Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Экспорт СПГ из Литвы в Польшу и Финляндию существует только на бумаге

Экспорт СПГ из Литвы в Польшу и Финляндию существует только на бумаге

Перспективы экспорта газа из Литвы в Польшу и Финляндию ограничены, отметил в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» заместитель руководителя Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач.

Литовская государственная энергетическая компания Ignitis Group в 2022 году начнет поставки СПГ с клайпедского терминала в Польшу, после того как между этими странами заработает новый интерконнектор. 

Трубопровод между Польшей и Литвой, который называется GIPL, должен быть завершен в декабре 2021 года. В данном проекте планируется задействовать Латвию и Эстонию, а через Balticconnector и Финляндию.

Генеральный директор Ignitis Group Дариус Майкстенас заявил, что после ввода в строй GIPL Литва начнет экспорт газа в Польшу, как это уже произошло с Финляндией, хотя наличие этих поставок подтверждается только Вильнюсом.

Литовский СПГ-проект вызывает сомнения

«Какие-то объемы газа могли быть транспортированы по газопроводу в Финляндию. В СПГ-терминал в Клайпеде и в Balticconnector были сделаны инвестиции, профинансированные из фондов Евросоюза», – констатирует Гривач

СПГ-терминал в Клайпеде представляет собой норвежское судно, вставшее на прикол в литовском порту в 2014 году. Сооружение в ЕС называют одним из наиболее важных проектов Литвы, которое якобы увеличило энергобезопасность Вильнюса.

Данный объект должен был позволить Литве закупать СПГ по всему миру, но в реальности этого не получилось. Даже стимулирование Вильнюсом закупок не привело к отказу от российского газа, который удерживает 60% рынка Литвы.

Литовские власти платят за использование норвежского терминала – в 2018 год сумма арендных выплат превысила 170 млн евро. Это огромные средства для Литвы, а выкуп объекта в 2024 году обойдется Вильнюсу в 120–160 млн евро.

Таким образом, вместе с портовой инфраструктурой литовцы к 2024 году потратят за СПГ-терминал как минимум 780 млн евро. 

Больше всего от этого выиграли норвежцы, предоставившие Литве судно, дающее владельцам сверхприбыли. На фоне этого литовские фантазии про экспорт СПГ в Польшу и Финляндию (через две страны) выглядят скромно.

Такое действительно возможно, но небольшими партиями, когда на газовом рынке ЕС создастся нетипичная ситуация.

«Какая-то часть газа будет отправляться в соседние с Литвой страны по интерконнекторам, однако это может быть не только СПГ, но и трубопроводный газ. Все зависит от конкретного баланса на региональном рынке. Когда рынок испытает избыток поставок СПГ, это сырье продолжит идти через литовский терминал в Польшу или Финляндию», – резюмирует Гривач.

Однако в случае проблем с СПГ Литве придется импортировать сырье из третьих стран – например, российский газ, причем по любому из возможных маршрутов, даже через Финляндию или Польшу.

Литовским планам сбыться не суждено

Непонятно, зачем полякам нужен газ из Литвы, если у них есть свой терминал в Свиноустье. Поляки, в отличие от литовцев, тщательно считают деньги и не хотят идти на убытки, как это точно будет с импортом СПГ из Клайпеды. 

«СПГ-проекты не окупились и создали проблемы Польше и Литве. В Литве были введены обязательства по закупкам, которые означают принудительную закупку газа с терминала. Данная политика проводилась при попустительстве антимонопольных органов Литвы и ЕС, которые закрывали глаза на данную энергетическую политику», – заключает Гривач.

Вильнюс проводит нерыночную политику, предписывая литовским игрокам покупать определенные объемы газа через СПГ-терминал.

Литовцы пытаются создать из Прибалтики, Польши и Финляндии изолированный от РФ энергетический регион. Кроме газа активно педалируется тема электричества, где Вильнюс отличился давлением на БелАЭС и планами по выходу из БРЭЛЛ.

«Данный энергорынок являлся отрезанным от других стран Евросоюза, поэтому строительство интерконнекторов вошло в европейские программы развития и финансировалось из фондов Брюсселя. Экономическая обоснованность данных проектов низкая, поэтому они могли реализовываться только при помощи ЕС», – констатирует Гривач.

Перед нами нерыночные проекты: они субсидируются из бюджета ЕС с целью показать видимость построения регионального рынка газа.

«Система интерконнекторов будет создана, но посмотрим, как они будут работать. Польша создает препоны для того, чтобы другие поставщики сырья могли приходить на этот рынок. Была интересная история с польскими подземными хранилищами газа, которые контролировались местным газовым монополистом в нарушение законов Евросоюза», – резюмирует Гривач

Сегодня в Польше создается огромный нефтегазовый гигант путем объединения компаний PGNiG, «Орлен» и «Лотус».

«Из-за этого у литовцев возникнут проблемы. Поляки имеют виды на соседние рынки и хотят перепродавать газ в Литву», – заключает Гривач.

Польшу и Литву объединяет отсутствуе своего газа, поэтому их планы базируются на перепродаже. Как показывает опыт с электроэнергией и строительством таких объектов, как NordBalt и Harmony Link, Литва везде играет ведомую роль.

Автор: Дмитрий Сикорский

Источник: Экономика сегодня, 02.03.2021 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики