Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Северный морской путь обеспечит миру угольное будущее

Северный морской путь обеспечит миру угольное будущее

Успех угольных проектов AEON зависит от себестоимости доставки сырья, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков.

У AEON большие угольные планы

Компании «Северная звезда» (входит в холдинг AEON) к 2032 году потребуется 28 судов арктического класса для транспортировки угля на мировой рынок. Стоимость строительства ледовых углевозов оценивается в 1,4 млрд долларов. 

AEON принадлежит миллиардеру Роману Троценко и является международной инвестиционной группой. Что касается «Северной звезды», то эта структура активно развивает угольные проекты. В ноябре 2020 года правительство Красноярского края сообщило, что компания направит 45 млрд рублей на освоение Сырадасайского каменноугольного месторождения.

На Красноярском экономическом форуме 2019 года «Северная звезда» сообщила о намерении запустить его первую очередь к 2023 году. К этой дате планируется завершить строительство разреза мощностью в 3 млн тонн угля в год, обогатительной фабрики на 1,5 млн тонн угля в год, а также морского порта. Стоимость данной инфраструктуры составляет 35,6 млрд рублей. 

AEON собирается инвестировать 60 млрд рублей в строительство морского порта, с помощью которого уголь с Сырадасайского месторождения будет поставляться на мировой рынок через Северный морской путь (СМП).

Структуры Троценко поставили перед собой амбициозные задачи, заметные даже в рамках глобальной энергетики, но в них есть спорный момент – уголь. Развитые экономики борются с данным ресурсом и планируют к 2035 году исключить его из генерации.

«Уголь никуда не девается из мирового энергобаланса, пусть в ЕС собираются ускоренно отказаться как от угольной генерации, так и топливной энергетики. Они хотят к 2040 году построить безуглеродную энергетику, т. е. без газа, нефти и угля», – заключает Юшков.

Пока это кажется маловероятным, потому что в энергетических программах европейских государств планируется отказаться только от угля, но не ранее 2035 года. Однако это продолжительный срок, за который многое в мировой энергетике изменится. 

Есть пример ФРГ, где произошло снижение атомной генерации в два раза из-за аварии в Фукусиме. Это обернулось ростом потребления угля в Германии, причем немцы не могут с этим справиться, несмотря на вложения в возобновляемые источники энергии (ВИЭ).

«На азиатских рынках потребление угля сохраняется, пусть в Китае также заявили о построении безуглеродной энергетики к 2050 году. Только Пекин не собирается отказываться от угля и других углеводородов. Китайцы хотят улавливать выбросы CO2 и захоранивать их, компенсируя то, что коптит экономика КНР. Так что уголь окажется востребованным до 2050-2060 годов», – констатирует Юшков.

Политика КНР является ключевой из-за того, что экономика страны остается главным потребителем угля на мировом рынке.

AEON придется выдержать серьезную конкуренцию

«Что касается проектов AEON, то многое зависит от себестоимости поставок через СМП даже в том случае, если суда будут построены. Надо будет осуществлять ледокольную проводку, а ледоколов сегодня у нас немного. Расчет идет на доставку по восточной части СМП, где к 2030 году будут работать три атомных ледокола класса «Лидер»», – резюмирует Юшков.

Проблемой AEON станет то, что на данном маршруте угольному транзиту придется столкнуться с большим числом конкурентов. 

«Это сжиженный природный газ (СПГ) компании «Новатэк», еще «Роснефть» заявляет о реализации проект «Восток Ойл» с добычей в 50 млн тонн нефти в год. Еще в этой компании собираются транспортировать через СМП 50 млн тонн СПГ. Если это будет реализовано, а объемы пойдут в азиатском направлении, то трех атомных ледоколов на восточной части СМП станет недостаточно», – заключает Юшков.

Успех AEON зависит от способности концерна наладить максимально дешевую доставку угля до конечных потребителей.

«Желающих поставлять уголь на азиатский рынок также немало. Если европейцы действительно откажутся от потребления угля, то освободятся многие объемы. В первую очередь ЮАР, Австралия и ряд других производителей», – констатирует Юшков.

Это главный вопрос в экономике начинаний AEON, а так уголь как был, так и остается основным энергоносителем. По 2020 году данных пока нет, но в 2019-м основой мирового энергетического баланса являлся уголь, пусть данное сырье называют энергоносителем XIX века.

«Больше всего электроэнергии в мировом масштабе производится из угля. По регионам по-разному, но глобальные цифры таковы. И это в период, когда на Западе говорят о мировом «зеленом» будущем и ветровой электроэнергетике», – резюмирует Юшков.

Сегодня у российского угольного экспорта дела идут хорошо, но в будущем конкуренция обострится, и к этому нужно быть готовыми.

«В Европе произойдет быстрое сокращение угля из-за того, что государства в ЕС создают стимулы компаниям, чтобы те отказались от потребления угля. Скорее всего, они продолжат сокращать добычу, потому что при ней происходит большой выброс парниковых газов. Основные проблемы возникнут у Польши, которая добывает и потребляет много угля», – заключает Юшков

Уголь является конкурентным преимуществом польской экономики, и это уже привело к конфликту Брюсселя и Варшавы.

Автор: Дмитрий Сикорский

Источник: Экономика сегодня, 16.02.2021 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики