Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Зачем Россия ввязалась в очередной "газовый поток" на юге

Зачем Россия ввязалась в очередной "газовый поток" на юге

Переименование газопровода "Север-Юг" в "Пакистанский поток" и участие в нем России – в большей степени имиджевая и стратегическая, нежели коммерческая история. Сверхдоходов от очередного "потока" ждать не приходится, однако определенные бонусы для европейского экспорта возможны, считают опрошенные "Прайм" эксперты.

Газопровод "Север — Юг" предлагают переименовать в "Пакистанский поток". Соответствующие изменения содержатся в одобренном правительством протоколе об изменении соглашения о реализации проекта газопровода.

Меняется и российский подрядчик проекта. Согласно договоренностям от 2015 года, со стороны России проектом должна была заниматься компания "РТ — Глобальные ресурсы", входящая в госкорпорацию "Ростех", а со стороны Пакистана — Inter State Gas Systems, которая занимается реализацией стратегических инфраструктурных проектов в газовой отрасли страны.

Однако позже из-за санкционной составляющей подрядчика решили заменить. Как стало известно накануне, трубопровод будет строить компания специального назначения (SPV), а за российской стороной в ней будет закреплена доля не менее 26%. Вместо структуры "Ростеха" для участия России в проекте планируется создать компанию, учредителями которой будут ФГУП "Центр эксплуатационных услуг" Минэнерго РФ, Евразийский трубопроводный консорциум, а также Трубная металлургическая компания (ТМК).

Свою часть финансирования Россия внесет в проект в виде денежного вклада или услуг и продукции, используемых для реализации. Российская сторона будет иметь право решающего голоса при выборе подрядчиков, а также по вопросам проектирования, инжиниринга, поставок и строительства.

ЧТО МЫ ЗАБЫЛИ В ПАКИСТАНЕ

Переименование газопровод "Север — Юг" в "Пакистанский поток", скорее всего, имиджевая история, считает ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета Игорь Юшков.

"Россия строит северный, турецкий, балканский газопроводы. Теперь вот еще и пакистанский. Наверное, хотят узнаваемость бренда повысить. К тому же, газопровод с названием "Север- Юг" есть практически в каждой стране, где есть газовые трубы. И не всегда понятно, о каком именно проекте идет речь", — пояснил эксперт.

При этом сам факт участия России в пакистанском проекте носит скорее стратегический, нежели коммерческий характер. Важно понимать, что речь идет не о газопроводе из России в Пакистан и даже не о поставках российского газа в Пакистан. Газопровод протяженностью 1100 километров с пропускной способностью до 12,4 миллиарда кубических метров в год должен связать терминал в портовом городе Карачи на юге Пакистана с городом Лахором на севере страны.

Предполагается, что сжиженный газ, привезенный газовозами к морскому побережью Пакистана, в первую очередь пойдет на внутреннее потребление. Страна является одной из наиболее быстрорастущих газовых рынков Азии, ей нужно все больше и больше источников энергии.

"На фоне стремительно ухудшающейся собственной ресурсной базы и роста спроса уже к началу 2030-х годов дефицит на рынке может составить до 40 млрд кубометров газа в год. Любому поставщику было бы интересно работать с рынком Пакистана, как крупной вертикально-интегрированной компании, так и трейдеру", — отмечает аналитик по газу Центра энергетики Московской школы управления СКОЛКОВО Сергей Капитонов.

По сути, на терминалы на юге страны смогут приходить танкеры из любых стран, в зависимости от того, чей газ пакистанцы будут покупать. В том числе, страна может купить и российский газ, но для нас этот рынок в целом не самый привлекательный. Страна расположена достаточно далеко от наших СПГ-заводов, да и чтобы конкурировать с другими поставщиками на этом рынке России придется делать слишком большие скидки.

"Пакистан является довольно типичным рынком Южной Азии, наряду с Индией и Бангладеш, где спрос на газ эластичен по цене — чем выше стоимость на рынке, тем меньше на него спрос. Поэтому, конечно, для Пакистана ключевым критерием при выборе поставщика СПГ будет стоимость его продукции", — говорит эксперт.

ХОД КОНЕМ

На данный момент у России есть два крупнотоннажных завода по производству СПГ – на Сахалине и Ямале. С завода на Дальнем Востоке практически весь газ по долгосрочным контрактам отгружается в Японию и Южную Корею. У "Ямал- СПГ" тоже пока нет никаких контрактов с Пакистаном, но возможны небольшие сделки на спотовом рынке.

Впрочем, у России на "Пакистанский поток" совсем другие планы. Нашей стране выгодно развивать там газовый рынок, ведь чем шире газификация, тем выше потребление. Со временем Пакистан перетянет на себя ряд поставщиков СПГ, что поможет российским игрокам установить более свободные отношения с импортерами из Европы и Азии.

"То есть, например, Катар, который является лидером на рынке СПГ, и другие ближневосточные поставщики газа будут направлять свой газ в соседний Пакистан – им это выгодно. Конкуренция на европейском рынке тем временем будет меньше, и Россия сможет продавать туда больше своего газа", — объяснил Юшков.

СВЕРХДОХОДОВ НЕ БУДЕТ

Ранее речь шла и о том, что газопровод "Север-Юг" будет использоваться не только для поставок СПГ, который приходит по морю для нужд Пакистана, но и для трубопроводного газа, который мог бы поступать с еще не построенного газопровода "Туркмения — Афганистан — Пакистан — Индия" (ТАПИ).

Его планировали завершить в 2018 году, однако стороны не могли договориться о тарифах на прокачку газа. О поставках российского трубопроводного газа речь не шла, но тогда российская сторона считала, что в случае подключения ТАПИ заработать на пакистанском транзите можно больше, нежели просто на прокачке газа для Пакистана.

Но, по мнению Юшкова, этот проект вряд ли удастся реализовать. Дело в том, что один из его участков проходит через Афганистан, где не обеспечивается безопасность должным образом из-за военных конфликтов и междоусобиц. Так что в обозримой перспективе придется ограничиваться доходами от пакистанского рынка.

Автор: Валерия Княгинина

Источник: ПРАЙМ, 23.03.2021 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Водородная повестка в России в период экономической войны с Западом
Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики