Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Зачем «Газпрому» завод в Усть-Луге

Зачем «Газпрому» завод в Усть-Луге

В конце мая в Ленинградской области состоялась церемония начала строительства комплекса по переработке этансодержащего газа – совместного проекта «Газпрома» и «Русгаздобычи». Одновременно было объявлено о планах по освоению Тамбейского месторождения. Казалось бы, всего лишь новый мегапроект газовой монополии. Однако выясняется, что его глубинный смысл заключается в том, чтобы сохранить «Газпром» от раздела и в конечном итоге спасти от судьбы РАО «ЕЭС России».

Гигантские амбиции

Старт строительству завода в Усть-Луге был дан 21 мая 2021 года в присутствии главы «Газпрома» Алексея Миллера и гендиректора «Русгаздобычи» (принадлежит бизнесмену Артёму Оболенскому – экс-партнёру Аркадия Ротенберга) Константина Махова. Планируется, что предприятие будет выпускать 13 млн тонн сжиженного природного газа (СПГ) и до 3 млн тонн полиэтилена. Инвестиции оцениваются в 24 млрд евро, первая очередь комплекса должна заработать уже в четвёртом квартале 2023 года.

Комментируя событие, в пресс-службе «Газпрома» заявили, что «по объёму газопереработки это будет крупнейшее предприятие в России, а также самое мощное по производству сжиженного природного газа на северо-западе Европы». Это сообщение отраслевые эксперты встретили с изрядной долей скепсиса.

– Строящийся завод по мощности будет уступать принадлежащему «Новатэку» проекту «Ямал СПГ», включающему три действующих завода по производству СПГ общей мощностью около 19 млн тонн СПГ в год. Сравнение явно не в пользу «Газпрома», так как заводы «Новатэка» работают уже несколько лет, – заявила «Октагону» заместитель руководителя ИАЦ «Альпари» Наталья Мильчакова.

Собака на Тамбее

Помимо неубедительных деклараций газовой монополии, наблюдателей рынка смущает то обстоятельство, что к церемонии старта строительства было приурочено подписание соглашения о планах по совместной разработке компаниями гигантского Тамбейского месторождения на Ямале. «Газпром» получил его в 2008 году, однако затягивал с началом добычи, в связи с чем «Новатэк» неоднократно пытался доказать регуляторам, что мог бы начать освоение, и это стало бы эффективным решением для развития всего нефтегазового комплекса страны.

В последний раз глава «Новатэка» Леонид Михельсон предпринял такую попытку в апреле на встрече с президентом Владимиром Путиным.

 

«Когда стало ясно, что Путин, вероятно, не против, Михельсон попытался предложить Миллеру сделку. Пытался давить на то, что “Газпрому” нужны деньги. Предлагал 10 процентов акций “Новатэка”, который выплачивает большие дивиденды, и это было бы хорошее финансовое подспорье для “Газпрома”», - Игорь Юшков, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ), эксперт Финансового университета при Правительстве РФ.

 

– Но Миллер, конечно, понимал, что стратегически он проиграет, – говорит эксперт.

В итоге было решено формально увязать начало строительства завода и подписание соглашения о разработке месторождения, хотя, как говорит эксперт, весьма сомнительно, что Тамбей станет ресурсной базой для комплекса в Усть-Луге.

– Тамбей содержит главным образом метан. Поэтому довольно глупо говорить, что на его базе будет работать этансодержащий проект, которому необходим этансодержащий газ. Сделано хитро: завод будет снабжаться за счёт месторождений в ХМАО, а Тамбей в итоге могут даже и не подключить. Неслучайно его разработка предполагается лишь к 2026 году. Главная задача «Газпрома» сейчас – отбиться от атак «Новатэка» и доказать, что он не собака на сене, – считает Юшков.

Политические и экономические риски

Что касается перспектив самого предприятия в Усть-Луге, то здесь также имеются определённые серые зоны. Главным образом это окупаемость проекта и гарантии спроса на его продукцию. Энергетическая безопасность уже не первое десятилетие трактуется Еврокомиссией как необходимость снижать зависимость от российского газа, трубопроводный он или сжиженный – разница невелика. – Существуют риски снижения спроса у европейских потребителей в связи с намерениями ЕС в будущем переходить на безуглеродную экономику. Это также риск введения углеродного налога в ЕС с 2023 года, который придётся платить всем экспортёрам, и особенно производителям углеводородов. Заявленная сумма инвестиций в 24 млрд евро впечатляет. Это два «Северных потока» или один «Северный поток – 2» плюс обе нитки «Турецкого потока», – говорит Мильчакова.

Игорь Юшков также считает, что «экономика СПГ-завода под большим вопросом». Он напоминает, что в 2019 году из проекта вышла компания Shell, вероятно, не увидев перспектив его окупаемости.

– Партнёры добивались у Правительства льгот в виде нулевого НДПИ, но не получили их. В итоге «Газпром» нашёл выход и говорит о том, что за счёт газохимической составляющей и продажи этана будет получать дополнительную прибыль, и это станет подспорьем для экономики всего комплекса. Получится это или нет, сказать сложно. Так что до сих пор вопрос рентабельности актуален, – отмечает он.

Ответ Михельсону и Сечину

Говоря о потенциальных покупателях, эксперты указывают на то, что целевой потребитель газпромовского СПГ – Европа. И на этом рынке газовый холдинг снова сталкивается с «Новатэком». – Около 80 процентов газа «Ямал СПГ» идёт в западном направлении. «Новатэк», конечно, говорит, что в Европе происходит только перегрузка, а дальше газ расходится по всему миру, но факт остаётся фактом. К тому же они подчёркивают, что отправляют газ в те страны Европы, куда не дотягиваются газпромовские трубы, – Португалию и Испанию. Теперь, наладив своё производство СПГ, «Газпром» будет иметь возможность сказать: «Не лезьте на европейский рынок, вы обещали поставлять в Азию. А с теми же американцами на европейской поляне будем конкурировать мы».

Таким образом, можно предположить, что если бы не было проекта «Ямал СПГ», то и завода в Усть-Луге не было бы, поскольку это исключительно ответ на вызов со стороны «Новатэка».

То же касается и нежелания Миллера отдавать Тамбей. Если бы «Газпром» в очередной раз упустил возможность заявить о планах по началу его разработки, «Роснефть» и «Новатэк» продолжили бы подливать масла в огонь, указывать на неэффективность «Газпрома» и в конечном итоге настаивать на необходимости либерализации экспорта трубопроводного газа.

– Снова стали бы рассказывать Путину про свои новые проекты, говоря о том, что «Газпром» ничего не делает. Если бы в итоге они добились либерализации экспорта трубопроводного газа, это подразумевало бы раздел «Газпрома» по типу РАО «ЕЭС России». То есть отдать Тамбей означало приблизить конец компании. Для этого к готовому уже проекту завода Тамбей и был подписан. Изначально он там не предполагался, – резюмирует Юшков.

Автор: Анна Таволга

Источник: Октагон.Санкт-Петербург, 10.06.2021


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики