Главная > Актуальные комментарии > Актуальные сюжеты > Иранский газ и Nabucco

Иранский газ и Nabucco

На днях стало Nabucco Gas Pipeline International, оператор проекта строительства газопровода Nabucco, сообщил о планах достроить трубу до границы с Ираком и Грузией и не до доводить ветку до Ирана. Однако одновременно было сделано весьма интересное примечание — относительно возможного поступления в Nabucco около 10 млрд кубометров газа в год из неких «турецких источников». Сама Турция добывает менее 1 млрд кубов в год и является крупным импортером, что означает, что «турецкие источники» могут быть лишь импортными. Например, иранскими. В настоящее время Исламская Республика Иран (ИРИ) поставляет в Турцию около 6–7 млрд кубов в год, но, учитывая объявление о начале строительства нового крупного газопровода, этот объем может существенно вырасти.

Реализация данного плана столкнется с целым рядом политических трудностей, но полностью такой вариант исключать нельзя. Ведь именно Иран рассматривался изначально как основной поставщик газа в Nabucco. И именно Иран (а вовсе не Туркмения, Азербайджан или Ирак) с его колоссальными запасами «голубого топлива» при соответствующих инвестициях и нормализации политических отношений с Западом мог бы серьезным образом ослабить зависимость Европы от российского газа и нанести мощный удар по позициям «Газпрома».

Газовый (трубопроводный) экспорт из Ирана в ЕС (и неважно, что в ходе транспортировки газ формально станет называться «турецким») теоретически может приобрести гораздо более масштабный характер, чем нынешние поставки СПГ в Европу из того же Катара, которым так часто «пугают» Москву многие СМИ и целый ряд чиновников в Брюсселе. Напомним, что Анкара и Тегеран сейчас проводят активный курс на политическое сближение, что вполне закономерно может привести к интенсификации и экономического сотрудничества в сфере нефтегаза.

В этом смысле не исключено, что российскому руководству придется более внимательно оценить свою собственную актуальную политику в регионе, включающую (пока) как шаги по увеличению зависимости РФ от турецкого транзита (в рамках South Stream), так и по-де-факто поддержке Ирана — своего потенциально основного соперника на европейском газовом рынке — в Совбезе ООН. Уместно напомнить, что наиболее «жесткий вариант» вариант санкций в отношении ИРИ как раз предусматривал не только запрет на поставку в Иран нефтепродуктов (с которыми в Исламской республике есть заметные проблемы из-за неразвитости сектора переработки), но и запрет для членов ООН на покупку у этой страны нефти и газа. Возможно, в данном контексте в Москве также могут обратить большее внимание на звучащие в последнее время из Тегерана заявления вроде известного тезиса о «превращении президента РФ Дмитрия Медведева в рупор врагов Ирана» или на сохраняющиеся противоречия РФ и ИРИ по разделу Каспийского моря.

Автор: Станислав Митрахович, ведущий эксперт ФНЭБ


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.
Налоговая политика в отношении нефтегаза в период бюджетного дефицита
Отношения Минфина и отрасли в эпоху «нефти по 100» складывались на основе «ножниц Кудрина» - доходы свыше отметки в 60 долларов за баррель просто срезались в пользу федерального бюджета. Но это позволяло нефтяным компаниям сравнительно спокойно относиться к падению цен на нефть и даже получать выгоду, как бы парадоксально это не звучало. Ведь обвал нефтяных цен традиционно сопровождается падением курса рубля, что выгодно экспортерам. Однако радоваться ТЭКу не пришлось. Столкнушвись с бюджетным дефицитом, Минфин все равно обратил свои взоры на отрасль, придумав для нее новые налоговые изъятия. Министерство получило мощный аргумент в свою пользу: добыча нефти в 2016 показывает рекордный рост, и это позволяет ведомству заявлять, что финансовая ситуация не так и плоха, как о ней рассуждают нефтегазовые компании. В результате бюджетная трехлетка (2017-2019 гг.) может стать для отрасли проблемной, хотя нефтегаз, наоборот, рассчитывал на запуск новой налоговой системы на основе налогообложения прибыли.
Европейский рынок газа – жизнь в эпоху Третьего энергопакета

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики