Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Головной боли Москве добавит азербайджанский ТАР?

Головной боли Москве добавит азербайджанский ТАР?

Очередной газопровод через Турцию вот-вот запустят, но «Газпрому» он не конкурент

Официальное открытие Трансадриатического трубопровода (ТАР) может состояться в ближайшие недели, заявил президент Азербайджана Ильхам Алиев в интервью японской газете Nikkei. «На трубопроводе все готово. Этот исторический трубопровод из Баку в Европу уже завершен», — цитирует главу государства «Интерфакс-Азербайджан».

Как это повлияет на позиции на континенте нашего «Газпрома»? Появятся ли новые поводы для беспокойства у Москвы?

Протяженность ТАР составляет 878 км, мощность — 10 млрд куб. газа в год, однако ее можно увеличит в два раза. По новому трубопроводу газ с азербайджанского месторождения Шах-Дениз, объемы запасов которого оцениваются 1,2 трлн куб. м, через Турцию и Грецию должен прийти на юг Европы.

Ранее консорциум по строительству Трансадриатического трубопровода, в который входят британская компания BP (20% долевого участия), азербайджанская SOCAR (20%), итальянская Snam (20%), бельгийская Fluxys (19%), испанская Enagás (16%), швейцарская Axpo (5%), сообщил о завершении прокладки магистрали, которая является частью «Южного газового коридора». 

Ожидается, что к середине ноября трубопровод будет готов к транспортировке газа и станет альтернативным маршрутом поставок энергоносителей европейским потребителям, снизив зависимость от России.

Завотделом Института энергетических исследований РАН Вячеслав Кулагин отметил, что Трансадриатический трубопровод обеспечивает поставки газа на входе в ЕС со стороны Турции. Завершение строительства дает возможность поставки азербайджанского газа европейским потребителям и несколько диверсифицирует энергобаланс.

— В планах перспектив энергобаланса ничего нового нет. Те проекты, которые реализуются в Азербайджане, давно известны и запланированы под соответствующие поставки. Понятно, что произойдёт некоторое перераспределение в карте европейского импорта, прежде всего трубопроводного.

Для тех, кто реализует проект, ситуация не самая простая. Проект довольно дорогой в плане добычи газа на Шах-Дениз и Шах-Дениз-2 и с соответствующей себестоимостью транспортировки. Даже при ценах на газ в $ 300 за тысячу кубических метров газа достаточно остро стояли бы вопросы окупаемости. А при цене, которая сейчас рынке (то есть — менее $ 200 и даже ниже $ 100 опускались), рентабельность проектов под большим вопросом.

Тем не менее будущий трубопровод будет работать. И затраты на него будут стараться окупить через тарифы. Но в комплексе поставки становятся убыточными для компаний, которые его реализуют. Но пути назад нет. Деньги вложены.

Соответственно, есть два пути: рассчитывать, что рынок покажет хорошие цены (что очень маловероятно в условиях избыточного предложения и сейчас, и в обозримом периоде). Либо смотреть, какие убытки придется списывать. И пытаться их минимизировать.

Газопровод вводится в очень сложных для рынка условиях. И этих условиях участникам проекта придется работать.

«СП»: — Насколько российские газопроводы — «Турецкий поток» и «Голубой поток» — в этих условиях конкурентоспособны с ТАР?

— Вопрос конкурентоспособности самих газопроводов не стоит. Потому что это, как правило, проекты, реализуемые на условиях: «качай или плати». Если из России идет газопровод, то проект окупится в те сроки, которые необходимы. С этим проблем нет.

Вопрос в другом: насколько, в целом, есть конкурентоспособность поставок по различным маршрутам? И здесь большое значение имеет наличие ресурсной базы, затраты на добычу и возможность гибкого использования этой ресурсной базы. Здесь у России серьезное преимущество. Потому что цены добычи куда ниже, чем на новых азербайджанских проектах. И, кроме того, существует большая гибкость поставок благодаря развитой системе ГТС и возможности хранения запасов газа внутри Европы.

Получается, что Россия как раз обеспечивает гибкость европейского рынка и неравномерность спроса. Когда нужно — можно нарастить объемы в соответствии со спросом. И это существенная роль, которую ни один из прочих поставщиков выполнить не способен.

Естественно, основной интерес представляет заключение контракта не только с тем, кто может экономически эффективно доставить топливо в любых условиях. Но и с тем поставщиком, который в силах действовать достаточно сбалансированно. Поэтому в периоды высокого спроса он гарантированно поставит потребителю дополнительные объемы. У России все эти возможности есть, поэтому особых рисков новый проект не добавляет.

Надо также понимать, что если у России проблем с ресурсами нет (достаточно месторождений, которые работают сейчас, а по мере их истощения страна плавно переходит на новые), то как раз с Азербайджаном история другая. Те запасы, которые есть на Шах-Дениз и Шах-Дениз-2, исчерпаемы. Бесконечной, по сути, как у России, ресурсной базы у Азербайджана нет. Соответственно, после того, как эти запасы у Баку закончатся, в перспективе остро встанет вопрос: как дальше обеспечивать экспорт топлива по создаваемым маршрутам?

«СП»: — Россия может с проектом ТАР как-то сотрудничать?

— Если говорить о ТАР, то он идет по территории Европы с территории Турции. А на ее территорию приходят и наши «Голубой поток» и Турецкий поток". Газ может поставляться любой из них. Встает вопрос дальнейшего контрактования азербайджанского проекта, так как в нем участвует несколько компаний из разных стран. Их основные интересы связаны с разработкой азербайджанских проектов, под которые этот трубопровод и реализовывался.

Кстати, он не такой уж и мощный: 10 млрд с возможностью расширения. Если сравнить с двумя российскими «Северными потоками» на Балтике, где 110 млрд, то ТАР в 11 раз меньше. То есть проект сравнительно небольшой. Если его объемами не будет возможности заполнить, то будут искать и другие возможности, включая российский газ. Этого я не исключаю.

Заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач также не видит опасности для поставок российского газа.

— Сам газопровод не является конкурентом для России. Поставщики газа — да, могут конкурировать. Но если брать, предположим, Италию, то в большей степени она может повлиять на импорт газа из Северной Африки.

«СП»: — Запуск ТАР может изменить цены на газ на европейском рынке?

— Цены на газ через ТАP по контрактам, которые заключены в Европе, не раскрывались. Но говорили, что они заключены с нефтяной индексацией. На слабом «пандемийном» рынке дополнительные объемы приведут к увеличению конкуренции и снижению цен в регионе. В том числе — на азербайджанский газ.

В то же время это также зависит от периода наращивания поставок. Он может растянуться на несколько лет. Тогда давление на рынок будет смягчено или даже вообще нивелировано.

«СП»: — А ситуация с войной в Закавказье за Нагорный Карабах может повлиять на поставки по новому газопроводу?

— Риски для азербайджанской инфраструктуры в связи с эскалацией военного конфликта в Нагорном Карабахе, безусловно, выросли.

Автор: София Сачивко

Источник: Свободная пресса, 24.10.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия
Арктика: территория прорыва или «белая дыра»?
Углеводородный бросок на Восток: текущие результаты и среднесрочные перспективы

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики