Главная > Актуальные комментарии > Рейтинг событий месяца > Топ-лист событий за май 2010 г.

Топ-лист событий за май 2010 г.

Фонд национальной энергетической безопасности предлагает Вашему вниманию топ-лист 10 наиболее значимых событий в отрасли за май 2010 г. и готов прокомментировать свой выбор подробнее.

  1. Авария на нефтяной платформе ВР в Мексиканском заливе

    Пожалуй, это самое громкое событие за прошедший период. Несмотря на то, что все это далеко от России, влияние этой катастрофы на российскую нефтяную промышленность может быть самым непосредственным. Во-первых, президент США Барак Обама под давлением общественных организаций уже принял решение отказаться от крупных проектов на американском шельфе. Это означает, что крупные западные мейджоры будут испытывать проблемы с инвестициями в США, следовательно, вынуждены будут вкладывать средства в другие территории. И Россия может смело вступать в конкуренцию за эти деньги. Второй момент связан с усилением внимания к экологической проблематике. На первом этапе, когда нужно было показать рост добычи сланцевого газа, экологические сложности, связанные с его добычей, не упоминали. Но сейчас, когда внимание мира привлечено к проблемам экологии, мы можем поднимать и тему экологических свойств газа, который выступает конкурентом трубопроводного, а в перспективе и российского сжиженного газа, создавая нам серьезные угрозы. Третий момент связан с различными конспирологическими версиями этой аварии. Например, уже говорят о готовящемся поглощении компании ВР, которая потеряла едва ли не половину стоимости. В этой связи, конечно, небезынтересно, в чьих интересах проводится столь сложная операция. В целом надо сказать, что эта авария вряд ли приведет к закату всей мировой нефтяной промышленности, потому что альтернатив все равно нет. Кстати, необходимо обратить внимание, что проект добычи нефти на глубине 1,5 км – фантастический по сложности. Вот что такое современный образ нефтяной промышленности. Да, конечно, это крупная авария. Да, огромен экологический ущерб, но посмотрите, какие сложные проекты сейчас на дне океана реализуются компанией: глубина 1,5 км, сложная платформа. Т.е. эта авария еще раз продемонстрировала, что нефтедобыча - это не только опасное дело, но это и высокотехнологичный бизнес. Экологические стандарты там будут ужесточаться, и, естественно, отрасль на это будет реагировать.

  2. Трагедия на шахте «Распадской»

    Угольную отрасль нам всегда подавали как пример триумфа частного бизнеса, который вытащил отрасль из кризиса. На самом деле, отрасль из кризиса вытащили льготные тарифы на перевозку угля, введенные еще до президентства Путина. Вот в этом и был секрет успеха. Частный бизнес занимался экономил на издержках, в том числе и на безопасности шахт, создал систему оплаты, при которой зарплата шахтеров зависит от выработки и они вынуждены менять показания счетчиков. И что бы там не говорили, что это какая-то трагическая случайность – а такие трагические случайности уже были, например, авария на шахте «Ульяновская» в 2007 г., - за всем этим одни и те же причины, одни и те же последствия. Ничего, к сожалению, не меняется. Отговорки частного бизнеса никого не убеждают. Мы видим результат их «труда», в том числе, и огромные человеческие жертвы. Теперь принято решение об усилении полномочий Ростехнадзора, и вот тут для нас возникает проблема. Как только государство ослабляет надзор за бизнесом, бизнес идет в разнос. Он начинает экономить на всем, прежде всего на будущем – на безопасности, на экологии, это его типичный подход. Тогда государство снова ужесточает хватку, и тут на первый план выходит другая проблема – бюрократизация, постоянные вымогательства со стороны госструктур, которые не дают бизнесу развиваться. Вот в этом и состоит главная проблема России: мы никак не можем найти баланс между вакханалией свободного рынка и жесткой деятельностью государственных регуляторов. Есть основания опасаться, что в угольной отрасли сейчас именно это и будет. Возможно, Ростехнадзор станет инструментом передела собственности, а вовсе не эффективным регулятором.

  3. Новые белорусские инициативы

    С одной стороны, президент Белоруссии Александр Лукашенко выступил с разумным предложением – продать нам трубу и Мозельский НПЗ. С другой стороны, отношение к этому человеку, как в известной сказке про мальчика и волков: тот все время вопил: «Волки! Волки!», когда их и в помине не было. А когда хищники пришли, уже никто мальчугану не поверил. Так и с Лукашенко: в России уже никто ему особенно не верит и во всех его заявлениях ищут подковырку и какой-то второй смысл. И президент Белоруссии дает основания в себе сомневаться: тут же он поехал в Азербайджан, договариваться о поставках нефти, и продолжает переговоры с Венесуэлой о расширении поставок. К сожалению, г-н Лукашенко занимается шантажом и пытается оказывать давление, хотя бюджет его страны дышит на ладан. Но труба белорусская, конечно, нам интересна.

  4. Продолжение энергодиалога с Украиной

    Развитие ситуации показывает, что на самом деле труба является политическим оружием не для нас, а для Украины. Действительно, было высказано предложение о поглощении «Нафтогаза» «Газпромом». Киев отказался отдавать ГТС, хотя понимает, что скоро будет построен «Южный поток» и Украина как транзитная страна перестанет быть нужной. «Но ведь это произойдет через какое-то время, а не сию минуту», - размышляет Киев. – «А пока есть несколько лет, когда мы при помощи трубы будем на вас давить и использовать это, как рычаг». Таким образом, Украина прямо показывает, что для нее труба – это больше, чем труба. Это инструмент политического давления на Россию. Это предмет национальной гордости. Киев жертвует стратегическими отношениями с Россией в ущерб сиюминутной конъюнктуре. Т.е. украинская элита прежде всего думает о сегодняшнем дне, а категориями 7-10 лет на Украине никто, к сожалению, не оперирует.

  5. Визит президента России Дмитрия Медведева в Турцию

    Сближение с Турцией является ответом на нерациональное поведение Украины в теме слияния «Нафтогаза» и «Газпрома». «Южный поток», конечно, придется строить. Это создает серьезные стратегические риски в наших отношениях с Украиной. Но, к сожалению, Турция тоже этим пользуется. Анкара пытается выбить из России максимум уступок. Одной из этих уступок и является участие России в строительстве нефтепровода Самсун-Джейхан. Для России всегда проблемой был транзит нефти через Босфор и Дарданеллы. Чтобы обойти эти проливы, был придуман проект Бургос-Александропулис: нефть идет из Болгарии в Грецию, минуя Босфор и Дарданеллы. Т.е. еще несколько лет назад главной задачей России было обойти Турцию в транзите нефти из Черного моря в Средиземное. А теперь мы включились в проект транзита нефти через территорию Турции. Т.е. сперва Россия пыталась от Турции убежать, а в итоге прибежала в ее же распахнутые объятия. Причем политическая ситуация в Турции и внешнеполитическая конъюнктура меняются очень быстро. Например, уже в первых числах июня осложнения в отношениях Турции и Израиля привели к тому, что Анкара предлагает исключить Израиль из проекта «Голубой поток-2». Т.е. Турция эти трубопроводы использовала и всегда будет использовать для того, чтобы оказывать давление, в том числе и геополитическое, на Россию. Это надо иметь в виду. У Турции еще и труб нет, а она уже использует их как инструмент шантажа. Поэтому возникает очень много вопросов, к чему могут привести заигрывания с Анкарой.

  6. Отказ Туркмении от предоставления России тендера на строительство газопровода «Восток-Запад»

    Туркмения последовательна в своей антироссийской политике. Может быть, частично мы ее спровоцировали аварией год назад на газопроводе Центральная Азия – Россия. Тогда фактически со второго квартала 2009 г. Россия вообще не вела закупок газа из Туркмении. Ашхабад отреагировал очень жестко. Он делает ставку на выдавливание России из туркменского бизнеса и сокращение транзита через российскую территорию. Но такая политика обходится Туркмении достаточно дорого, потому что столь хорошего покупателя газа, как Россия, Туркмения найти не может. Ни Иран, ни Китай таких денег, как Россия, платить не готовы. Но и Россия сегодня не готова закупать у Туркмении прежние объемы газа. Очевидно, что наши стратегические дорожки все больше расходятся, а это создает риски и для Ашхабада, и для Москвы.

  7. Дело ЮКОС

    Обвинения, предъявленные Михаилу Ходорковскому, выглядят довольно масштабно. Напомним, его обвиняют в краже 350 млн тонн нефти, что выглядит довольно спорно, показания свидетелей тоже об этом говорят. Такие циклопические обвинения и политизация фигуры Ходорковского уводят нас в сторону от одной из фундаментальных тем в современном российском дискурсе: о роли частного капитала в развитии нефтяной промышленности. Политика частных компаний в 90-е годы в России была сосредоточена на том, чтобы получить максимальную отдачу в короткий период времени и отказаться от инвестиций в долгосрочное развитие предприятий и отрасли в целом. Была максимизирована прибыль, за счет технологий ускорена отдача нефти из верхних пластов, но на будущем компаний, безусловно, экономили. Сейчас мы будем пожинать плоды этой политики, выразившиеся, в том числе, и в серьезном падении добычи нефти, который в ближайшее время начнется в России. Государство, выдвигая такие обвинения М. Ходорковскому, несколько девальвирует важнейшую тему об эффективном инвесторе в отрасль.

  8. Успехи ФАС в борьбе с нефтяными картелями на внутреннем рынке

    Впервые Высший арбитражный суд признал, что иски ФАС оправданы. Это достаточно масштабная история, важен созданный прецедент. Сегодня невозможно понять, сколько стоит нефть, поскольку приходится иметь дело с единой компанией, начиная с добычи, а затем переработки нефтепродуктов и до продажи бензина. Какие выгодно компании рисовать цены в рамках этой цепочки, такие она и рисует. Давно известно, что, пока у нас не будет масштабной независимой нефтепереработки, выведенной из состава вертикальных интегрированных компаний, не будет у нас конкуренции на этом рынке. А значит, не будет низких цен. Поэтому ФАС абсолютно справедливо борется со сговором компаний на бензиновой рынке. Будем надеяться, что решение Высшего арбитражного суда будет в этом плане прецедентным и изменит ситуацию на российском рынке.

  9. Решение об обязательности предоставления «Газпромом» данных о свободных мощностях

    Давно говорили, что Газпром контролирует всю газопроводную систему и не дает независимым компаниям развиваться. Но с другой стороны, в России проблем с доступом к трубе практически нет. Возникают они только у компании «Роснефть», и то это, скорее всего, политические проблемы. Всем прекрасно известны отношения «Газпрома» и «Роснефти», а точнее, отношения их политических кураторов. Отсюда и проблемы «Роснефти» с транспортировкой.

  10. Обсуждение цен на газ на внутреннем рынке России

    «Газпром» в очередной раз предложил схему равнодоходности поставок газа на внутренний рынок. Идея очень проста: цена на газ для внутреннего рынка должна отталкиваться от европейской цены, минус стоимость транзита, минус экспортная пошлина. «Газпром» предложил ввести переходные коэффициенты до 2014 г., т.е. формулу ввести с 2011 г. и использовать пока понижающие коэффициенты. Естественно, возникает вопрос: как это скажется на здоровье нашей промышленности? Некая нервная реакция уже наблюдается. Пока премьер-министр Владимир Путин осторожно к этому относится. Но для «Газпрома» важно запустить саму формулу, скидки они могут предоставить, но важно, чтобы изменилось ценообразование. Если раньше мы рассматривали особое ценообразование на внутреннем рынке как необходимую дотацию российской экономике, то, согласно инициативе «Газпрома», теперь это будет уже некая бизнес-модель. Т.е. все будут отталкиваться от бизнес-интересов компании «Газпром», а не от того, что у нас холодный климат, поэтому нам нужны дешевые тарифы. «Газпрому» важно для начала поменять философию, а уж сколько на это лет уйдет, это вопрос вторичный.


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российская нефтяная индустрия: жизнь под ценовым потолком
Уже почти полтора года российская нефтяная индустрия живет в условиях жесточайших санкций. Ключевыми из которых стало эмбарго на морские поставки нефти и нефтепродуктов в ЕС и страны G7, а также механизм price cap. Они заработали с конца 2022 года. За более чем 8 месяцев функционирования этих ограничений можно подвести предварительные итоги того, насколько успешно наши нефтяники справляются с этим вызовом. И как он сказался на объеме экспорта и на ценах.
Зеленая повестка в России в период жесткого конфликта с Западом
После февраля 2022 года зелёная повестка была радикально переписана. Западные компании стали массово уходить из России, экономические отношения с Западом были радикально сокращены, а российскую экономику стали выпихивать из глобального экономического пространства, обкладывая масштабными санкциями. Все это было, мягко говоря, не лучшим фоном для рассуждений о ESG. Тем более что в экономике на первое место вышли задачи выживания и сохранения устойчивости под беспрецедентным давлением. Однако уже с конца 2022 года стали очевидны попытки реанимировать ESG-повестку. Настойчиво проводится мысль, что она актуальна для России вне зависимости от внешнеполитической конъюнктуры. Если раньше зеленый поворот рассматривался как возможность привлечь в Россию западных инвесторов и их технологические решения, то теперь говорится о кейнсианской ставке на собственное производство.
Перспективы российской СПГ-индустрии
Европейские санкции и политика Брюсселя по отказу от российских энергоносителей, взрывы балтийских газопроводов заперли в России солидный объем трубопроводного газа, который нельзя оперативно направить на альтернативные рынки. Это вроде бы является сильным аргументом в пользу развития производства СПГ в России. Новый доклад ФНЭБ дает ответ на вопрос о том, какую часть планов по резкому росту производства СПГ в России можно считать реалистичной.
Российская энергетика и Запад через год после начала украинского конфликта: остались ли связи?
Большая политика является рамкой энергетических отношений. Но непосредственно энергетические проекты и сделки осуществляются на корпоративном уровне. Именно компании формируют те нити, которые связывают страны в энергетическом бизнесе. Поэтому важно провести анализ отношений межу РФ и Западом в разрезе корпораций. И пока концерны из «коллективного Запада» остаются в России, еще есть варианты с продолжением сотрудничества. Которое все еще приносит России бюджетные доходы и рынки сбыта.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2022 году и перспективы 2023 года
2022 год оказался тяжелейшим для нефтегазовой индустрии России. После 24 февраля на нее обрушились жесточайшие санкции. При этом их влияние оказалось довольно разным. В 2023 год отрасль входит с тревогой. Готовится эмбарго на нефтепродукты. ЕС намерен продолжать сокращение закупок российского газа, что неизбежно скажется на выручке. Запуск новых СПГ-заводов оказывается под вопросом из-за технологических санкций. Отдельная тема – что происходит с зеленой повесткой. Имеет ли смысл сейчас продолжать настаивать на ускоренном энергопереходе в России – большой вопрос.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики