Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Осталось чуть-чуть. Какая судьба ждёт газопровод «Северный поток – 2»

Осталось чуть-чуть. Какая судьба ждёт газопровод «Северный поток – 2»

 

До завершения строительства газопровода остался всего 121 километр — 5% от общей протяжённости. Несмотря на попытки Украины, Польши и части немецкой элиты помешать реализации проекта, в последнее время политическая обстановка складывается для «Северного потока – 2» благополучно

Отвечая на вопрос журналистов, каковы шансы достроить «Северный поток — 2» летом нынешнего года, вице-премьер РФ Александр Новак, возглавлявший Министерство энергетики РФ больше 8 лет, сказал: «В этом году это будет, но точную дату лучше сами строители скажут». 

 

В обновлённом уведомлении оператора Nord Stream 2 AG, опубликованном на сайте Датского агентства по мореплаванию в начале марта, говорилось, что «Газпром» рассчитывает завершить строительство последнего участка газопровода вблизи острова Борнхольм до конца сентября 2021 года. Однако 15 апреля председатель комитета Госдумы по энергетике Павел Завальный на встрече с депутатами Бундестага объявил, что Россия может достроить «Северный поток — 2» и пустить первые объёмы топлива в сторону Германии уже летом.

По состоянию на 31 марта готовность трубопровода составляла 95%, уложить осталось около 121 километра.

Газ европейского раздора

Официальный Берлин такой корректировке сроков реализации проекта будет только рад.

Выступая с видеообращением к участникам весенней сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы 20 апреля, канцлер ФРГ Ангела Меркель подчеркнула: «Германия приняла решение в пользу строительства "Северного потока — 2". Газ из "Северного потока — 2", который пока не поступает, не хуже газа из "Северного потока — 1" или газа, который идёт из России через Турцию».

Однако не все в Евросоюзе разделяют позицию немецких властей. 22-го числа премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий на совместной пресс-конференции со своим словенским коллегой Анезом Яншей призвал Германию проявить солидарность и отказаться от этого проекта, «перестав влиять на фактическую дестабилизацию этой части Европы, потому что это может быть очень опасно для ЕС и многих стран нашего региона». 

 

«Появляются голоса из Германии, что нет разницы между молекулой газа, идущей через "Северный поток – 1" или через "Северный поток – 2" в будущем, и молекулой газа, идущей через Украину, или через Белоруссию, или через Польшу, или через Турцию. Есть огромная разница. Нет разницы в химическом составе, но есть разница политическая, общественная и разница для безопасности Европы», — добавил глава польского правительства.

По словам директора Фонда энергетического развития Сергея Пикина, в основе позиции Варшавы лежит в основном политика, но есть и экономический интерес — республика опасается сокращения объёмов транзита газа через свою территорию.

«Я думаю, что премьер-министру (Моравецкому. — Ред.) нужно выпить валерьянки и успокоиться. От его призывов ничего не поменяется ‒ проект («Северный поток – 2». ‒ Ред.) сугубо прагматичный и экономически интересный для Германии. Уже многократно подтверждалось и подтверждается, что Берлин продолжает всесторонне поддерживать этот проект», — заявил эксперт.

Впрочем, и в самой Германии отношение к «Северному потоку – 2» не столь однозначно. В тот же день, когда Меркель выступала на весенней сессии ПАСЕ, её несостоявшаяся преемница на посту канцлера, министр обороны ФРГ Аннегрет Крамп-Карренбауэр, выразила своё мнение о судьбе газопровода на мероприятии в Париже, организованном аналитическим центром IFRI и Фондом Конрада Аденауэра.

По её словам, актуальным остаётся вопрос, сколько газа будет поступать по «Северному потоку – 2» и будет ли поступать вообще. Позже позицию своего руководителя пришлось объяснять официальному представителю ведомства: «Министр обороны ФРГ делала заявления в этой связи, один раз — когда её коллега, глава Пентагона Остин, прибыл в Германию из США. Она сказала, что глубоко убеждена в том, что, даже если "Северный поток — 2" будет продолжен, вопрос о транзите газа в конечном счёте должен быть поставлен в зависимость от поведения России. Это её политическая позиция». 

 

Однако последний тезис резко контрастирует с позицией остальной части правительства страны. В частности, министр экономики и энергетики ФРГ Петер Альтмайер в интервью медиагруппе Funke призвал не политизировать проект «Северный поток – 2», подчеркнув, что «за 50 лет поставки газа ещё никогда не были политическим оружием в отношениях между Востоком и Западом, это было на пользу безопасности газоснабжения Германии».

Любопытный факт: ещё в феврале 2019 года Аннегрет Крамп-Карренбауэр в интервью Internationale Politik признавала, что, «насколько бы ни был спорен этот трубопровод, нужно реалистично признать, что его строительству уже не помешать, так как есть договоры и разрешения».

Министр обороны не единственный немецкий политик, выступающий против «Северного потока – 2». Глава Европейской народной партии (ведущей фракции Европарламента) Манфред Вебер в преддверии саммита главы МИД стран ЕС дал интервью редакционному объединению Redaktionsnetzwerk Deutschland, в котором высказался за остановку проекта в случае дальнейшего обострения ситуации в Донбассе, возложив ответственность за него на Москву. Хотя она выступает, как и Германия с Францией, гарантом Минских соглашений, а не стороной конфликта.

Украина на грани газового бессилия

Однако сильнее всех в том, чтобы покончить с «Северным потоком – 2», заинтересована, конечно же, Украина, которая сейчас хорошо зарабатывает на транзите российского газа через свою территорию, а после запуска газопровода по дну Балтийского моря лишится этой статьи дохода. Но дела для Киева становятся хуже уже сейчас. 

 

По итогам 2020 года объём прокачанного через украинскую ГТС газа стал рекордно маленьким за всю историю независимости страны — 55,8 млрд кубометров, то есть показатель сократился на 38% по сравнению с 2019-м, а проектная мощность ГТС составляет 146 млрд кубометров. Такая картина сложилась в результате совокупности нескольких факторов, включая карантин, вызванный эпидемией COVID-19 по всему миру, и тёплую зиму.

В 2021 году объёмы транзита газа через Украину продолжили сокращаться, ситуацию ко всему прочему усугубляют уже запущенные в эксплуатацию «Турецкий поток» и его ответвление «Балканский поток», по которым топливо получают Турция, Сербия, Болгария, Венгрия, Словакия, а также Босния и Герцеговина (через «Турецкий поток», а затем по национальной газотранспортной системе Болгарии).

«По большому счёту у "Газпрома" лишь три потребителя, которым голубое топливо имеет смысл транспортировать через Украину: Молдавия, Румыния и Венгрия. Потребление природного газа в Молдавии сравнительно невелико — примерно 1 млрд кубометров в год. Румыния может пользоваться "Турецким потоком", и у неё есть реверсный газопровод, связанный с югом Молдавии. Остаётся Венгрия, но, если "Балканский поток", ответвляющийся от "Турецкого", дойдёт до неё, необходимость в украинском транзите окончательно отпадёт», — отмечает российский промышленный эксперт кандидат экономических наук Леонид Хазанов.

Несмотря на это, до 2024 года Киев без дохода не останется, поскольку действующий на этот период контракт с «Газпромом» содержит принцип «бери или плати», из-за чего российский концерн вне зависимости от фактически прокачанных объёмов должен оплатить столько, сколько забронировал. Из-за этого в период пандемии концерн понёс потери свыше $2,5 млрд, поставив через Украину на 10 млрд кубометров меньше.

А вот по окончании контракта Киев окажется в сложном положении: прибыли от транзита, которая позволяет содержать ГТС в работоспособном состоянии, не будет, и тогда вся система рискует превратиться в пустую с каждым годом разрушающуюся трубу.

Похоже, украинские власти это прекрасно осознают. В интервью изданию «Украинская неделя» в начале марта глава компании «Нафтогаз» Андрей Коболев сказал, что государство готово к запуску «Северного потока – 2».

Тем не менее Киев всё же не теряет надежды заручиться поддержкой Запада в противостоянии с Россией под предлогом того, что газопровод из РФ в Германию представляет некую опасность.

Так, в интервью французской газете Le Figaro, опубликованном 16 апреля, президент Украины Владимир Зеленский, отвечая на вопрос о судьбе «Северного потока – 2», заявил: «Это энергетическая война. Как и в любой войне, нельзя воевать, если нет единства. Кто-то точно проиграет. Если "Северный поток — 2" достроят, не только Украина проиграет. Это прецедент, это значит, что так нельзя. Я считаю, что санкционная политика США поможет Украине, и благодарен им за это. И тут у них открытая позиция. У европейских стран разная позиция. Россия пользуется этим». 

 

Глава государства, конечно, лукавит — не пользуется Россия никакими разногласиями среди европейских стран и никого не пытается столкнуть лбами. Она лишь хочет выполнить свои обязательства по строительству газопровода и всегда подчёркивала, что готова сохранить украинский маршрут поставок. Вопрос только в том, обеспечит ли Киев надёжность поставок или в один прекрасный день повторится сценарий, когда по его вине европейские потребители остались без газа.

Дилемма Байдена

«Северный поток – 2» всегда был костью в горле для США, желающих поставлять свой сжиженный газ на европейские рынки, где ниши давно и прочно заняты Россией, которая предлагает более выгодные с экономической точки зрения сделки и зарекомендовала себя как надёжный поставщик.

Предыдущий американский лидер республиканец Дональд Трамп изрядно постарался, чтобы затруднить реализацию проекта, — из-за введённых в период его правления санкций строительство было приостановлено на год.

Нынешний хозяин Белого дома демократ Джо Байден никогда не отличался симпатией ни к России (в отличие от своего предшественника, не говорил, что хочет «поладить с Москвой»), ни к «Северному потоку – 2». Однако за 3 месяца у власти он не предпринял резких действий против строящегося газопровода, в указе о расширении антироссийских санкций, который подписал сразу после телефонного разговора с президентом РФ Владимиром Путиным, о «Северном потоке – 2» ни слова, за что президента в Америке не раскритиковал только ленивый. На вопрос, почему он этого не сделал, Байден на пресс-конференции объяснил, что санкции против газопровода — сложный вопрос, который затрагивает союзников в Европе. 

 

Действительно, удар по «Северному потоку – 2» равносилен ударам по Германии — основному партнёру Вашингтона в ЕС, а восстановление трансатлантического сотрудничества, разрушенного Трампом, было одним из ключевых предвыборных обещаний президента-демократа.

«Мне представляется, что, видимо, немцы нашли некий компромисс с администрацией Байдена по вопросу достройки "Северного потока – 2". Не случайно мы видим некоторые противоречия по этому поводу и в администрации Байдена ‒ судя по всему, там есть и "ястребы", и люди, которые готовы смягчить позицию американского истеблишмента в отношении России. Видимо, в отношении "Северного потока" американцы обещали не вставлять больше палки в колёса», — сказал ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Сергей Федоров в эфире радио Sputnik.

Он предположил, что одним из пунктов такой сделки могло быть обещание Германии регулировать объёмы газа, который будет поставляться по газопроводу, в зависимости от позиции России по тем или иным вопросам.

В феврале газета Financial Times писала, что власти ФРГ ищут способ убедить Штаты отказаться от санкций против «Северного потока — 2», в частности рассматривают возможность применения механизма, который позволит Берлину самостоятельно перекрыть газопровод в случае, если, например, Россия «будет оказывать давление на Украину» и сокращать транзитные поставки через её территорию.

Однако, как отмечает автор статьи, трудно дать точное определение тем случаям, когда такой механизм должен включаться: немецкое руководство хочет принимать решения самостоятельно, исходя из обстоятельств, а американские чиновники настаивают на автоматической процедуре запуска и привлечении при разработке механизма представителей Украины. 

 

По мнению ведущего научного сотрудника Центра германских исследований Института Европы РАН Александра Камкина, глава Пентагона Ллойд Остин во время визита в Германию мог потребовать от немецких властей начать закупку американского СПГ в обмен на право завершить строительство «Северного потока – 2», однако политическое давление со стороны Вашингтона всё равно не снизится.

Аналогичной точки зрения придерживается заместитель главы Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач: «Я думаю, что США понимают — газопровод будет достроен и введён в строй. Попытки этому помешать и бесполезны, и контрпродуктивны во взаимоотношениях с Германией, да и ЕС в целом, так как вмешательство явно намекает на неуважение американцев к европейскому суверенитету. Но есть инерция, внутренняя политическая борьба, лоббисты, которым заплачены деньги, и желание сохранить лицо новой администрации. Поэтому просто отказаться от давления они не могут, но теперь попробуют сконцентрироваться на том, чтобы не позволить газопроводу работать на полную мощность».

В свою очередь, генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов считает, что в конечном итоге газопровод достроят, но не запустят на полную мощность. В частности потому, что в Евросоюзе действует правило, что один поставщик газа может использовать транспортную инфраструктуру лишь на 50%.

Автор: Евгения Кондакова

Источник: Ukraina.ru, 26.04.2021

 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия
Арктика: территория прорыва или «белая дыра»?
Углеводородный бросок на Восток: текущие результаты и среднесрочные перспективы
Водород как новая энергетическая надежда
Российская добыча и экспорт нефти в условиях низких цен и ОПЕК+

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики