Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Пакистан не будет платить за потери туркменского газа в Афганистане

Пакистан не будет платить за потери туркменского газа в Афганистане

С проектом газопровода ТАПИ (Туркмения — Афганистан — Пакистан — Индия) хорошо только в Туркмении. Там завершаются работы. А вот в Афганистане с начала сентября лишь приступили к выбору участков земли под магистраль, старт строительства которой дали еще в конце 2015 года. Исламабад, тем временем, передумал брать на себя потери газа при его транзите через афганскую территорию и, как и Дели, хочет изменить формулу цены на газ.

Президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов провел телефонные переговоры с президентом Пакистана Арифом Алви и выразил надежду на скорое начало строительства газопровода ТАПИ, сообщает правительственная газета «Нейтральный Туркменистан».

Издание уточнило, что строительство туркменского участка подходит к концу. Однако на него приходится лишь 200 километров трассы газопровода, общая протяженность которого должна составить 1814 километров. Афганский участок является одним из самых протяженных, 735 километров, и ясности с ним нет до сих пор. С одной стороны, не определены источники финансирования. С другой, только 31 августа TAPI pipeline project LTD и министерства шахт и нефти и городского развития и границ Афганистана подписали меморандум о выкупе земли под трассу газопровода. Директор TAPI pipeline project LTD Мохаммад Мурад Аманов заявил, что строительство планируют начать в 2021 году, сообщает агентство Khaama Press.

Тем временем пакистанская The Nation пишет со ссылкой на источники, что у Исламабада накопились претензии к действующему соглашению о строительстве газопровода и власти страны намерены изменить ключевые положения документа. 

Главные из них — точка сдачи и цена газа. «Пакистан настаивает на том, чтобы изменить точку сдачи туркменского газа и пересмотреть цены на газ. По существующему соглашению, подписанному предыдущим правительством, Туркмения будет сдавать газ Пакистану на туркмено-афганской границе, и Исламабад возьмет на себя все убытки в случае потерь газа на афганской территории. Нынешнее правительство требует изменить это положение, чтобы не нести ответственности за потери в Афганистане, а только — внутри собственных границ», — пишет The Nation. Также в издании сообщают, что в Пакистане уже создали правительственный комитет по ведению переговоров об изменении формулы цены на газ, который будут поставлять по ТАПИ. Только после согласования новой цены Исламабад планирует начать работы в стране.

Впрочем, и в самом Пакистане не все в порядке со строительством собственного участка ТАПИ. Как сообщало EADaily, для перехода страны на газ пакистанское правительство еще в 2011 году ввело налог на развитие газотранспортной инфраструктуры (GIDC). Собранные средства должны использовать на строительство газопроводов Иран-Пакистан (IP), Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия (TAPI), терминалов СПГ и вспомогательной инфраструктуры. Пакистанская промышленность, однако, не спешила платить налог и летом 2020 года задолженность по его выплате составила 417 млрд пакистанских рупий ($ 2,46 млрд). В августе Верховный суд Пакистана удовлетворил иск правительства взыскать с промышленных предприятий $ 2,46 млрд, однако перспективы сбора денег пока не ясны.

Без новых цен на газ не видят смысла продолжать проект и в Индии. Еще прошлой осенью индийское The Economic Times сообщало, что Индия может отказаться от газопровода, который покроет 30−35% потребностей страны в природном газе. Издание отмечало, что контрактная цена на газ составляет $ 10 за MMBTU ($ 350 за тысячу кубометров), что в нынешних условиях дешевого голубого топлива слишком высокая цена. Высокопоставленный чиновник из министерства заметил по поводу охлаждения Дели к проекту: «Одна из причин — высокая цена. Туркменский газ более чем вдвое дороже американского СПГ». Индийские аналитики считают, что Индию заинтересует только цена в $ 4 за MMBTU (чуть более $ 140 за тысячу кубометров) в течение всех 30 лет действия контракта. Тогда страна сможет экономить на энергоресурсах $ 3 млрд в год. 

Планируется, что Пакистан и Индия будут получать по 14 млрд кубометров в год, а Афганистан — 5 млрд. Однако, писало индийское деловое издание, Кабул согласился пока только на 735 млн кубометров, и есть опасения, что разницу придется выкупать Индии.

Заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Алексей Гривач считает, что, несмотря на новую позицию Исламабада и Дели, перспективы у ТАПИ есть. «Но их не реализуют, пока не решат проблемы безопасности в регионе. А с этим дела обстоят неважно», — считает эксперт.

Источник: EADaily, 21.09.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики