Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > "Ты ее в дверь, а она в окно": почему Литва не откажется от энергии России и Белоруссии

"Ты ее в дверь, а она в окно": почему Литва не откажется от энергии России и Белоруссии

 

Почему 2020 год был неудачным в сфере энергетики для Прибалтики, а также как экономика победила антироссийскую повестку в странах Балтии, в интервью Baltnews рассказал Фонда национальной энергетической безопасности и  эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков.

 

Прошедший 2020 год стал крайне сложным для энергетической политики стран Балтии, в частности, Литвы. Отказавшись от использования энергии с БелАЭС, Вильнюс поставил себя в неприятное положение грядущих переплат за электроэнергию, а его призывы к Европе заблокировать энергетические поставки из Белоруссии не увенчались успехом.

Кажется, экономика побеждает ангажированные политические решения стран Балтии, рассказал в интервью Baltnews эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков. Яркий тому пример – рост использования российского СПГ. И в этом весь абсурд прибалтийской политики.

О борьбе с БелАЭС и дефиците электроэнергии

– Г-н Юшков, как для Прибалтики закончился этот энергетический год? Очевидно, что у властей стран Балтии были проблемы, особенно на "белорусском направлении".

– Безусловно, основное событие, произошедшее под конец 2020 года, прежде всего для Литвы, – это запуск БелАЭС. И здесь есть два момента.

Во-первых, литовцы очень долго протестовали и обещали, что не допустят ее запуска, надавят на ЕС и чуть ли не на США. Но по итогу – никаких санкций против станции нет.

Общеевропейское решение пока что тоже не принято, и со стороны Брюсселя отсутствует запрет на покупку электроэнергии из Белоруссии.

– Но Литва все же не покупает электроэнергию с БелАЭС.

– Это запрет только на уровне самой Литвы. Они приняли закон, но проект общей блокировки электростанции и вообще импорта электроэнергии из Белоруссии провалился. С другой стороны, поскольку сама Литва показывала пример такой массированной атаки, она вынуждена теперь своим же обещаниям следовать и прекратить закупки электроэнергии у Минска.

И это, к слову, лишает ее основного поставщика. А дефицит электроэнергии в Литве никуда не делся.

– И какие у официальных властей Литвы есть варианты?

– Теперь Вильнюс стоит перед выбором. Возможно, придется закупать более дорогую электроэнергию, прежде всего, в Швеции, увеличивать закупки по объемам.

А у Швеции нестабильная электросистема. Зимой, когда там выпадает мало снега, гидростанции весь последующий год вырабатывают меньше энергии. Соответственно, если электроэнергия и отправляется на экспорт, то она существенно дороже.

Также Вильнюс столкнется с проблемой закупки энергии у других участников электрокольца БРЭЛЛ. Даже если формально они будут ее забирать у Латвии, то в итоге это может оказаться та же белорусская электроэнергия.

Потому что, как мы знаем, Латвия так до конца решение и не приняла: присоединяется она к бойкоту станции или нет. Все время строительства БелАЭС Рига очень осторожно высказывалась по поводу этого проекта. Не давала никаких обещаний.

И в принципе она могла бы быть тем самым посредником, через которого белорусская энергия со станции все равно попадала бы в Литву.

Сейчас, в связи с последними событиями в самой Белоруссии, конечно, общеевропейская реакция крайне негативная. И обсуждался вопрос всеобщего отказа от энергии из данной страны. Но это только на словах.

Поэтому по-прежнему вышеупомянутая история с посредничеством Латвии существует. Что по итогу обострит отношения внутри Прибалтики. А, как мы знаем, отношения между Латвией и Литвой и так не очень хорошие.

Другой вариант, если Латвия не будет выступать в качестве такого посредника, то им может выступить Россия и несколько удлинить цепочку: то есть Белоруссия будет продавать энергию РФ, Россия – Латвии, Латвия – Литве и так далее. Но это для Вильнюса политически также негативно.

– Но Россия может увеличить поставки электроэнергии в Прибалтику и напрямую.

– Да. И это не так будет "коробить" Литву. Но в целом, антироссийская риторика там сильна, а тут, получается, будет увеличение зависимости от России. Большой вопрос, что для Литвы хуже.

В общем, как ни крути, в плане электроэнергетики для Прибалтики год неудачный, и подобный сценарий будет продолжаться и в 2021 году.

О победах российского газа в Прибалтике

– А как себя чувствовала Прибалтика в 2020 году на газовом рынке?

– В плане газа – Литве даже упала компенсация. На рынке газа, как мы помним, был идеальный шторм, сразу множество факторов сложились так, что цена на топливо была низкая.

Во-первых, в принципе в мире ввели в эксплуатацию рекордные объемы мощностей по сжижению газа, очень много было новых проектов. И в 2020 году весь этот СПГ вылился на рынок, сформировав профицит предложения.

Второй момент – все закачивали газ в подземные хранилища, ожидая, что транзита через Украину не будет. А в итоге транзит был продолжен, зима была теплая, европейцы вышли из отопительного сезона с большими объемами газа в подземных хранилищах. Плюс коронавирус уменьшил спрос на топливо, так как промышленность остановилась.

Все это привело к тому, что цены на европейском газовом рынке были очень низкие, чуть ли не до 40–50 долларов за 100 кубов доходили. И даже по дорогим контрактам Литвы, например, с норвежцами, все равно цены были низкими.

В этом плане Литва компенсировала свою проблему в электроэнергетике. Причем эта страна, имея СПГ-терминал, могла выбирать. Соответственно, в первом полугодии 2020 года выгоднее было брать СПГ ближе к осени, к зиме – выгоднее было закупать топливо у "Газпрома" по трубе.

Сейчас мы пока не знаем данных по поставкам в конце года, но подразумевается, что Вильнюс мог существенно сэкономить при помощи России. Ведь у "Газпрома" в первом полугодии был дороже газ на спотовых рынках, а во втором полугодии – наоборот.

Тем не менее у Литвы есть необходимость обслуживать СПГ-терминал и закупать туда топливо. Для Латвии и Эстонии такого выбора нет, но они и потребляют газа меньше. Так как "газпромовская" цена понизилась, они чувствовали себя комфортно.

– Из последней энергетической статистики Литвы понятно, что страна закупила приличное количество СПГ у "Новатэк". При этом литовские чиновники стараются этот факт не афишировать. Выходит, что экономика сильнее политики?

– Это хороший пример того, как экономика пробивается через политические шоры, ангажированные решения литовского руководства. Построили СПГ-терминал, чтобы отказаться от российского газа, а в итоге отказались от "газпромовского". И даже не отказались, а сократили поставки.

И все равно российский приходит: ты его в дверь гонишь, он в окно зайдет.

Действительно, завод в Ленинградской области "Высоцк СПГ" напрямую не принадлежит "Газпрому". Он находится под управлением "Новтэк" и "Газпром Банк". И вот, литовцы довольно много экспортируют оттуда.

Он выгоден их рынку: это малотоннажный завод, не такой большой, как на Сахалине или на Ямале. И он как раз устраивает небольших потребителей. Там короткое транспортное плечо, удобно принимать танкеры и так далее.

Ну, конечно, они не афишируют, что это российский газ. Политически это неприемлемо. Но с экономической точки зрения – лучший вариант.

Да, у них есть базовый контракт с Норвегией, они вынуждены его исполнять. Но этот газ самый дорогой. Поэтому Литва постоянно пытается минимизировать эти закупки и брать свободный, со спотового рынка.

Возможно, что в будущем объемы с "Высоцк СПГ" Литва будет увеличивать, потому что в 2021 году планируется запустить еще один завод в Ленинградской области, среднетоннажный. Это будет портовый СПГ, но проект – "газпромовский". Но можно быть уверенными, этот факт не повлияет на какие-то ограничения по закупкам.

Напомню, что Литва принимала в свое время ограничение, что местным предприятиям обязательно нужно брать определенные объемы газа с СПГ-терминала. И их заводы вынуждены это делать. Но никто не прописывал, а у кого конкретно должен закупаться сжиженный газ.

Этим пользуются литовские компании, выбирая наиболее выгодного поставщика. И когда "СПГ Портовая" в России заработает, вполне возможно, что он будет оседать именно на балтийском рынке, в Прибалтике, может, в Польше. СПГ наш расходится очень хорошо.

Политически это не нравится Литве, но в том-то и казус, показывающий всю абсурдность прибалтийских стран. Они сами себе создают политизацией экономические проблемы.

– В Эстонии ситуация с российским СПГ была схожая?

– Да, литовская история – не первый случай. Эстонцы с похожей проблемой столкнулись в свое время. Еще до СПГ завода в Балтийске, в Псковской области было открыто предприятие, производящее малотоннажный СПГ.

И практически все объемы законтрактовали компании, которые занимались обслуживанием паромов из Эстонии в Финляндию. Так что эстонцы еще раньше начали закупать российский СПГ, только перевозили его автомобильными путями.

О переводе нефтепродуктов Белоруссией

– Сейчас на повестке стоит вопрос, переведет ли Белоруссия свои грузы из портов Прибалтики, в частности, литовской Клайпеды, которая активно занималась приемом белорусских нефтепродуктов. Насколько транзит данной категории товаров был важен для Литвы?

– Я не стал бы торопиться с заявлениями, что белорусские грузы уйдут. Случаев обострения отношений Прибалтики с Белоруссией мы видели очень много. И белорусы сто раз обещали свои грузы снять и перекинуть на российские порты. В сентябре были активные переговоры Минска и Москвы, вопрос о строительстве белорусского терминала в Ленинградской области ставился.

Сейчас Белоруссия по особым условиям берет у России нефть, дешевая нефть позволяет давать скидку на произведенные нефтепродукты. А значит, всегда есть покупатель.

Но если договоренности по налоговому маневру не будет, то к 2024 году встанет вопрос: а останется ли переработка в Белоруссии в таких масштабах? От этого зависит, смогут ли они гарантировать определенный объем поставок на российские порты.

Если да, то стороны могут договориться о строительстве, например, нефтепродуктопровода. И это будет значительно дешевле по стоимости доставки, чем железнодорожный транспорт. Но, еще раз повторюсь, нужны гарантии. А то мы трубу построим, а белорусы ничего качать не будут.

– Но все-таки некоторые наши терминалы в Ленинградской области уже выразили готовность принять грузы из Белоруссии хоть завтра.

– Может быть. Но, в таком случае, кажется еще более логичным, почему белорусы выступают за свой терминал. При таком раскладе частично они будут платить сами себе за перевалку.

– Почему?

– Я не знаток всех услуг в портах, но из того, что я читал, якобы перевалка в Прибалтике была дешевле. Кроме того, РФ захочет знать, куда идут нефтепродукты, произведенные из ее нефти. Например, то, что отгружается в Клайпеде у белорусов, в основном уходит двум крупным покупателям – это Великобритания и Нидерланды. Но они их не потребляют, это просто традиционный пункт.

В Нидерландах есть крупный хаб Роттердама и, хотя достигнув его, груз меняет собственника, в статистике указывается страна "прибытия".

И я думаю, что какая-нибудь государственная белорусская компания продает в этих хабах продукты неизвестным трейдерам очень дешево. Но кто эти "продавцы" – никому неизвестно. Поэтому Белоруссия вряд ли захочет отслеживания этой цепочки.

О борьбе с "Северным потоком–2"

– Вы не раз говорили, что Прибалтика не является главным врагом "Северного потока–2", хотя часто выступала против проекта. А в следующем году страны Балтии присоединятся к новому витку давления на почти завершенный трубопровод?

– Здесь мы из оптимистичных прогнозов исходим, что "Северный поток–2" все-таки достроят. Дальше стоит вопрос пуска газопровода, американцы уже обсуждают санкции против эксплуатации.

Если все проблемы "Газпром" преодолеет, то встанет вопрос, как трубу загружать на полную мощность. Сейчас трубопровод попадает под нормы Третьего энергопакета, и "Газпром" своим газом может обеспечивать только половину мощности трубы – 27,5 млрд кубометров соответственно.

Явно, что "Газпром" готовит обоснование, почему ему нужно дать исключение из-под норм пакета. Они с немцами активно обсуждают вопрос, что по "Северному потоку–2" пойдет еще и водород. Поэтому планируют создать некий фонд или структуру в Германии, которая будет наделять подобные проекты статусом климатически важного.

По крайней мере, так заявляли в немецких СМИ. Если так случится, то "Северный поток–2" действительно может избежать санкций Третьего энергопакета.

И вот Прибалтика вместе с Польшей и рядом других стран, я думаю, будут пытаться затормозить эту идею, чтобы на уровне ЕС не разрешить предать некий особый статус "Северному потоку–2".

– А с приходом президента США Джо Байдена энергетическая политика стран Балтии не изменится?

– Кончено, Байден будет менее откровенен, чем Дональд Трамп. Мы видим, что это классический политик, не выносит какие-то личные моменты на публику.

Трамп буквально "тыкал" европейцев в отдельные вещи, вспомнить только его претензии к канцлеру Ангеле Меркель, что Германия не доплачивает на оборонные нужды НАТО, но покупает газ у "врага" альянса – России.

Я думаю, что Байден не будет таким беспардонным, но продвигать американский газ продолжит и расчищать рынки сбыта тоже. Санкции точно так же будет принимать против "Северного потока–2". Все-таки в США есть консенсус между партиями, что нужно поддерживать антироссийские ограничительные меры.

– Страны Балтии были в числе первых, кто активно призывал остановить строительство "Северного потока–2" в связи с якобы произошедшим отравлением оппозиционного блогера Алексея Навального. Раз проект продолжает строительство, получается, что голос прибалтов не был услышан Германией?

– Да. Конечно, были отдельные голоса и немецких политиков, которые это поддерживали. Но, как правило, это люди из Бундестага, которые просто хотели очков от избирателей, по факту их заявления ничего не меняли. Официальная же позиция Германии заключалась в том, что "Северный поток–2" – это экономический проект, а Россия не использует его в качестве политического инструмента.

И подобные призывы "заморозить" проект были даже на руку "Северному потоку–2". Всегда как говорили: трубопровод нельзя реализовать, так как Россия использует его как политическое оружие, политизирует энергетику.

А тут противники проекта наоборот сами стали энергетику политизировать, мол, "давайте в качестве политических санкций будем использовать экономический проект". То есть они признали, что он экономический и его заморозка повредит российской экономике. Сделали ровно то, в чем нас же и обвиняли.

Это довольно красноречиво все сыграло в обратную сторону. Вышло, что именно европейцы и американцы политизировали энергетику все это время. Тот же Трамп приезжал в Европу и говорил, что страны НАТО должны покупать американский СПГ, потому что должен приобретаться "правильно ориентированный газ". Ну, и чем это не политизация?

Автор: Екатерина Кобиц

Источник: Baltnews.lt, 30.12.2020 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия
Арктика: территория прорыва или «белая дыра»?
Углеводородный бросок на Восток: текущие результаты и среднесрочные перспективы
Водород как новая энергетическая надежда
Российская добыча и экспорт нефти в условиях низких цен и ОПЕК+

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики