Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Дело – "труба". Как Алтайский край может ускорить газификацию при помощи Казахстана

Дело – "труба". Как Алтайский край может ускорить газификацию при помощи Казахстана

Международный проект не особо выгоден России с экономической точки зрения, это больше политический расчет

Алтайский край в ближайшие годы может газифицировать свои южные территории благодаря международному проекту по строительству газопровода из России в Казахстан. Если идея будет реализована, говорят эксперты, депрессивные земли получат новый импульс для своего развития, отток населения может прекратиться, а уровень жизни заметно вырастет. Правда, препятствий на пути к "лучшей жизни" слишком много, чтобы в эту идею безоговорочно поверить.

Шанс вырваться из нищеты

В Казахстане идет строительство магистрального газопровода Сарыарка, благодаря которому голубое топливо получат центральные и северные районы (включая столицу – Нур-Султан). Хуже всего ситуация с газом на востоке государства – это области, граничащие с Россией. По мнению правительства Казахстана, экономически выгодно будет газифицировать эту территорию как раз с помощью северного соседа. Как пишет портал Neftegaz.ru, глава Минэнерго Казахстана Нурлан Ногаев на заседании правительства в конце ноября заявил, что наиболее приоритетным проектом газификации востока считает строительство газопровода через Алтайский край. Маршрут по плану должен пройти через города: Барнаул – Рубцовск – Семей (бывший Семипалатинск) – Усть-Каменогорск. Схема также предполагает строительство отвода в районе Семипалатинска в сторону Павлодара.

/ https://neftegaz.ru

Это позволит газифицировать Восточно-Казахстанскую и Павлодарскую области Казахстана, где проживают 2,1 млн человек. Объем потребления газа составит 2,3 млрд куб. м в год. По меркам Европы, куда Россия поставляет голубое топливо, это не так много. Например, Германия в прошлом году закупила у "Газпрома" более 25 млрд куб. м газа.

Для Алтайского края новый международный проект – это редкая удача и шанс наконец газифицировать юг региона, много лет остающийся без голубого топлива. Так считает финансовый директор ООО "Арсал", кандидат экономических наук Артем Поломошнов. Пока территория от Барнаула в сторону Рубцовска еще не газифицирована. Инициатива Казахстана ускорит этот процесс, уверен эксперт.

По его мнению, будущий газопровод даст возможность повысить уровень жизни в самых бедных территориях. "У Алтайского края будет реальный шанс получить газификацию южных территорий. Это положительно скажется на развитии этих, прямо скажем, несколько отставших районов за счет снижения энергетических затрат. Без этого проекта дисбаланс между газифицированными и негазифицированными территориями продолжит нарастать, и убыль населения в южных регионах края будет только увеличиваться", – убежден кандидат экономических наук.

Уровень газификации в Алтайском крае действительно намного отстает от соседних регионов и во много раз уступает средним цифрам по стране. Так, на 1 января 2020 года уровень газификации Алтайского края составлял лишь 13,3%, тогда как в среднем по стране этот показатель равен 68%. В краевом Минстрое говорят, что одна из проблем низких темпов газификации – нежелание жителей подключать свои дома. Правда, во многих случаях отказ вызван высокой стоимостью газового оборудования (от 100 тысяч рублей). Кроме того, чтобы "отбить" потраченные деньги на газ потребуется от трех до пяти лет.

За чей счет банкет?

Уровень жизни в крае, низкие доходы населения и общая социально-экономическая отсталость – вот те факторы, которые сведут на нет любой положительный эффект от строительства газопровода в Казахстан, считает кандидат экономических наук, доцент финуниверситета при правительстве РФ Анатолий Ижболдин-Кронберг. Новая труба, которую хотят заполучить в Нур-Султане, никак не повлияет на развитие и перспективы нашего региона, предполагает ученый. По его словам, ждать прорыва точно не стоит. "Максимум, что получит Алтайский край кроме газификации новых территорий, это рабочие места. Вероятно, в зоне строительства процесс пойдет более активно. Какое-то количество рабочих мест в обслуживании появится. Хотя немного. Плюс заплатят небольшие рентные платежи за отчуждаемую землю (те участки, которые будет выкупать государство у собственников, – прим. авт.)", – прогнозирует спикер.

Газопровод, который существует пока только на бумаге, могут и вовсе не построить, говорит замгендиректора по газовым проектам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач. По его мнению, для России это затратный проект: на реализацию может уйти от 7 до 10 лет, а вложения составят не менее 500 млн долларов.

Расходы на строительство газопровода по территории Алтайского края (ветка от Барнаула до Рубцовска) может взять на себя "Газпром". В ближайшие годы руководство компании намерено построить газопровод до Рубцовска. В начале декабря председатель правления компании Алексей Миллер и губернатор Алтайского края Виктор Томенко подписали программу развития газоснабжения и газификации региона на пять лет, до 2025 года. Всего "Газпром" инвестирует около 60 млрд рублей. "Но вот вопрос: а кто оплатит, и на каких условиях, участок до Семипалатинска, – спрашивает Гривач. – В дальнейшем это может стать камнем преткновения для реализации всего масштабного проекта".

Есть и еще один потенциально негативный фактор – экология. Однажды это уже помешало строительству газопровода через территорию Горного Алтая.

Газопровод "Сила Сибири – 2" в середине 2010-х годов должен был связать территорию России и Китая, поставки газа в Поднебесную сулили экономическую выгоду, но проект оказался заморожен. Экологи выступали против маршрута через высокогорное плато Укок (расположено в Республике Алтай). Оно входит в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО, а алтайцы считают Укок сакральным местом. Компромисс найти так и не удалось, в результате о газопроводе стали понемногу забывать. К тому же Китай нашел альтернативные источники для поставок газа.

"В связи с возможным строительством газопровода "Сила Сибири – 2" много было возражений по экологии, а также связанных с сохранением исторического наследия (большое количество артефактов по выбранному маршруту – прим. авт.). В данном случае ничего подобного вроде бы нет. Если, конечно, экологи-активисты срочно "не найдут" какое-нибудь краснокнижное животное, сохранившееся в единственном экземпляре, и которому это строительство навредит", – рассуждает Ижболдин-Кронберг.

Газ в обмен на лояльность

Впрочем, для России участие в таком крупном международном проекте особых дивидендов не принесет, убежден Гривач. За исключением того, поясняет он, чтобы получить еще большую лояльность южного соседа, который и так благосклонно к нам относится. Эксперт открыто признает, что одобрение предложенного Казахстаном газопровода – политический шаг.

Так, по мнению Гривача, строительство газопровода в Казахстан для России скорее вопрос стратегических обязательств, чем экономической выгоды. "Особой выгоды для Москвы я в этом проекте не вижу. Но не стоит забывать, что мы с Казахстаном находимся в ЕАЭС (Евразийский экономический союз), у нас стратегическое сотрудничество. И развитие инфраструктуры, возможность притоков, в том числе энергии, и в целом развитие рынка укладывается в некие долгосрочные задачи", – отмечает эксперт.

А вот Анатолий Ижболдин-Кронберг не согласен со своим коллегой и настаивает: проект может оказаться финансово выгоден для России, которая частично потеряла свои экономические позиции на газовом рынке из-за пандемии. "Идея строительства газопровода в Казахстан – это следствие выдавливания "Газпрома" с традиционных рынков и общего снижения потребления энергоносителей из-за ковида и спада в экономике", – отмечает Кронберг.

До 2030 года на газификацию населенных пунктов в Казахстане планируют выделить более 400 млн долларов. Этой суммы с лихвой хватило бы на новую трубу из Алтайского края, говорит Ижболдин-Кронберг, но была выбрана другая стратегия.

"У Казахстана, в принципе, есть свой каспийский газ, но для него нужно вкладывать средства в инфраструктуру – строить газопровод. Наверное, посчитали, что дешевле воспользоваться нашей инфраструктурой. Тем более что мы последнее время поставили ее строительство на поток. Плюс излишки газа всегда можно сбрасывать и дальше, в тот же Китай. Или еще лучше, как Белоруссия, – перерабатывать и продавать продукцию с большей добавленной стоимостью", – рассуждает эксперт.

Казахстан мог бы построить газопровод для своей инфраструктуры, но он предпочитает поставлять газ на китайский рынок, согласен с коллегой Гривач. Часть газа также продается в экспортный портфель "Газпрома". В рамках создания единого газового рынка с РФ газопровод из Алтайского края можно рассматривать как внутрисистемное решение, а не экспортное, резюмирует замгендиректора Фонда национальной энергетической безопасности.

Россия и Казахстан уже обсуждают вопрос строительства газопровода. В частности, "Газпром" и "КазТрансГаз" создали специальную рабочую группу. Именно она займется проработкой конкретных деталей. Пока официальное название нового проекта, сроки реализации, сумма и источники финансирования не раскрываются. Ясность может наступить уже к 1 апреля 2021 года: до этого срока министр энергетики Казахстана подготовит детальный план газификации Восточно-Казахстанской области.

Источник: ИА "Амител", 09.12.2020

 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики