Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Газпрому надоело тянуть проблемы Северного Кавказа

Газпрому надоело тянуть проблемы Северного Кавказа

Ситуация в самом проблемном для Газпрома регионе – Дагестане, судя по всему, совсем перестала устраивать госкомпанию. Два года назад дагестанская проблема воровства и неоплаты долгов по газу вышла даже на уровень главы государства. Однако кардинально решить проблему так и не удалось. Теперь госкомпания нашла способ избавиться от региона-неплательщика. Но получится ли это у нее?

Судя по всему, Газпром давно вынашивал план, как избавиться от проблемного региона, переложив бремя неоплаты долгов на кого-то другого. Госкомпания готова отказаться от сбыта газа и газораспределения в Республике Дагестан, сообщил «Коммерсант» со ссылкой на письмо главы Газпрома Алексея Миллера к премьер-министру Михаилу Мишустину.

Ничего, кроме убытков, Дагестан Газпрому не приносит. С 2017 года Газпром перестал публиковать информацию о долгах самого проблемного региона Северного Кавказа. Но в письме Миллер жалуется, что просроченная задолженность потребителей Дагестана перед региональными газовыми компаниями на 1 октября 2020 года составила 14,9 млрд рублей, а резервы по сомнительным долгам – более 9,4 млрд рублей.

Что Газпром предлагает изменить? Полностью отрезать регион от газа компания не собирается. Газпром готов продавать газ Дагестану, но только на оптовом рынке. А за его продажу конечным потребителям – населению, фермерам и другим компаниям – пусть отвечает иная компания, подконтрольная местным властям. Газпром предлагает создать в Дагестане федеральное казенное предприятие (ФКП) в виде единого оператора, который будет отвечать за продажу газа конечным потребителям и за эксплуатацию системы газораспределения. Газпром готов передать все свои газораспределительные сети в безвозмездное пользование этой новой компании (на правах аренды или даже на правах оперативного управления).

«Ситуация, видимо, настолько допекла Газпром, что он решил избавиться от проблемного региона. Причем, думаю, дело скорее не в убытках от постоянных долгов потребителей в регионе. Допекли, скорее всего, дополнительные проблемы. Предполагаю, что специалистов из центрального офиса Газпрома, которые приезжали в Дагестан проверять, кто не платит за газ, почему растущие долги списываются, куда уходят газ и деньги, по сути, заставили заниматься криминалом. Сотрудников Газпрома, видимо, принуждали подписывать бумаги, что все нормально, что долги невозвратные и так далее», – рассуждает эксперт Финансового университета при правительстве РФ, эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

Эксперт напоминает о похожей ситуации в другом Кавказском регионе, которая привела к задержанию сенатора от Карачаево-Черкесии Рауфа Арашукова в зале заседания Совета Федерации в январе 2019 года. Был задержан и отец сенатора Рауль Арашуков. Его следствие считает создателем ОПГ и участником хищения 30 млрд рублей у Газпрома. Рауфа обвиняют также в убийствах.

 

Республика действительно генерирует Газпрому столько проблем, что если компания сможет как-то отказаться от этого региона, то это будет большой плюс для нее, в том числе и в части снижения экономических потерь, считает эксперт.

 

Конечно, воруют энергоресурсы и не платят за их использование по всей России. Но масштаб проблемы на Северном Кавказе совсем иной. Так, в 2018 году Газпром отчитался, что на Северный Кавказ пришлось более 50% просроченной задолженности за уже поставленный газ. Общий долг тогда составил 180 млрд рублей – значит, только северокавказские республики задолжали 90 млрд рублей.

И первое место в рейтинге злостных неплательщиков среди всех республик Северного Кавказа занимал именно Дагестан. В 2018 году эта проблема даже дошла до президента, который потребовал выявить факты хищения энергоресурсов, несанкционированные подключения к распределительным сетям и т. д. После этого прежний глава Дагестана Владимир Васильев рассказал об определенных успехах в этой борьбе. Однако бой неравный – принципиально ситуация не изменилась.

И не факт, что эта проблема вообще решаема. Потому что несанкционированный отбор энергоресурсов – это часть местной культуры. Здесь не принято платить за газ. Причем это касается не только населения, но и местного бизнеса.

Например, в 2019 году 23-летний житель села Доргели произвел врезку в газопровод, чтобы использовать газ для обогрева помещения птицефабрики. На языке Уголовного кодекса РФ это называется кражей.

С большей долей вероятности многие произведенные в Дагестане овощи были выращены в теплицах, которые отапливались и освещались ворованным газом и электричеством. За это платит, по сути, остальная Россия. Очень часто «бесплатным» газом пользуются не только теплицы, но и местные пекарни, токарные цеха, цеха по обжигу кирпича и т. д. Потери газа в регионе составляют 35% в год при поставке его в регион в объеме 3,2 млрд кубометров в год, говорил ранее бывший глава республики.

Борьба с этим криминалом требует серьезных мер, однако и с этим есть сложности. «За газ здесь не платят даже те, кто строит большие дома. И Газпром не может их отключить от газа. Потому что считается – это создаст социальную напряженность в регионе, что никому не нужно», – говорит Игорь Юшков.

Эксперт считает, что у Газпрома вряд ли получится избавиться от Дагестана, потому что больше не на кого повесить эту проблему. «Во-первых, у Газпрома есть опыт в этом вопросе. Во-вторых, любые другие компании будут еще сильнее отбиваться от того, чтобы на них повесили этот проблемный регион. А непонятное ООО «Ромашка» в этот регион не поставишь – через месяц оно просто обанкротится», – считает собеседник.

Любая менее крупная, чем Газпром, компания просто утонет в проблемах неплатежей. Ее неминуемо ждет банкротство, а население и бизнес Дагестана останутся без газа. Жители региона вряд ли этому обрадуются.

Властям Дагестана придется в спешном порядке покрывать все долги из собственного регионального бюджета, в котором и так денег нет. Дотационный Дагестан обратится к Москве, и в федеральном бюджете придется найти дополнительные средства для социально напряженного региона, оставшегося без газа.

«Никому не нужна горячая точка на Кавказе с социальной точки зрения. Закрывать дырки придется федеральному бюджету. В противном случае можно довести Дагестан до банкротства. Никому такие новости не нужны. Тогда как в масштабах Газпрома эта проблема газовых долгов размывается. В отчетности фигурирует убыток по региону, но в целом Газпром выглядит нормально, даже несмотря на провальный 2020 год», – говорит эксперт ФНЭБ.

Кроме того, если сейчас разрешить Газпрому создание такого прецедента по Дагестану, где компания перестанет быть гарантирующим поставщиком, то дальше Газпром будет требовать такой же схемы по всем остальным республикам Северного Кавказа. «Газпром продолжит тянуть проблемы Дагестана, это его так называемая социальная ответственность. Тем самым он оправдывает свой монопольный статус экспортера трубопроводного газа», – заключает собеседник.

Автор: Ольга Самофалова

Источник: Взгляд, 04.02.2021

 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Водородная повестка в России в период экономической войны с Западом
Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики