Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Стратегические ставки на «озеленение» мировой энергетики под вопросом

Стратегические ставки на «озеленение» мировой энергетики под вопросом

Рамочный формат Парижского соглашения не позволяет всерьез рассуждать о стратегии выхода на углеродную нейтральность даже Евросоюз

Беспрецедентные темпы научно-технического прогресса, набранные в последние десятилетия, и, казалось бы, нацеленные в конечной счете на расширение благ и степени комфорта для цивилизации, удивительным образом, синхронно и в значительной мере ущемляют мировой природный ландшафт, и по сути разрушают экологический баланс планеты. Даже революция такой вроде бы «чистой» в понимании климатологов индустрии как цифровизация, на поверку сопряжена со значительной эмиссией парниковых газов – ведь столь быстро повсеместно растущие центры хранения и обработки данных (ЦХОД) требуют и колоссальных затрат энергии на охлаждение. Не говоря уже о стремительно набирающем популярность майнинге криптоактивов (в цифровом секторе ниша майнинга и блокчейн-тахнологий бойко укрупняется). Непосредственно добыча криптовалют сопряжена с высокими энергозатратами. Причем энергоемкость сегмента растет в том числе и по причине роста удельных затрат. То есть для производства 1 биткойна (лидер по капитализации среди криптовалют) чуть ли не с каждым последующим днем необходимо тратить все больше электроэнергии.

В свете подобных тенденций, напрашивается логичный вывод – что глобальное освоение планеты, вольно или невольно, привержено пути иррациональных подходов человечества. А такие вещи, как нынешнее ставки многих форвардных экономик на курс пресловутой (но модной) декарбонизации, или же достижение рядом индустриальных стран цели углеродной нейтральности через примерно 30 лет, выглядят блекло, если брать во внимание реальные мировые тренды даже в сегменте цифровизации (не говоря уже о базовой угрозе – углеводородной энергетике, и не так давно объявленном несколькими глобальными инвестиционными группами наступлении очередного нефтяного суперцикла). Динамика развития сферы информационной индустрии настолько галопирующая, что опираться мировым лоббистам антиуглеродной концепции развития мировой энергетики на долгосрочные изыскания футурологов – заведомо провальная затея. Так как стратегические предсказания здесь – это сродни гаданию на кофейной гуще. Да и сама природа может в любой момент разом девальвировать все популистские потуги «антипотеплистов». Если, например, на планете вдруг стартует новый цикл взрывной вулканической суперактивности с масштабными выбросами тепла и пепла (а такие периоды в истории Земли ученые уже фиксировали в научных работах, исследуя керны льдов Арктики), абсолютно несоразмерных в этом контексте с общим антропогенным воздействием на мировую экосистему.

Тем не менее, амбиции руководства Евросоюза, где крен на «зеленую» энергетику давно избыточен, все запредельней – здесь даже природный газ, которому экспертами объективно отводится перспективная миссия замещать в мировой генерации уголь, планируется «ущемлять». Мартовский прогноз Еврокомиссии таков, что к 2050 году потребление газа должно снизиться на 66–71% к уровню 2015 года. И с недавних пор топливный приоритет Еврокомиссии – в упоре на продвижение водорода. Причем предпочтение здесь отводится так называемому возобновляемому водороду, который следует производить в основном с использованием энергии солнца и ветра.

Хотя само выстраивание ЕС стратегии ухода от природного газа как топлива попросту удивляет при обращении к статистике потребления сжиженного природного газа (СПГ) содружеством. Так, в 2019 году государства ЕС импортировали около 76 млн тонн СПГ, а в 2020 году – уже примерно 84. Есть и экспертные стратегические выкладки. Прошлым летом экологическая организация Global Energy Monitor (GEM) обнародовала прогноз, согласно которому объем импорта СПГ в ЕС с учетом действующей, планируемой и строящейся инфраструктуры СПГ к 2030 году может вырасти до 250 млн тонн в год. Причем ряд европейских стран и сегодня весьма активен в развитии инфраструктуры для приема СПГ.

Но что на деле покажет Европа к 2050 году на фоне неистовых устремлений к углеродной нейтральности (12 – 13 декабря 2019 года лидеры стран ЕС на заседании Европейского Совета утвердили цель достижения Европейским Союзом климатической нейтральности к 2050 году в соответствии с Парижским соглашением) с ее затухающими темпами демографии при ожидаемом завидном приросте населения в крупных странах Азии (прежде всего Индии и Китая), где пока уголь – это важнейшая составляющая в энергобалансе, и успешно справиться с задачей его замещения за 30 лет – скорей утопия. Связь с демографическими трендами здесь вовсе не случайна, а важна для сопоставления стратегических эмиссионных «вкладов» в атмосферу. То есть все усилия европейцев по декарбонизации в горизонте нескольких десятилетий способна «обнулить» даже одна Индия.

И хотя Парижское соглашение подписано ЕС, подавляющим большинством стран мира, включая Индию и КНР, ничто не мешает последним сорвать высокие цели «озеленения» энергетики, так как в пакте не прописан регламент контроля за соблюдением документа и меры принуждения его исполнять.

Китай, к примеру, уже удивил тактическим ходом. В свежем весеннем отчете GEM отражено, что в Поднебесной в 2020 году введено в строй 38,4 гигаватта (ГВт) новых угольных мощностей, в то время как во всем мире были остановлено меньшее количество потребляющих «твердое» топливо станций – их совокупный потенциал около 37,8 ГВт. Что, естественно, привело к первому глобальному увеличению добычи угля с 2015 года. Так что рассуждать сегодня о закате эпохи углеводородной энергетики не иначе как преждевременно.

Автор: Александр Пасечник, руководитель аналитического управления ФНЭБ

Опубликовано: Инфорос, 14.04.2021 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Водородная повестка в России в период экономической войны с Западом
Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики