Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Топливо недовольства: почему «Газпром» пытается избавиться от Северного Кавказа

Топливо недовольства: почему «Газпром» пытается избавиться от Северного Кавказа

В феврале стало известно, что «Газпром» хочет избавиться от обслуживания абонентов в Дагестане, чтобы уменьшить свои убытки. Корреспондент Newstracker попытался выяснить, действительно ли компания несет катастрофические потери в СКФО и получится ли ей перекинуть эти расходы на бюджет.

О передаче Дагестана ничего не скажем

В начале февраля «Коммерсантъ» сообщил, что глава «Газпрома» Алексей Миллер обратился к премьеру Михаилу Мишустину с предложением создать в Дагестане единого оператора в форме федерального казенного предприятия (ФКП), который бы занимался реализацией газа и эксплуатацией системы газораспределения.

Предполагалось, что газораспределительные сети компании перейдут в безвозмездное пользование нового предприятия. При этом сам «Газпром» был готов стать оптовым поставщиком ресурса через прямой договор с ФКП. Таким образом, газовая компания хотела уйти от убытков, генерируемых регионом.

Корреспондент Newstracker 16 февраля сделал запрос в пресс-службу «Газпрома», чтобы узнать о намерениях компании, задолженностях потребителей Северо-кавказского федерального округа и потерях из-за врезок. В этот же день пришло уведомление о том, что письмо прочитано.

Однако 2 марта представитель пресс-службы «Газпрома» заявил, что не получил запрос и попросил отправить его снова. В течение последующих 20 дней сотрудники пресс-службы сообщали, что вопросы находятся в работе у руководства. «Мы вам пока ничего ответить не можем. Я просто не хочу больше держать вас в режиме ожидания», — в итоге сказал представитель организации.

Мало денег, несмотря на суды с детскими медцентрами

За 2020 год долги российских потребителей перед «Газпромом» выросли на 2,3% — до 178,4 миллиарда рублей. Об этом сообщают «Ведомости» со ссылкой на проект доклада «Газпрома» президиуму Госсовета по теме газификации.

При этом, как отмечает издание, долг предприятий и жителей СКФО за это время вырос на 6,7 миллиарда рублей и составил 99,2 миллиарда или 55,6% от общероссийского. Северный Кавказ также остался лидером по потерям газа, причинами называют врезки в газопроводы, нарушение работы приборов учета и использование несертифицированного газового оборудования.

Что касается Дагестана, то последние данные о долгах региона известны на начало октября 2020 года — тогда потребители задолжали 14,9 миллиарда рублей. При этом резервы по сомнительными долгами (с высокой вероятностью не будут погашены полностью или частично) превышали 9,4 миллиардов рублей.

В свою очередь «Газпром» очень настойчиво требует средства с должников. ООО «Газпром межрегионгаз Махачкала» (занимается оптовой торговлей природным газом в Дагестане) выступает истцом по 135 делам почти на 688 миллионов рублей.

Например, недавно фирма обратилась в суд с исковым заявлением к «Детскому центру восстановительной медицины и реабилитации». Поставщик хотел взыскать 199,8 тысячи рублей основного долга за поставленный газ в мае 2019 года и 32 тысячи пени. Исковое дело приняли к производству 25 марта.

Кто требует деньги

Через суд действуют отделения и других регионов Северного Кавказа. По сумме, которую пытаются взыскать в Арбитражном суде, после Дагестана идет Северная Осетия. «Газпром газораспределение Владикавказ» выступает истцом по 31 делу на 213 миллионов рублей. В частности 15 марта было зарегистрировано дело к муниципальному предприятию Алагирского района «Тепловые сети». Сумма иска составила 1,8 миллиона рублей.

На третьем месте располагается «Газпром межрегионгаз Ставрополь», который пытается взыскать 199 миллионов по 124 делам. Так, в конце марта организация подала иск к управляющей компании «Коммунальщик 1», чтобы получить 87,7 тысячи рублей.

На четвертом месте — «Газпром Межрегионгаз Нальчик», который требует в суде почти 148 миллионов, на пятом — «Газпром межрегионгаз Черкесск» с суммой в 117 миллионов. При этом на методы работы последнего постоянно жалуются жители республики.

Так, в марте в редакцию обратился житель Черкесска, с матери которого взыскивает долг компания. Его проблемы с задолженностью связаны со сменой поставщика газа в республике. На официальном сайте компании говорится, что с 1 апреля 2017 года обеспечивать жителей начал «Газпром межрегионгаз Черкесск» вместо «Газпром межрегионгаз Пятигорск». И между ними заключен договор по возврату задолженности неплательщиков.

«Мы раньше платили Пятигорску за газ, потом начали платить Черкесску. У меня остался долг Пятигорску около 40 тысяч, в то время проблемы были с работой. Теперь Черкесск хочет его взыскать, где-то с 2019 года. Они несколько раз в суд подавали, мы тогда оспаривали решения», — рассказал корреспонденту Newstracker обратившийся Эрик Тебердуков. По его словам, сейчас у его мамы снимают часть пенсии через судебных приставов по старому долгу.

Собеседник отметил, что спрашивал в организации, почему эти деньги не требовало отделение Пятигорска. «Нам сказали, что есть договор об уступке требований. При этом договор сам не прикладывают: ни оригинал, ни копию. Нам его не показывают», — пояснил Тебердуков. Собеседник хотел бы узнать, насколько законными являются взыскания старого долга отделением Черкесска, если должнику не предоставляют договор о переуступке.

Корреспондент Newstracker попытался получить комментарий представителей «Газпром межрегионгаз Черкесск», однако по номеру советника гендиректора по связям с общественностью дозвониться не удалось.

На кого переложить проблемы

По словам ведущего аналитика Фонда национальной энергетической безопасности, эксперта Финансового университета при Правительстве РФ Игоря Юшкова, исторически сложилось, что Дагестан довольно хорошо газифицирован. «Там, в принципе, есть газопроводы, к которым можно подключаться и незаконно получать газ. Регион довольно в этом плане развитый: есть более-менее рабочие места, хорошая демография. Соответственно, люди строят дома и незаконно подключаются к газопроводу. Было много ярких историй, когда многоквартирные дома в Махачкале вырастали без всевозможных согласований, и все они незаконно подключались к газопроводам», — рассказал он.

И плюс, как сообщил эксперт, разные промышленные предприятия, чуть ли кирпичные заводы, тоже незаконно подключались к газопроводам. «Поэтому и в жилом строительстве, и промышленном строительстве мы периодически видим истории с незаконным подключением. Больше газа уходит в никуда по отчетности „Газпрома“ в Дагестане», — уточнил Юшков.

К тому же, как отметил эксперт, влияют и криминальные истории, которые происходят в регионе. «Например, какой-то газ потребило предприятие. Потом предприятие заявляет, что не может отдать долги за газ и, региональная „дочка“ „Газпрома“ вдруг берет и списывает их. Когда появляется проверка, то у проверяющих могут возникнуть проблемы. Им проще согласиться с тем, что все было корректно списано. И в итоге даже менеджеры „Газпрома“ оказываются втянутыми в какие-то странные криминальные истории», — сообщил Юшков.

Эксперт также предположил, что региональные власти в Дагестане, по мнению менеджмента «Газпрома», не смогут в достаточной мере противодействовать лоббистским усилиям компании. Собеседник считает, что «Газпром» пытается просто переложить весь груз проблем — неплатежи, незаконные врезки, махинации с учетом газа — на другую компанию, и по сути, на бюджет.

Хватит кормить Кавказ?

Главный редактор издания «Нефть и капитал» Владимир Бобылев считает, что ситуация с неплатежами потребителей на Северном Кавказе для «Газпрома» становится реально обременительной, и это хороший повод избавиться от проблемных активов.

«Нет сомнения, что столь массовое воровство газа или использование мошеннических схем при оплате за газ происходит не без участия чиновников из госорганов различного уровня, да и местные суды в долговых спорах с „Газпромом“ в основном встают не на сторону газовой монополии», — сообщил он. Бобылев пояснил, что в борьбе за возврат средств и пресечение воровства «Газпром» сталкивается уже не с потребителями, а с позицией руководства северокавказских республик, обеспечивающих таким образом социальную стабильность в своих регионах.

«И в этих условиях компания окончательно определилась со своей позицией: если Северному Кавказу можно получать газ бесплатно, то пусть это происходит за счет бюджета», — добавил эксперт.

Генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев полагает, что государство может согласиться на создание оператора. «Как говорит глава „Газпрома“: „Я с президентом в одном кабинете сидел“. Можно быть региональным оператором, когда есть гарантия, что если у тебя что-то украли, то тебе это вернут. По поводу Дагестана, как я понимаю, были случаи, когда в конце концов деньги не вернули. „Газпром“ по своему логично решил, что пусть эти деньги не возвращают какой-то дагестанской организации. Если правительство Дагестана не готово обеспечить возврат средств, то пусть оно само их и платит», — рассказал Журавлев.

Он также полагает, что такое предложение «Газпрома» — реакция на позицию местных властей судов, которые «всем, кому должны, прощают». «Я думаю, что в Дагестане это связано со сменой руководителя. Ему нужно было зарабатывать авторитет внутри республики, а его надо зарабатывать за счет кого-то», — пояснил собеседник.

Что касается федерального правительства, то как считает эксперт, вряд ли оно сможет заставить «Газпром» работать в Дагестане. «Его может заставить только один человек. Если президент страны Владимир Владимирович Путин скажет, что социальная функция важнее, чай не обеднеете, то они будут продолжать [обеспечивать регион газом]», — заключил собеседник.

О социальной функции упомянул и ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков. Эксперт отметил, что сложно сказать, позволят ли «Газпрому» не работать в Дагестане оператором. «Все прекрасно понимают, что есть ряд проблемных регионов. И в том-то и смысл сохранять их на „Газпроме“: для него это некая социальная нагрузка. „Газпром“, конечно, не хочет ее нести и пытается все переложить», — пояснил он.

Юшков предположил, что «Газпром» будет убеждать руководство страны в том, что из-за Дагестана падает инвестиционная привлекательность компании. Как отметил собеседник, президента России Владимира Путина попытаются убедить в том, что раньше бюджет компании мог свободно вынести расходы. Доход позволял закрывать глаза на подобные утечки денег из компании, потому что цена газа на европейском рынке была выше 200 долларов за тысячу кубов.

«А теперь цены низкие, приходится затягивать пояса и убирать лишние затраты. И эта дагестанская история воспринимается „Газпромом“ как затраты. Решение, в общем-то, будет за Путиным, смогут они пролоббировать эту историю или нет, здесь сказать сложно», — заключил аналитик.

Остальные регионы тоже не очень нужны

Юшков также рассказал, что для «Газпрома» другие кавказские и не кавказские регионы тоже зачастую создают проблемы. «Просто где-то это либо только неплатежи, либо только незаконные врезки. А в Дагестане целый комплекс проблем сложился. Но я думаю, что многие другие кавказские республики „Газпром“ с удовольствием перекинул бы на бюджет», — отметил Юшков.

По его словам, население для «Газпрома» — не самый привлекательный покупатель. «Проблема населения и ЖКХ в не сбалансированном потреблении: зимой потребляют много, а летом — мало. Если ты являешься поставщиком в регион, то ты обязан весь год держать мощности по добыче газа в резерве для того, чтобы зимой, когда будет неделя сильных морозов, взлетело потребление газа. Котельные начинают сильнее топить, народ начинает включать плиты греться. И вот у тебя одна неделя в году с очень высоким потреблением, но весь год ты обязан держать в резерве такие мощности, чтобы на эту неделю выдать объем добычи на максимум и удовлетворить спрос», — объяснил эксперт.

Собеседник добавил, что такие поставки считаются не очень эффективными. И фактически они полностью висят на «Газпроме». «В целом, больше половины рынка российского не у «Газпрома». Он монополист по экспорту трубопроводного газа. Но внутри страны он не монополист, у него нет даже 50% на рынке, потому что промышленных потребителей, особенно тех, кто ближе к районам добычи, забрали себе НОВАТЭК и «Роснефть», — сообщил Юшков. Эксперт пояснил, что у промышленных потребителей весь год одинаковое потребление. «Поэтому можно загрузить, ничего в резерве не держать и быть супер-эффективным. В целом, проблема не в самом Дагестане, а в целой категории потребителей для «Газпрома», — считает специалист.

Юшков полагает возможным, что если «Газпрому» удастся передать Дагестан, то он попробует это сделать и в других регионах.

«Но я все-таки не гарантировал бы, что „Газпрому“ это даже в Дагестане удастся сделать, потому что на бюджет повесить эти проблемы еще сложнее для руководства страны», — отметил он. Собеседник пояснил, что тогда надо будет из федерального бюджета увеличивать отчисления в региональный бюджет, чтобы компенсировать дефицит. А это значит, что надо как-то заново забивать федеральный бюджет, а он и так дефицитный из-за коронавируса и падения цен на углеводороды. «Поэтому гораздо проще оставить все, как есть. И в целом, мы видим, что у Владимира Путина присутствует такая логика: если что-то нормально работает, то это не надо трогать», — полагает он.

Источник: Newstracker.ru, 05.04.2021 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российская добыча и экспорт нефти в условиях низких цен и ОПЕК+
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики