Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > За что Польша требует миллиарды евро от Газпрома

За что Польша требует миллиарды евро от Газпрома

Польша выставила Газпрому штраф за «Северный поток – 2» в размере, который не сильно отличается от стоимости самого газопровода. Местное антимонопольное ведомство обиделось, что ни Газпром, ни его пять европейских партнеров, не спросили у Варшавы разрешения на финансирование проекта. Насколько обоснованы претензии Польши и как это скажется на достройке «Северного потока – 2»?

Антимонопольный орган Польши (UOKiK) принял беспрецедентное решение оштрафовать Газпром и пять европейских компаний-партнеров за строительство газопровода «Северный поток – 2». Впрочем, Варшава «своих» пощадила, наложив довольно символичный штраф в размере 100 млн долларов. Тогда как ненавистный Польше Газпром, газ которого она активно использует в своей энергосистеме, Варшава оштрафовала на астрономическую сумму в 7,6 млрд долларов, или 6,5 млрд евро. Такие цифры озвучил глава польской UOKiK Томаш Хрустный. Польский регулятор также потребовал от западных компаний расторгнуть договор о строительстве газопровода в течение 30 дней после получения решения.

Таковы неутешительные результаты скрупулезного, как говорит Хрустный, антимонопольного расследования польского регулятора. Надо понимать, что касается оно, на самом деле, не самого процесса строительства газопровода, а скорее его финансирования.

Чем объясняется столь высокий штраф? Для понимания: стоимость всего проекта «Северный поток – 2» составляет 9,5 млрд евро. Поляки же требуют заплатить им лишь немногом меньше – 6,5 млрд евро. Скорее всего, сумма была бы больше, если бы это было возможно. Антимонопольный орган Польши выставил Газпрому максимально возможные санкции в рамках собственного законодательства – 10% годового оборота. Понятно, что если Газпром оплатит такой колоссальный штраф, то рентабельность проекта сведется к нулю.

Однако Газпром ничего платить полякам не собирается. Газпром заявил о принципиальном несогласии с позицией польского антимонопольного органа и штрафа в 6,467 млрд евро. Компания уже заявила, что обжалует это решение, так как не нарушала антимонопольное законодательство Польши. При обжаловании решения, оно не подлежит исполнению.

За что же Польша так сильно обиделась на Газпром и европейцев? Исходя из заявления польского регулятора, некоторые решили, что Газпром якобы нарушил запрет поляков на строительство «Северного потока – 2». На самом деле, это не так. «Польша не запрещала строительство «Северного потока – 2» и не имеет права это делать. Это дело вообще не касается самого строительства. Оно началось еще в самом начале реализации проекта газопровода, когда Газпром создал компанию-оператора Nord Stream 2 AG и захотел продать по 10% акций в этом операторе пяти европейским компаниям», – разъясняет эксперт Финансового университета при правительстве РФ, эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

Пять европейских компаний – это те партнеры Газпрома, которые готовы были наполовину профинансировать строительство газопровода: Engie, OMV, Shell, Uniper и Wintershall Dea. Финансирование планировалось осуществить путем создания такого СП (совместного предприятия). Закрытие этой сделки требовало получение разрешения от антимонопольных органов всех стран, где есть бизнес этих компаний. Все регуляторы согласовали эту сделку без проблем. Кроме, конечно, польского антимонопольного органа. Поляки создание СП заблокировали на основании того, что «Северный поток – 2» якобы способствует монополизации Газпрома на польском рынке газа. «Это решение, на самом деле, было очень спорным, и его можно было бы оспаривать. Польша тогда вынесла явно политически ангажированное решение», – говорит Юшков.

Однако Газпром и его европейские партнеры в то время не стали на судебном уровне оспаривать решение регулятора. Потому что оно заняло бы годы, а деньги на стройку были нужны незамедлительно. В итоге партнеры переиграли ситуацию. Европейцы не стали совладельцами компании-оператора «Северного потока – 2», но стали кредиторами проекта. Они выделили кредитные средства на строительство газопровода, которые Газпрому предстоит еще отдавать, поделив инвестиции пополам.

«Все 100% акций оператора «Северного потока – 2» по-прежнему принадлежат Газпрому. То есть предписания Польши, которые не совсем законные и правильные, были выполнены», – говорит Юшков.

Но Варшава на этом не остановилась и продолжила антимонопольное расследование. Теперь там решили, что кредитные соглашения, заключенные между Nord Stream 2, Газпромом и пятью западными финансовыми инвесторами, требовали подачи предварительного уведомления в польский антимонопольный орган. Поэтому польский регулятор решил, что все эти компании должны расторгнуть соглашения о финансировании «Северного потока – 2» в течение 30 дней. При этом надо учесть, что проект профинансирован уже на 90%.

«Газпром и европейские компании обвиняются в несогласованном с польскими властями создании совместного предприятия для реализации проекта «Северный поток – 2». Фактически проект реализован не СП, а дочерней компанией Газпрома с привлечением заемного финансирования», – поясняют в Газпроме.

«Решение UOKiK нарушает принципы законности, соразмерности и справедливого разбирательства, а беспрецедентная величина штрафа свидетельствует о желании любыми средствами противодействовать реализации проекта «Северный поток – 2», – считают в российской компании.

Несогласие с решением Польши выразила также британо-нидерландская Royal Dutch Shell, которая как раз является одним из кредиторов проекта «Северный поток – 2». Компания, говорится в ее комментарии, «ведет хозяйственную деятельность в соответствии с применимым национальным и международным законодательством, включая антимонопольные правила».

«Nord Stream 2 AG подписала с компаниями Engie, OMV, Shell, Uniper и Wintershall Dea соглашения о финансировании проекта. Представление финансирования не нарушает антимонопольного законодательства и не находится в плоскости регулирования UOKiK», – считает Дмитрий Уваров, член Ассоциации юристов России.

«Кому европейские компании выдают кредит – это вообще не дело польского регулятора. В реальности поляки забыли, для чего им нужен антимонопольный орган.

Он нужен для создания конкуренции на рынке, а не для политической борьбы с «Северным потоком – 2». По-хорошему, европейцам надо применить санкции за то, что Польша использует регулятора в политической борьбе», – считает Юшков.

Поляки своим решением хотят надавить на проект еще сильней именно сейчас, чтобы усилить шумиху вокруг трубы и тем самым заставить европейцев, которые начали сомневаться, отказаться от «Северного потока – 2» окончательно и бесповоротно. Однако Юшков считает, что Варшава добьется ровно обратного эффекта.

 

«Если европейские компании признают польский штраф – значит, они признают себя нарушителями, неправильными компаниями с неправильными менеджерами, которых надо уволить. Поэтому европейцы будут отбиваться от этих штрафов, а значит, будут оставаться в проекте», – считает Игорь Юшков.

 

Какие аргументы выдвигает польский регулятор, принимая такое, мягко скажем, спорное решение? Во-первых, финансирование «Северного потока – 2» наносит удар по польским потребителям. Во-вторых, это подрывает нормы конкуренции и может привести к монополизации рынка. Наконец, завершение строительства этого газопровода может позволить Газпрому отказаться от транзита газа в ЕС через Польшу по газопроводу «Ямал – Европа».

Все эти аргументы выглядят слабыми. «Как продажа этих 50% акций европейским компаниям влияет на конкуренцию на газовом рынке Польши? Да никак. Единственное влияние, которое может оказать этот газопровод на Польшу – положительное для нее же самой», – говорит Юшков. Он объясняет, что уже сейчас поляки скупают на немецком рынке «излишки» газа и передают их тем клиентам, которые должны были получить российский газ транзитом через Польшу по «Ямал – Европе». А сами поляки отбирают аналогичные объемы газа на восточной границе с Белоруссией. «В статистике Польша записывает, будто купила этот газ в странах Европы, хотя в реальности потребила российский газ», – отмечает эксперт.

Вся соль в том, что чем больше «излишков» российского газа будет на немецком рынке, тем у Варшавы будет больше возможностей купить газ дешево и перепродать его, объясняет он.

«Мало того, что Польша формально может говорить о диверсификации поставок газа, так она еще и экономит на транспортировке. Эти операции проводятся не просто так, они очень выгодные. Поляки не прокачивают эти объемы по своей трубе, а деньги за прокачку берут», – поясняет эксперт ФНЭБ.

«Северный поток – 2 совершенно не угрожает «Ямал – Европе», – уверен Юшков. Изначально «Северный поток – 2» и «Турецкий поток» планировали построить к 2019 году, когда заканчивался транзитный контракт Газпрома с Украиной. И по объемам речь шла о замещении украинского маршрута, а не белорусско-польского «Ямал – Европа». «Транзитный тариф по украинскому маршруту был высокий, а с учетом нового транзитного контракта транзит через Украину стал еще более экономически невыгодным. Тогда как прокачка газа по «Ямал – Европе» выгодна Газпрому. Во-первых, здесь тариф меньше. Во-вторых, Газпром платит сам себе за транзит. Белорусским участком трубы Газпром владеет полностью, польским участком – наполовину», – поясняет эксперт.

Кроме того, «Ямал – Европа» нужен для снабжения газом Германии, а газ из «Северного потока – 2» получает не Германия. Конечная точка – это австрийский хаб Баумгартен, откуда газ расходится по разным потребителям. «Поэтому полякам беспокоиться за свой транзит российского газа не стоит. Только если белорусы национализируют свою трубу, а такие мысли мелькают сейчас у оппозиции», – добавляет Юшков.

 

Решение польского регулятора никак не повлияет на достройку «Северного потока – 2».

 

Разбирательства сначала в суде Варшавы, где, понятно, шансы Газпрома выиграть ничтожно малы, а потом и на общеевропейском уровне, где эти шансы уже появляются, затянутся на полтора-два года. За это время газопровод уже будет достроен и даже введен в эксплуатацию. Влияют на достройку трубы сейчас совершенно другие факторы. В первую очередь уже введенные санкции и ожидаемые новые ограничения со стороны США. «Газпром пытается, во-первых, технически подготовить суда к достройке. Во-вторых, сделать так, чтобы санкции не перешли на головную компанию. Не случайно всем судам сменили собственников», – говорит собеседник.

Решение польского регулятора – это даже не вторая по значимости проблема, а четвертая. Для начала Газпрому надо достроить газопровод, потом – ввести его в эксплуатацию, чему могут мешать новые санкции США, далее – добиться запуска трубы на полную мощность, для этого надо вывести ее из-под действия Третьего энергопакета ЕС.

Автор: Ольга Самофалова

Источник: Взгляд, 07.10.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.
Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики