Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Куда ветер дует

Куда ветер дует

Сможет ли "зеленая" энергетика победить нефть и газ 

Пандемия обострила споры о необходимости скорейшего энергоперехода - замены ископаемого топлива на возобновляемые источники энергии (ВИЭ), а падение спроса на нефть и газ в 2020 году породило множество прогнозов о том, когда закончится эра углеводородов.

Готов ли мир и наша страна перейти на ВИЭ и останутся ли востребованы в будущем нефть и газ, "Российская газета" спросила у первого заместителя председателя Комитета Государственной Думы по энергетике Валерия Селезнева и первого проректора по внешним коммуникациям Финансового университета при Правительстве России, главы Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова.

В прошлом году потребление нефти и газа упало впервые с 2009 года. Означает ли это начало конца или только временный спад?

Валерий Селезнев: Дальнейшие перспективы для нефти и газа более плачевные, чем пытаются представить различные аналитические агентства, отраслевые компании и ведомства заинтересованных стран. За каждым таким прогнозом стоит политика, а она не бывает честной и откровенной. Как можно говорить о росте спроса до 2035 и тем более 2050 года, когда уже сейчас процесс перехода, отказа от ископаемых источников энергии сильно ускорился. Мы уже видим в режиме реального времени сдвижку влево, как модно говорить, всех планов по "озеленению" экономики. Идет не просто борьба за это между старушкой Европой и, как иногда кажется, основными соперниками этого курса - Россией и Китаем. Происходит глобальный мировой энергетический передел. Курс на "зеленую" повестку, "зеленую" экономику взят, и он безвозвратен. Соответственно тот, кто будет производить сложные технологии для "озеленения" экономики и улучшения экологии, тот и будет в дальнейшем определять судьбы мира.

Константин Симонов: Я не совсем понимаю, каким образом человечество сможет отказаться от нефти и газа в ближайшие два десятилетия, потому что есть масса вопросов технологических и экономических, которые до сих пор не решены. Да, "зеленый" энергопереход сейчас активно продвигается, лоббируемый Евросоюзом и США. Но давайте все-таки вначале задумаемся о том, насколько возможен мир без углеводородов? Сейчас 85% мирового энергобаланса закрывают углеводороды. В развитой Европе - 75%. При этом в мире почти миллиард человек вообще не имеет доступа к электроэнергии, а 2,5 млрд готовят еду на открытом огне. В этой ситуации нам на полном серьезе говорят, что все человечество чуть ли не за 20 лет перейдет к энергии, которая пока остается очень дорогой. Я уже десять лет слышу о том, что нефть скоро никому будет не нужна, но если взять потребление за эти 10 лет, то оно выросло без 2020 года на 13%, а газа - на 25%. Спад спроса в прошлом, ковидном году брать в расчет некорректно. Это форс-мажор. Более того, он нас неожиданно погрузил в будущее без углеводородов. И оказалось, что жить без нефти и газа сложновато.

У миллиарда человек в мире нет доступа к электроэнергии, еще 2,5 млрд готовят еду на открытом огне

Альтернатива развитию ВИЭ какая-нибудь есть, например, чистая генерация на газе или водородная энергетика?

Валерий Селезнев: Честно говоря, на чем сидим, теми сказками и успокаиваемся. Я за то, чтобы были перспективы в энергетике у чистого угля, шикарные перспективы у водорода из природного газа. Но только не понимаю, зачем? Как энергоносители ветер и солнце бесплатны, и они будут всегда. Говорят, что невозможно обеспечить стабильность производства электроэнергии на ветре и солнце, потому что бывает темно и безветренно, но это решается созданием единой системы электроснабжения. Допустим, если Европа создаст такую систему, то будет неважно, локально в какой точке нет ветра и солнца. Электроэнергия будет доставлена оттуда, где они есть. За исключением, наверное, малых территорий, которые экономически невыгодно покрывать сетями передачи электроэнергии. И вот там есть перспектива развития или даже не развития, а место для альтернативной генерации. Я называю альтернативной традиционную ныне генерацию. Сами углеводороды вполне себе перспективны с точки зрения переработки, замещения металлов полимерами и т.д.

Константин Симонов: Я пока не вижу альтернатив как раз углеводородам. Я понимаю, что вся эта история с ВИЭ прекрасно продается, но как быть с технологиями? Нам уже больше 10 лет все более агрессивно обещают технологическую революцию, но она до конца так и не происходит. Да, технологии дешевеют, но пока генерация ВИЭ все равно дорогая. Дания абсолютный лидер по доле ВИЭ в энергобалансе и по цене электроэнергии. Ее стоимость можно по-разному упаковывать - в субсидии, в налоги, в тарифы, но она не становится от этого дешевле. Я совершенно не понимаю, как можно одновременно бороться с глобальной бедностью и предлагать более дорогую энергию, ожидая, что весь мир в эту историю обязательно впишется.

Энергопереход подразумевает громадные инвестиции, есть мнение, что он по карману только высокоразвитым странам. Откуда возьмутся эти средства?

Валерий Селезнев: Целые континенты решают высвобождать средства из-под проектов, которые содержат углеродный след, на "зеленые", экологически чистые проекты, ведущие к углеродной нейтральности. Это уже делается в Европе, на этот курс сворачивает сейчас США с Джо Байденом. На днях было заявление Европы на уровне весьма высокопоставленных политиков, что необходимо ускорять процесс энергоперехода и экстраполировать его на страны третьего мира с целью достижения глобальных результатов. Потому что естественно с точки зрения экологизации земного шара локально достичь какой-то углеродной нейтральности, снижения парниковых выбросов, допустим, в Европе или России, не получится. Деньги на это найдутся: и триллион, и три триллиона. Сейчас уже понятно, что с 2022-2023 года в ЕС будет введен транснациональный углеродный сбор. И он будет ужесточаться со временем. Только по сегодняшним оценкам ежегодно он будет забирать с нашего экспорта миллиарды долларов. И чтобы не попасть под этот каток, нужно самим активнее переходить к "зеленой" повестке.

Константин Симонов: С деньгами ситуация еще хуже, чем с технологиями. Прошлый европейский план предполагал инвестиции в ВИЭ в триллион евро. У ЕС уже сегодня долг больше 100% ВВП. Они год должны работать просто на его возвращение. Но принимается еще более радикальный план. А как это все будет финансироваться, дыра-то в балансе очевидна? И вот тут начинается самое интересное. Финансировать развитие ВИЭ хотят за счет углеводородов, то есть в том числе и России. Отсюда планы по введению углеродного сбора и прочие подобные вещи.

Инфографика "РГ"/ Антон Переплетчиков/ Сергей Тихонов

Нужно ли России активизировать развитие ВИЭ и выгодно ли это нашей стране?

Валерий Селезнев: Здесь не стоит вопрос, выгодно или нет. Если мы не будем прилагать все усилия для этого, то через 10-15 лет, и это я даю еще очень большую фору, наша энергетика окажется полностью зависима от зарубежных решений. Мы можем игнорировать "зеленую" повестку, но это не значит, что она нас не касается. К сожалению, в любом переходе нельзя сразу отбросить старое и заменить новым. Поэтому сейчас на традиционную энергетику и конечного потребителя падает часть расходов на развитие ВИЭ. Когда будет достигнут паритет между ними, можно будет принимать дальнейшие решения. И постепенно маневрировать, исключая, как это и происходит в развитых странах, неэффективные, дорогостоящие, неэкологичные виды генерации. В России на сегодняшний день в энергобалансе ВИЭ занимает около 1,5%. Сейчас мы обсуждаем программу ДПМ-2 (программа модернизации и замены старых электростанций, в том числе за счет строительства новых мощностей ВИЭ) с 2025 по 2035 год. И опять ее режем. Мы уже в это дело вложили огромные средства, но неэффективно. Сейчас до 60% этих денег уходит на обслуживание банковских кредитов.

Константин Симонов: России предлагают впрыгнуть в этот уходящий "зеленый" вагон, но у нас практически нет шансов это сделать по огромному количеству причин, да и рассматриваемся мы здесь исключительно в качестве спонсоров. У нас есть объективные сложности с возобновляемой энергией. Главная сложность - климатическая. Да, в Якутии и Бурятии огромное количество солнечных дней. Но проблема в том, что солнце падает на землю под разным углом. На экваторе коэффициент использования эффективного солнца гораздо выше, чем в Якутии, несмотря на количество солнечных дней. В России есть условия для развития ВИЭ с точки зрения локального потребления в некоторых регионах. Но мы же говорим о том, что нам нужно вписаться в энергопереход, нам нужно от углеводородного экспорта переходить к экспорту "зеленой" энергии. А это просто невозможно.

Как энергопереход может отразиться на доходах нашего бюджета, который сильно зависит от экспорта углеводородов?

Валерий Селезнев: За счет экспорта газа и нефти в различные годы бюджет получал от 40 до 50% дохода. Сейчас времена изменились, это прекрасно продемонстрировала история с "Северным потоком-2". Будет отказ Европы от традиционных источников электроэнергии. То есть будет снижение нашего экспорта угля, нефти, газа и даже падение спроса на наши атомные технологии. Будут экологические налоги. Компенсировать это получится экспортом технологий ВИЭ, их обслуживания, технологий утилизации всего, что связано с ВИЭ, и расширением внутреннего потребления того же газа. Последнее только с одним условием, что внутренние цены на газ будут через повышение компенсировать те потери, которые мы недополучим из-за снижения экспорта. Он уже падает. Замещается единственное конкурентное преимущество, которое у нас есть - наличие газа, нефти и других полезных ископаемых. Остаются люди, их мозги. И вот в этот потенциал я верю, что люди - это наша нефть. Надо экспортировать результат научных изысканий, права на них. И пускай Китай и весь остальной мир платят нам ренту за наш научный потенциал.

Константин Симонов: Сейчас мы добываем газ и нефть и экспортируем их в ЕС и страны АТР. Что нам предлагают взамен? Производить "зеленую" энергию и продавать ее. Германия сама производит "зеленую" энергию и может это делать в том объеме, который ей нужен. Собственных технологий ВИЭ у нас нет. Получается, мы должны взять немецкую технологию, построить у себя завод по производству ветряков, произвести электричество и экспортировать в ту же Германию при себестоимости транспортировки в 6-8 раз выше, чем транспортировка того же газа. Где здесь экономическая модель? Сейчас популярна идея не платить трансграничный углеродный налог европейцам, а ввести его здесь, чтобы построить свои "зеленые" мощности и экспортировать энергию в Европу. Но европейцы не для этого придумали эту историю. Их задача заключается в том, чтобы мы нашли нужный им триллион или больше. Наша "зеленая" энергия им не нужна. И еще один момент, одно дело - прогнозы, часто ошибочные или ангажированные, например, о падении спроса на углеводороды, а другое дело - реальность. Компания BP, которая активно прогнозирует всякие "зеленые" переходы, не собирается продавать акции "Роснефти". А чего же так, если будущего за нефтью нет? Продавайте акции, стройте ветряки в Шотландии. Но они этого не делают.

Автор: Сергей Тихонов

Источник: Российская газета, 08.02.2021 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики