить перемычкой.

Подводные течения

Интересно, что «Газпром» собирается прокладывать «Силу Сибири – 2», не имея твердых гарантий, что CNPC будет покупать из нее газ.

«Перспективы этого проекта на данном этапе сомнительны. Ведь нет юридических соглашений (помимо меморандума о намерениях, подписанного с CNPC в конце 2014-го), а также заинтересованности китайской стороны (центры потребления газа располагаются на восточном побережье, куда удобнее поставлять СПГ и трубопроводный газ по дальневосточному маршруту доставки), – обращает внимание Виктор Щеглов, старший персональный брокер «БКС Брокер». – Пока не понятно, сможет ли «Газпром» обеспечить привлекательные условия контракта. Возрастает риск новой волны капитальных вложений в ближайшие годы, что может оказывать дополнительное давление на его баланс».

«В случае согласование условий контракта с китайцами стройка может быть завершена в середине текущего десятилетия, но коммерческие переговоры, как показал опыт первой «Силы Сибири», могут сами идти около десяти лет. Цена (точнее, формула цены) – это палка о двух концах. Если китайцев устроит формула, они предпочтут российский трубопроводный газ всем конкурирующим вариантам импорта. Но если формула будет слишком односторонне выгодна именно покупателю, то тогда окупить вложения в «Силу Сибири – 2» для России станет намного сложнее», – солидарен с ним Станислав Митрахович, ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при правительстве России.

Смена предпочтений

Есть еще одна проблема, способная повлиять на успешность «Силы Сибири – 2»: динамика потребления природного газа в Китае. В июне 2020 года он снизил импорт трубопроводного газа на 23 % (к уровню аналогичного месяца 2019 года), до 3 млрд кубометров, одновременно нарастив закупки сжиженного – на 4 %, до 6,9 млрд кубометров.

Бывшая Поднебесная империя две трети своих потребностей удовлетворяет за счет сжиженного газа, остальное – за счет получаемого по трубопроводам. Из-за пандемии коронавируса она в первом квартале 2020 года уменьшила их закупки, затем поставки сжиженного газа в КНР стали расширяться, трубопроводного – продолжили падение. Всего же за полгода «Газпром» экспортировал в Китай 1,6 млрд кубометров газа (в целом за 2020 год он должен продать 5 млрд кубометров).

Если же его партнер CNPC закупит меньшее количество, то он должен заплатить «Газпрому» 4,2 млрд долларов (так предусмотрено их контрактом, заключенным в 2014 году). Тем не менее расслабиться топ-менеджерам «Газпрома» нельзя – Китай стремится увеличить собственную добычу природного газа (в 2019 году она выросла на 11,5 %, до 177,7 млрд кубометров), его компании, несмотря на пандемию коронавируса, не отказались от планов по созданию новых мощностей для разжижения и хранения газа. Они стремятся диверсифицировать структуру закупок газа, не желая зависеть от трубопроводов из России и Средней Азии.

«С точки зрения целесообразности нового газопровода для Китая есть определенные сомнения. Китай намерен наращивать собственную добычу, а также увеличивает закупки СПГ, имея возможность выбирать поставщиков. Существует риск, что российские экспортные газопроводы он будет рассматривать в качестве не основных, а резервных источников газа для обеспечения пикового спроса. Для него это будет выгодно, ведь больших денег вкладывать в этот проект, как и в «Силу Сибири», он не намерен. Таким образом, построенный за свой счет газопровод может оказаться для «Газпрома» не слишком эффективной инвестицией», – говорит Алексей Калачев, аналитик «Финам».

Патовая ситуация

В результате «Газпрому» придется конкурировать по стоимости с поставщиками сжиженного газа, и это будет непростая задача, учитывая низкие цены на него. Например, Qatar Petroleum разместила на верфях Южной Кореи заказы на 100 газовозов – большая их часть будет ходить в КНР. Из российских компаний конкурентом «Газпрома» выступит «Новатэк» – он продает сжиженный газ в Китай с проекта «Ямал СПГ» с 2018 года, его партнерами по другому проекту «Арктик СПГ-2» выступают CNPC и China National Offshore Oil Corporation.

«Новатэковский газ все больше напрямую конкурирует с газом «Газпрома» в Европе, на китайский рынок поставки с «Ямал СПГ» также уже начаты. Проблема заключается в большей налоговой нагрузке на «Газпром», в то время как «Новатэк» получил огромные льготы и государственное софинансирование в необходимую ему инфраструктуру», – отметил Станислав Митрахович.

На иных экспортных рынках «Газпрому» пока тоже не везет. «Северный поток – 2» неизвестно когда будет завершен, «Голубой поток» простаивает с мая, «Турецкий поток» недозагружен. По данным Управления по регулированию энергетического рынка Турции, за первое полугодие 2020 года Турция уменьшила импорт газа из России на 41,5 %, до 4,7 млрд кубометров. Словно в пику ей она наращивает закупки сжиженного газа в Алжире и Катаре.

Пользуясь складывающейся конъюнктурой, Турция может потребовать от «Газпрома» уступок по цене, в противном случае она откажется от его газа. «Газпром» может не пойти на снижение цен, опасаясь падения своей рентабельности и рискуя потерять турецкий рынок.

Внутреннее отставание

Внутри же России доходы «Газпрома» от продажи природного газа сравнительно скромные. В настоящее время строятся три больших газоперерабатывающих предприятия: два из них сооружаются самим «Газпромом» в Ленинградской и Амурской областях, еще одно «Сибуром» во все той же Амурской области. Пока они не заработают, крупных закупок газа от них не будет.

Остается тогда газификация регионов. И тут не все ладно. В августе глава Счетной палаты Алексей Кудрин на встрече с президентом России Владимиром Путиным заявил о сильном отставании газификации краев и областей от запланированных показателей.

«Идет на 15 % только выполнение плана за последние три года», – рассказал он, добавив, что частично газификацию осуществляет «Газпром межрегионгаз» («дочка» «Газпрома», реализующая газ по всей России), часть осуществляют муниципалитеты (в пределах внутрипоселковых газопроводов).

По его словам, наблюдается значительное сокращение финансирование газификации, причем она сейчас даже убыточна – действующие тарифы на продажу газа не покрывают расходов на прокладку газопроводов.

«Этот недостаток обычно погашается «Газпромом» за счет экспортной выручки, и сейчас она тоже, конечно, снижается. Поэтому это создает новые риски по срокам исполнения», – подчеркнул Алексей Кудрин.

Высоко поднять же тарифы на газ не представляется возможным из-за низкой покупательной способности простых граждан. «За счет населения окупить падение внешних рынков невозможно», – констатирует Станислав Митрахович.

Фактически «Газпром» оказался загнанным в угол. Реализовывать газ за границу по максимуму он не может – там его теснят конкуренты, будущее «Силы Сибири – 2» туманно, перспективы восстановления глобального рынка неясны, на родине нарастить доходы легко не получится.

При подобном раскладе «Газпром» может продолжать терять доходы (только за первое полугодие 2020 года его чистая прибыль сократилась в 19,3 раза, до 45,5 млрд рублей, чистый долг увеличился на 16 %, до 3,7 трлн рублей) и как бы не пришлось спасать наше «национальное достояние» за счет государства.

Автор: Виктор Бодров

Источник: ФедералПресс, 08.09.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики