Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Перспективы "Северного потока – 2" определит Третий энергетический пакет

Перспективы "Северного потока – 2" определит Третий энергетический пакет

Чем отличаются подходы бизнесменов и политиков к проблеме газоснабжения Европы

1 марта в клубе «Валдай» состоялась дискуссия «Газопроводные проекты из России в ЕС: риски и перспективы». Судя по всему, Валдайский клуб не случайно решил провести данную дискуссию, поскольку российский газотранспортный проект с участием нескольких десятков компаний из Европы действительно достиг масштабов трансатлантического противостояния и привел к политическому расколу элит, во всяком случае, в Европе и особенно в Германии. Недаром его противники заостряют свое внимание именно на политических аспектах кризиса, связанного с реализацией проекта. В своем решении Валдайский клуб исходил в первую очередь из экономических и даже технократических предпосылок, оставляя вне сферы внимания геостратегические моменты. Отсюда и заявка модератора дискуссии Ивана Тимофеева, программного директора клуба «Валдай», который во вступительном слове ограничился констатацией факта: «Россия и Европейский союз – стратегические партнеры в области энергетики. Несмотря на осложнение политических отношений, происходящее в последние годы, продолжается реализация крупных энергетических проектов. Ключевым из них является газопровод по дну Балтийского моря – «Северный поток – 2».

Американская санкционная база

Тимофеев раскрыл историю санкционного давления на проект, в котором ключевую роль играют США. По его словам, Вашингтон ввел несколько раундов санкций в 2019 году. Прежде всего речь идет о создании законодательной базы. Это закон, известный под аббревиатурой CAATSA (О противодействии противникам США посредством санкций). Он был принят еще в 2017 году и позволяет Вашингтону налагать финансовые санкции на лиц, инвестирующих средства в строительство российских экспортных трубопроводов.

Особый интерес в этом плане представляет закон о защите энергетической безопасности Европы (Protecting Europes Energy Security Act – PEESA), который был подготовлен рядом американских сенаторов в мае 2019 года. Он был принят и подписан прежним президентом США Трампом как часть закона о национальной обороне (Defense Authorization Act ) на 2020 финансовый год.

NDAA на 2021 финансовый год включает уже поправки в раздел 7503 PEESA, расширяющие санкции, которые теперь уже распространяются не только на суда, ведущие укладку труб, но и на другие виды деятельности, связанные с трубоукладкой (страхование и перестрахование, сертификация, услуги по модернизации и установке сварочного оборудования).

Под влиянием американских ограничительных мер от работы над проектом отказался ряд подрядчиков, что замедлило строительство газопровода. Смена власти в США не изменила подхода Вашингтона к проекту. США заявили, что выступают против «Северного потока – 2» прежде всего по геополитическим причинам. Одним из последних шагов американцев стало внесение в очередной санкционный список судна «Фортуна», которое задействовано в строительстве газопровода. Несмотря на санкции, строительство продолжается и близится к завершающей стадии. Однако риски новых действий США против проекта сохраняются.

По мнению Тимофеева, положить конец проекту «Северный поток – 2» у Америки скорее всего не получится, и ее нынешние действия больше похожи на попытки как-то выйти из этой ситуации, сохранив лицо. Он отметил, что проект «Северный поток – 2» и попытки Америки его остановить находятся сейчас в фокусе внимания мировой общественности. По его словам, Евросоюз, а также непосредственно Германия пытались противодействовать американским санкциям, но этому мешало отсутствие реальных рычагов. Однако при администрации Байдена, судя по всему, позиция Брюсселя и Берлина была услышана и стало заметно некоторое ослабление американских атак на проект.

Главный вопрос, на который попытались найти ответы участники дискуссии, состоял в том, способен ли Вашингтон остановить реализацию «Северного потока – 2». Что могут сделать Россия и ЕС для того, чтобы обезопасить совместные проекты от действия экстерриториальных санкций? Каковы стратегии частных компаний в связи с угрозами санкций США?Спикеры в данной дискуссии вполне отвечали заявленной теме в ее несколько ограничительном чисто экономическими проблемами толковании.

Мнения экспертов определяются их служебным положением

К ним относились Тило Виланд, член правления, ответственный за Россию, Латинскую Америку и газотранспортные проекты, Wintershall Dea GmbH, крупнейшей нефтегазовой компании Германии, имеющей масштабные инвестиционные проекты в России. В частности, ООО «Ачим Девелопмент», самое молодое совместное предприятие ПАО «Газпром» (74,99%) и Wintershall Dea GmbH (25,01%), успешно приступило к выполнению пусконаладочных работ «под нагрузкой» на участке 4А Уренгойского нефтегазоконденсатного месторождения в Западной Сибири и добыло на лицензионном участке первый газ и конденсат. На этапе этих работ производственный комплекс, который уже прошел общее техническое тестирование, заполняется сырым газом и проверяется в реальных условиях эксплуатации. Согласно плану, после успешного ввода в эксплуатацию участка 4А «Ачим Девелопмент» должен приступить к промышленной добыче углеводородов. Начало ввода в эксплуатацию участка 5А Уренгойского месторождения запланировано на ближайшие месяцы. Напомним читателям, что предприятие «Ачим Девелопмент» было основано в 2014 году, а в апреле 2018 года приступило к реализации проектов обустройства участков 4А и 5А для разработки запасов газа и конденсата ачимовских отложений Уренгойского месторождения. Залежи находятся на глубине почти 4000 м и характеризуются чрезвычайно высоким пластовым давлением, что делает их разработку настоящим технологическим вызовом. В общей сложности на участках 4А и 5А планируется пробурить более 140 скважин. Конечно, этим можно объяснить интерес компании к «Северному потоку – 2». Впрочем, компания работает не только в России, что делает ее уязвимой для американских санкций.

К другим участникам дискуссии относились Алексей Гривач, заместитель генерального директора по газовым проектам Фонда национальной энергетической безопасности, и Виталий Ермаков, старший научный сотрудник Оксфордского института энергетических исследований, эксперт факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ. 

1 марта в клубе «Валдай» эти эксперты обсудили риски и перспективы газопроводных проектов России и ЕС.Тило Виланд подчеркнул, что «Северный поток – 2» необходим для Европы. Он укрепит устойчивость инфраструктуры и обеспечит стабильные цены, что важно как с точки зрения конкурентоспособности, так и с точки зрения энергетической безопасности, особенно на фоне снижения европейской добычи газа. Вдобавок в европейском энергетическом секторе сейчас идут перемены, связанные с зеленым курсом, и российский газ играет важную роль в процессе декарбонизации, замещая уголь.

Понятно, что Виланд подходил к освещению данной проблемы с чисто деловой точки зрения. Падение собственной добычи газа в Европе как раз и вынуждает европейских потребителей искать дополнительные источники. Это сугубо экономический аспект проблемы, связанный с надежностью снабжения и низкими для европейского потребителя ценами. Алексей Гривач, заместитель генерального директора по газовым проектам Фонда национальной энергетической безопасности, провел аналогию с санкциями, вводившимися по инициативе администрации Рейгана против газопровода Уренгой-Помары-Ужгород, указав на то, что в обоих случаях эти санкции выглядели в первую очередь как способ препятствовать экономическому развитию Европы.

С точки зрения Гривача, интерес США состоит в создании нестабильности в отношениях России и Европы. Но он полагает, что, как и в 1980-х годах, положить конец проекту у Америки скорее всего не получится, и ее нынешние действия больше похожи на попытки как-то выйти из этой ситуации, сохранив лицо. Гривач, исходя из сопротивления Германии этим американским попыткам остановить проект, полагает, что новый американский президент Джо Байден скорее займется спасением трансатлантических отношений, чем активизацией попыток остановить строительство газопровода.

Общие причины проблем

Виталий Ермаков указал, что в ходе дискуссии о «Северном потоке – 2» обычно обсуждается только верхушка айсберга, а основная часть проблемы связана с перемещением центра добычи газа на Ямал и снижением добычи на старых месторождениях, газ с которых шел в центральный коридор российской газотранспортной системы, а затем через Украину в Европу.

Между тем кратчайший маршрут для транспортировки ямальского газа лежит севернее, а перенаправлять его через центральный транспортный коридор экономически невыгодно и технологически достаточно сложно, поскольку необходимо сопряжение со старыми газопроводами. Это означает, с точки зрения Ермакова, что проект «Северный поток – 2» не носит преимущественно политического характера, а обусловлен фундаментальными тенденциями в российской добыче и транспортировке газа.

Ермаков усматривает проблему в Третьем энергетическом пакете. Напомним читателям, что Третий энергетический пакет (Third Energy Package) – законодательство Евросоюза по либерализации газового и электрического рынков, принятое Советом ЕС и Европарламентом в июле 2009 года и вступившее в силу 3 сентября того же года. Ключевым аспектом данного пакета директив и регламентов ЕС является ограничение монополии поставщиков газа и электричества, которые блокируют поставку конкурирующих энергетических компаний за счет владения сетями доставки к потребителям. В этом смысле после запуска «Северного потока – 2» российский монополист столкнется с той же проблемой, с которой он сталкивался после запуска первой ветки «Северного потока». Реальное применение законодательства Третьего энергопакета для ФРГ можно было наблюдать на примере газопровода OPAL, и можно сделать следующие выводы по фактическому применению этого закона ЕС. В нашем случае речь пойдет об использовании газопровода. Третий энергопакет не запрещает даже монополистам, таким как «Газпром», эксплуатировать 50% мощности газопровода, другие 50% должны быть зарезервированы для других компаний.

В свое время в России в начале 2000-х годов активно обсуждалась реформа в плане ограничения монополии «Газпрома» на внешнеторговую деятельность с газом и допуска к 50% оставшейся мощности других газодобывающих компаний РФ, таких как «Роснефть» и НОВАТЭК. «Роснефть» в 2016 году добыла более 67 млрд куб. м газа, а НОВАТЭК – 33 млрд куб. м. Поэтому компании смогут без особых проблем выкупать квоту в 50% в текущих и новых газопроводах. Фактически этот газ сейчас и продает «Газпром», закупая его у этих нефтегазовых компаний и затем продавая дороже потребителям.

Если не имеется других поставщиков, желающих использовать газопровод, или если складывается экстренная необходимость, то Еврокомиссия разрешает использовать 100% мощности газопровода даже монополистам, или если «Газпром» продаст или передаст в управление газопровод независимой компании, то Третий энергопакет автоматически прекратит свое действие.

В качестве сухопутного продолжения газопровода «Северный поток – 2» ведется строительство дублера OPAL – газопровода EUGAL. Отличия заключаются в большей мощности, равной суммарной мощности газопроводов OPAL и NEL – 55 млрд куб. м в год, и в другой точке сдачи на границе Германии и Чехии, расположенной в Дойчнойдорф.

Продолжением EUGAL на территории Чехии является строящийся газопровод Capacity4Gas компании NET4GAS (параллелен существующему газопроводу «Газела»), с поэтапным вводом в эксплуатацию в 2019 и 2021 годах. Диаметр Capacity4Gas составит 1400 мм, увеличение пропускной способности будет достигнуто за счет строительства компрессорной станции Гора-Свате-Катержини. В начале этого года NET4GAS сообщила, что компания начала эксплуатацию нового 150-километрового газопровода высокого давления, построенного в рамках проекта Capacity4Gas, после выдачи всех соответствующих разрешений в декабре 2020 года. После того как эта важная веха достигнута, второй и заключительный этап проекта Capacity4Gas успешно завершен.

Газопровод OPAL проходит через территорию Германии от побережья Балтики до чешской границы. Он соединяет «Северный поток – 1» с европейской газотранспортной системой. Именно через него компания «Газпром» поставляет российский газ в Германию, Чехию и другие страны. Его ежегодная пропускная мощность составляет 36 млрд куб. м. Функции оператора выполняет немецкая компания OPAL Gastransport GmbH.

Еще до недавнего времени «Газпром» имел возможность безраздельно пользоваться этим газопроводом, но теперь его можно использовать лишь на половину мощности.

Ограничения по объемам использования трубопровода OPAL крайне нежелательны. С одной стороны, из-за этого приходится снижать количество транспортируемого газа через «Северный поток – 1». С другой стороны, решение по OPAL является нежелательным для России юридическим прецедентом, который может коснуться и других газопроводов.

Что касается OPAL, «Газпром» может построить дополнительную нитку, параллельную этому газопроводу, и заполнить ее газом на 50%. Примерные затраты на ее строительство составят около 1 млрд евро, но эта сумма меньше, чем расходы на транзит газа через Украину.

Что касается «Северного потока – 2», то Ермаков для обхода положений Третьего энергетического пакета предлагает «Газпрому» еще в России на аукционах продавать свой газ, предназначенный для поставок через «Северный поток – 2», и затем уже прогонять его по трубе как не принадлежащий «Газпрому».

Автор: Олег Никифоров

Источник: НГ, 15.03.2021 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики