Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Мечты Украины и планы Европы по поставкам газа не пересекаются

Мечты Украины и планы Европы по поставкам газа не пересекаются

В Киеве хотят потребовать предоставить российские газопроводы для транзита газа из Средней Азии

Киев надеется через 5 лет продлить транзитный договор с «Газпромом», в противном случае намерен добиваться поддержки Европейского союза в организации транзита газа из Центральной Азии в Европу. Об этом в интервью S&P Global Platts заявил глава «Оператор ГТС Украины» Сергей Макогон.

«Десять лет назад Туркменистан и Казахстан могли продавать газ в Европу транзитом через Россию», — напомнил он.

По мнению главы компании, Европа должна проявит настойчивость в вопросе перенесения точки передачи газа на границу Украины и России, минимизируя таким образом ценовую дискриминацию, «которую „Газпром“ мог бы навязать своим клиентам и странам».

Сергей Макагон сообщил, что максимальная мощность украинской ГТС составляет 145 млрд. м3/год, что составляет около 80% европейского экспорта «Газпрома». Если контракт с «Газпромом» на ее использование не будет продлен, то содержание ГТС становится слишком дорогим, поэтому Украине придется отказаться от большей части мощностей. В тоже время, считает он, Европа окажется в полной зависимости от газопроводов «Северный поток — 1 и 2». 

«Мне кажется, что в целом Европа пренебрегает риском», — выразил обеспокоенность глава украинской компании.

Он также сообщил, что Киев рассматривает другие возможности использования ГТС, например, для транспортировки любого вида синтетического метана, биометана или водорода. По его мнению, таким образом Украина могла бы существенно способствовать реализации плана сокращения выбросов углерода в Европе.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович понимает мотивы господина Макагона, апеллирующего к ЕС.

— Что касается центрально-азиатского газа, то об этом долго и давно говорят. Но что на самом деле?

Если говорить о Туркмении, то весь ее газ сейчас вообще идет в Китай. У Казахстана потенциал есть, но он тоже ориентирован на Китай.

«СП»: — А на перенос точек передачи газа на российско-украинскую границу ЕС пойдет?

— Я не думаю, что западные компании сейчас побегут выполнять требования господина Макагона и перезаключать контракты с Россией, а Европейская комиссия начнет в связи с этим давить (на компании — ред.). Это маловероятно, хотя всякое бывает. Пока я не слышал ни об одной европейской компании, которая пожелала бы перезаключить контракт и перенести току сдачи. На моей памяти эту идею озвучивали несколько президентов, министров энергетики Украины и так далее.

Что совсем смешно, Макагон пожаловался, что Словакия не предоставляет мощности для бронирования газопровода «Вельке-Капушаны». Как я понимаю, Словакия соглашается на виртуальный реверс с Украиной, который легализован текущим контрактом между «Газпромом» и «Нафтогазом», который выступает агентом между «Газпромом» и «Оператором ГТС Украины». В прошлом году произошёл анбандлинг, и «Нафтогаз» теперь не владеет ГТС, но все равно остался в игре: в конце 2019 года контракт подписан между «Газпромом» и «Нафтогазом».

Словакия, по всей видимости, не очень хочет ссориться с «Газпромом», потому что «Газпром» мощности словацкого газопровода бронировал. И если сейчас на бумаге это будет выглядеть так, что Словакия полностью легализовала виртуальный реверс, то у нее есть риск испортить отношения с «Газпромом» в этом вопросе.

Макагон жалуется, что в октябре словацкий оператор не предоставил мощности, которые Украина могла бы забронировать для виртуального реверса. Макагон говорит о намерении жаловаться в Европейскую комиссию. Но Словакия сосед, от которого зависит, в том числе виртуальный реверс. Мне кажется, Украина не в том положении, чтобы ссориться с таким важным для себя соседом.

«СП»: — Каковы перспективы украинской ГТС в целом?

— Макагон говорит, что будут сокращать количество компрессоров, признает, что в следующем году транзит будет около 40 млрд куб. м. Но это если будет «Северный поток — 2». Если этого газопровода не будет, то нам, возможно, придется докупать дополнительный объем у Украины к прописанному в контракте. Для России это не лучший вариант и с точки зрения экономки, с точки зрения потери лица в определенной степени.

Сейчас по это поводу на Украине радость, но долгосрочном плане это не решение проблемы для Украины. Обходные маршруты будут построены — продление «Турецкого потока» через Балканы, «Северный поток -2» (пусть и с задержкой). ГТС придется урезать, перестраивать, модернизировать. Систему придется перестраивать для снабжения собственных потребителей. Зарабатывать на ней будут меньше.

«СП»: — Есть ли смысл вкладываться в ГТС, чтобы, например, использовать ее для альтернативного топлива?

— Снабжать Европу водородом? Это очень сомнительная история. Во-первых, это старые трубы, которые водород будет разъедать. Нужны новые трубы.

Кроме того, сама Россия еще не достигла соглашения с Европой, которая хочет «зеленый» водород. Она хочет тот, что делается путем электролиза с помощью электроэнергии, которая вырабатывается только на ВИЭ (возобновляемые источники энергии). То есть Россия не договорилась по поводу водорода, а тут Украина хочет гнать какой-то загадочный водород. Все это пока вилами на воде писано.

В целом, если говорить стратегически, посмотрев лет на 15, очевидно, что украинская ГТС будет снижать свое стратегическое значение, а для Украины превращаться в проблему. Динамика в сторону снижения объемов прокачки видна.

Директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов отмечает, что ЕС все время говорит, что всей душой за Украину.

— С другой стороны, когда будет достроен «Северный поток-2», транзит будет уходить на него и далее в Германию и другие европейские страны. И там они будут повышать плату за транзит, не Украина. И как говорится: своя рубашка ближе к телу.

Конечно, они будут говорить о поддержке Украины, но заинтересованы в том, чтобы именно на их территории газопроводы максимально загружались. А украинский маршрут будет по остаточному принципу использоваться, потому что он самый дорогой: ГТС нуждается в масштабных инвестициях и пока ни одна европейская или американская компании никаких денег туда даже не обещают.

Единственное спасение Украины в том, что Европа сильно увеличит закупку российского газа. Тогда будут заполнены все маршруты, в том числе и украинский.

«СП»: — Каковы перспективы получения газа из Туркменистана и Казахстана?

— Никаких. Это старая идея Украины, они говорили, что хотят провести конкурс за поставки на их рынок, чтобы не только российский газ поступал, но и туркменский, и другие. На что Россия им сказала, что, покупая газ в средней Азии, сама решает, куда его поставлять. А договориться напрямую Украина не может, потому что нет газопроводов, минующих Россию.

Автор: София Сачивко

Источник: Свободная пресса, 20.10.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики