Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Дело – в трубе

Дело – в трубе

Кому мешает «Северный поток – 2» и при чём здесь Навальный

Завершение проекта «Северный поток – 2» опять под угрозой. Администрация американского президента Джозефа Байдена уже заявила о том, что намерена добиваться остановки проекта. И это аккурат после санкций, уже введённых 19 января. Тогда представители «Газпрома» впервые заявили о том, что проект, возможно, так и не удастся закончить.

Достроить осталось всего ничего –148 километров, из которых 120 предстоит уложить в водах Дании и ещё 28 километров – в водах Германии. Глава немецкой компании Uniper (является одной из парт­нёров «Газпрома») Андреас Ширенбек на прошлой неделе выразил уверенность, что газопроводу всё-таки быть. «Я считаю, что он будет достроен, поскольку незавершённой осталась лишь малая часть проекта, – отметил г-н Ширенбек. – И я всё ещё верю, что этот проект необходим».

Главным врагом «Северного потока – 2» традиционно принято считать американские санкции. Дескать, «Газпром» предлагает более дешёвый и удобный путь поставок газа в Европу, а строптивые европейцы в угоду политическим интересам США отказываются. Но так ли это на самом деле?

Конец монополии?

«Любая компания, которая могла бы поставить газ на европейский рынок, заинтересована в том, чтобы «Северный поток – 2» не был достроен или как минимум не был выведен из-под действия Газовой директивы ЕС, – констатирует ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. – В разрушении газовой монополии «Газпрома» заинтересован тот же самый «НОВАТЭК», который хотел бы конкурировать не только поставками СПГ, но и в трубу поставлять газ. Представители «НОВАТЭКа» и через Total, и в открытую не раз предлагали президенту Путину изменить федеральный закон об экспорте газа, с тем чтобы получить право тоже поставлять трубопроводный газ в Европу». 

Кстати, присутствие на рынке нескольких поставщиков снизило бы цены для европейских потребителей. Правда, тогда пострадавшим от подобной конкуренции стал бы российский бюджет. Впрочем, учитывая, что в последний год финансовые дела «Газпрома» идут, мягко говоря, не блестяще (см. справку), вопрос о невыгодности разрушения газпромовской монополии не так уж очевиден.

По мнению некоторых аналитиков, не вполне очевидной сегодня стала и геополитическая цель «Северного потока – 2». Напомним, что газопровод задумывался в том числе и для того, чтобы развязаться с проб­лемным украинским транзитом.

«Эта геополитическая цель полностью провалилась, когда в декабре 2019 года американский конгресс ввёл санкции против нашего проекта. После чего «Газпрому» пришлось садиться за стол переговоров и подписывать транзитное соглашение с Украиной на пять лет на невыгодных для «Газпрома» условиях», – отмечает аналитик нефтегазовой отрасли Михаил Крутихин.

 

 

Ранее канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что вопросы относительно «Северного потока — 2» и инцидента с Алексеем Навальным необходимо рассматривать по отдельности.

Кстати, то соглашение от 2019 года оказалось выгодным в первую очередь для европейских компаний-посредников, которые отныне начали зарабатывать на поставках российского газа на Украину. «Сейчас там самая распространённая схема – это перепродажа российского газа украинским компаниям. Причём методы физического реверса остались в прошлом, – поясняет Игорь Юшков<. – С востока на запад Украины проходит наш газ. Документально «Газпром» продаёт его европейским компаниям, а те – чисто по документам – продают его украинским компаниям. Но физически газ просто идёт из России на Украину и потребляется. Всех это устраивает».

Захотят ли европейцы отказаться от нынешних схем, тоже вопрос.

Впрочем, в этой конфигурации нерешённой остаётся одна проблема – без «Северного потока – 2» у Украины (а прежде всего у США) остаётся мощный рычаг шантажировать Москву закрытием газового транзита.

Этика распила

Если достроить газопровод всё-таки удастся, то вопрос с его успешным запуском и эксплуатацией всё равно пока остаётся открытым. Согласно уже упомянутой Газовой директиве Евросоюза в редакции 2019 года оператором «Северного потока – 2» должна выступать независимая от «Газпрома» компания. Отыскать таковую в условиях жёсткой санкционной войны будет не так-то просто.

Ещё одно необходимое условие – 50% мощности газопровода должно оставаться пустым для прокачки газа от других поставщиков. Потому не исключено, что новый газопровод может оказаться невостребованным – такое количество газа Европе будет просто не нужно.

«Существующий «Северный поток – 1» имеет мощность 55 млрд кубометров в год. Ещё по маршруту через Белоруссию и Польшу поставляется 30 млрд кубометров. Итого – 85 млрд кубометров ежегодно, – говорит Михаил Крутихин. – Германия даже в самый хороший, 2019 год получила из России 57 млрд кубометров газа. Нынешние мощности уже гигантские, никакой проблемы без «Северного потока – 2» вообще не существует».

Примечательно, что экономическая выгода от «Северного потока –2» и для самого «Газпрома» не столь очевидна. Ещё в 2018 году аналитики Sberbank CIB обнародовали отчёт, в котором говорилось: основными бенефициарами газпромовских проектов «Турецкий поток», «Сила Сибири» и «Северный поток – 2» стали вовсе не акционеры газового монополиста, а подрядчики строительства.

Выводы аналитиков наделали много шума, так что в итоге автора документа Александра Фэка и главу аналитического подразделения из Sberbank CIB уволили. Однако если предположить, что изложенные в том отчёте выводы были верны хотя бы частично, то политическая составляющая в проекте по строительству «Северного потока – 2» со стороны России оказывается чуть ли не больше, чем со стороны стран ЕС и США.

Суть дела

В конце прошлого года в СМИ активно стала муссироваться информация о скорой отставке председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера. Появились даже фамилии возможных преемников. А провальные финансовые показатели компании и возможность остановки «Северного потока – 2» заставляют предположить, что кресло под г-ном Миллером зашаталось достаточно сильно.

На кресло главы «Газпрома» нашлись два серь­ёзных претендента, причём выдвинутых конкурирующими лоббистскими группами. Кандидатуру Дмитрия Конова, ныне возглавляющего «СИБУР», предложили братья Юрий и Михаил Ковальчуки, которых наряду с Тимченко причисляют к так называемому ближнему кругу «друзей президента».

Другим кандидатом, по слухам, мог стать младший сын секретаря Совбеза Николая Патрушева Андрей Патрушев, ныне работающий в «Газпром нефти». В этой связи история с отравлением Алексея Навального, его поездка в Германию, арест и даже фильм о «дворце Путина» выглядят как часть войны за переделы сфер влияния в газовой сфере внутри России.

Ещё в 2010 году была обнародована информация о том, что недвижимость в Геленджике купил бизнесмен Александр Пономаренко. Стряхнуть пыль с этой уже почти забытой истории скорее всего было решено не случайно: после нынешней поднявшейся шумихи поставить во главу «Газпрома» протеже братьев Ковальчук, «друзей президента», будет достаточно проблематично.

Впрочем, вокруг силовиков тоже начали сгущаться тучи. Так, в середине января «Российская газета» сообщила, что директор ФСО Дмитрий Кочнев в ближайшее время будет отстранён от должности и перейдёт на работу в ФСБ. Через несколько часов после публикации заметка исчезла, а издание извинилось за публикацию недостоверных сведений. В довершение к этому на прошлой неделе появилось свежее расследование Bellingcat и The Insider, в котором утверждается, что сотрудники ФСБ могли быть причастны к трём убийствам журналистов и правозащитников. С каждым днём все эти истории всё больше начинают походить на «обмен любезностями» со стороны двух противоборствующих лоббистских группировок. Так что, судя по всему, борьба за передел газового рынка идёт не только за пределами России, но и внутри неё.

Источник: Versia.ru, 01.02.2021


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики