Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > "Бьют молотком по пальцам": Варшава не теряет надежду развалить "Северный поток–2"

"Бьют молотком по пальцам": Варшава не теряет надежду развалить "Северный поток–2"

Варшава пытается ударить по "Северному потоку–2" европейскими механизмами, будто молотком, но пока попадать удается только по своим же чувствительным местам.

Польский нефтегазовый концерн PGNiG сообщил, что подал заявку на участие в процедуре сертификации Nord Stream 2 AG как независимого оператора газопровода "Северный поток–2", отметив, что "от исхода разбирательства зависит, получит ли владелец газопровода привилегированное положение на европейском газовом рынке".

"Если будет принято позитивное решение по заявке на привлечение к процессу, то проситель получит формальный статус участника административного процесса. Приглашенная сторона таким образом получит те же права в рамках процесса, что его участники, то есть, например, получит возможность заявить свою позицию", – пояснили в ведомстве.

В пресс-службе компании и не скрывают, что в случае положительного решения его используют как новый способ навредить проекту. В Польше явно не собираются одобрять в Европе что-либо, что имеет отношение к "Газпрому".

Получается, хотя ряд западных стран обвиняют Россию в намерении воспользоваться так называемым энергетическим оружием, пока мы видим, что занимается этим именно Варшава.

А тем временем "Северный поток–2" уже готов на 99%. Осталось уложить менее 25 километров второй нитки газопровода, на это уйдет около трех-четырех недель. Таким образом, именно Германии предстоит принять последнее решение, от которого зависит судьба совместного с Россией проекта.

Федеральное сетевое агентство ФРГ (BNA) пока не приняло решения по заявке польской PGNiG. Но ясно, что Германия и Россия будут всячески отбиваться, поскольку со стороны видно, что польская сторона явно заинтересована в срыве строительства газопровода.

С одной стороны, поводов для беспокойства за судьбу "Северного потока–2" достаточно. Польша уже не первый раз пытается поставить палки в колеса российским энергетическим проектам в Балтийском море и даже добилась некоторых успехов.

В мае 2020 года BNA не освободила "Северный поток–2" от требований Газовой директивы ЕС, которая подводит под действие Третьего энергопакета не только наземные, но и морские участки газопроводов в ЕС. Кроме того, его нормы теперь касаются и трубопроводов из третьих стран.

На практике это означает, что 50% мощностей "Северного потока–2" полагается предоставлять альтернативным поставщикам, но вот незадача – этих самых поставщиков, по большому счету, нет.

Кроме того, недавно суд Европейского союза отклонил жалобу Германии и оставил в силе решение суда первой инстанции в Люксембурге от 2019 года в отношении газопровода OPAL в пользу Польши. К этому приложила руку опять же польская нефтегазовая компания.

Есть и поводы для оптимизма – хотя бы потому, что расклад сил явно не в пользу PGNiG. Против "Северного потока–2", помимо Польши, выступают только Украина, три страны Балтии, Чехия, Ирландия, Великобритания и США, которые, казалось бы, едва ли имеют отношение к происходящему на евразийском газовом рынке. Остальные страны Европы поддерживают проект.

Да и сами США, которые еще недавно громче всех высказывались против "Северного потока–2" и грозили страшными санкциями всем, кто имел хоть какое-то отношение к проекту, сменили курс, когда президент США Джо Байден заключил с канцлером Ангелой Меркель "джентльменское соглашение" по газопроводу.

На то есть причины: партнерство с Берлином для Вашингтона важнее санкционной борьбы с Россией. Кроме того, альтернативой соглашению стало бы укрепление позиций сторонников политики "равноудаленности" от США и России.

От заключенного соглашения выигрывают все: и США, которые добились от Берлина нужных обязательств, и Россия, и будущие потребители газа, то есть большинство стран ЕС.

Выигрывает даже Украина – по крайней мере, до 2024 года, пока действует обязательство о транзите российского газа через ее территорию. Разочарование постигло только Польшу и других противников газопровода.

В положительном для "Северного потока–2" исходе дела заинтересованы и европейские партнеры – Royal Dutch Shell, OMV, Engie, Uniper и Wintershall, – которые обязались суммарно профинансировать проект на 50%, то есть на сумму до 950 миллионов евро каждый.

Во всей этой истории самый очевидный вопрос: на каком основании вообще поляки претендуют на участие в процедуре сертификации Nord Stream 2 AG?

"Повод для разбирательства"

Как отметил в разговоре с Baltnews ведущий эксперт Фонд национальной энергетической безопасности Игорь Юшков, эта нефтегазовая компания раньше не занималась сертификацией, и к ней у остальных участников проекта найдется множество вопросов:

– Понятно, что поляки пытаются залезть в процесс реализации "Северного потока–2" под видом добросовестного исполнителя и на самом деле дальше затягивать этот процесс и продолжать его срывать. То есть всячески вредить изнутри "Северному потоку–2".

Основание – это попытка использовать европейское законодательство, которое говорит об открытости, транспарентности, о том, что выбор сертификатора может происходить открыто, что все могут участвовать в этом процессе. Но здесь Польша откровенно злоупотребляет подобным положением и открыто вредит.

Это откровенное злоупотребление своим положением – по сути, они используют европейское законодательство для своих политических интересов. Это повод для отдельного разбирательства, поэтому никто не захочет пускать их в качестве сертификатора в "Северный поток–2".

Против Польши, по-хорошему, надо бы вводить санкции на уровне Евросоюза, но, естественно, против члена Евросоюза санкции вводить не хотят. Видно, что это открытая политизация энергетики. Они влезают туда, чтобы затормозить процесс, а в идеале – сорвать.

– И в Берлине тоже это осознают?

– Я думаю, что, естественно, Германия и Россия не будут этого допускать, и я думаю, что вопрос сертификации давно согласован между Россией и Германией – так же, как согласовывался вопрос страхования судов, которые занимаются строительством. Потому что это дело подсанкционное с точки зрения США, но тем не менее страховка была сделана.

Схему мы до сих пор не знаем, но я думаю, что и вопрос сертификации тоже решался подобным образом. Все заранее обговаривалось: какие сертификаты нужны, кто их выдаст, и примет ли их немецкий регулятор.

– Получается, для Германии нет никакого резона соглашаться с претензиями, которые предъявляет Варшава?

– Конечно, нет. Пустить польскую компанию – значит подорвать весь процесс сертификации. Они заранее знают, что поляки сначала будут тянуть время, а потом выдадут такой сертификат, который не будет соответствовать требованиям регулятора, и таким образом газопровод без разрешения на эксплуатацию работать не будет.

"Бьют молотком себе по пальцу"

Заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов также усомнился в возможности Польши помешать "Северному потоку–2":

– В наше время, как, впрочем, и любое другое, многие решения принимаются исходя из политической целесообразности. Как мы видели недавно, суд удовлетворил иск Польши в отношении [газопровода] Opal.

Почему я вспоминаю это решение? Оно неплохо иллюстрирует принимаемые сейчас решения и тот факт, что давление на российско-европейские газопроводы будет продолжаться. По сути, оно и не останавливалось.

У нас ряд экзальтированных товарищей посчитали: ну все, раз Соединенные Штаты отказываются от санкционного давления, то вопрос решен. Нет, разумеется, он не решен и, к сожалению, решен быть не может.

Постоянное давление, в том числе со стороны Польши, было не просто ожидаемым – оно было неизбежным. И мы будем наблюдать попытки подорвать работоспособность "Северного потока–2" в юридической плоскости.

У меня нет однозначного ответа по поводу возможности участия PGNiG в сертификации "Северного потока–2" – я не владею информацией о компетенциях, которые бы позволяли компании проводить подобного рода операции в отношении морских газопроводов.

Компании, имеющие право сертифицировать, – это компании, которые должны обладать определенной юридической базой для проведения подобного рода мероприятий. Я, может, заблуждаюсь, но PGNiG такой юридической базой не обладает.

– Какова вероятность, что в Германии пойдут навстречу Польше? Ведь немцы и не только уже сделали основательные инвестиции в проект газопровода.

– Были инвесторы из числа крупнейших энергетических компаний Европы, в том числе, конечно, Германии, которые также вкладывали свои деньги. И тот факт, что приходится привлекать государства к разбирательствам вокруг "Северного потока–2", – это лишь отражение духа времени. Иначе, видимо, эти вопросы не решаются.

По сути, у всего этого есть два измерения. Первое – это информационное поле, в рамках которого Меркель ездит к Байдену, [президент Украины Владимир] Зеленский приезжает к Меркель, Меркель звонит [Владимиру] Путину, люди говорят друг с другом, и вокруг всего этого появляются новости.

А есть другое измерение – набор документов, согласованных, прежде чем реализовывать проект, чисто рабочая составляющая, включающая в себя большой набор документов: проект, разрешения, сертификаты, в том числе экологические, и так далее.

И первая составляющая является необязательной надстройкой над второй, и, что бы ни заявляла польская компания, какие бы препоны ни ставили перед "Северным потоком–2", он будет сертифицирован и запущен. Это практически неизбежно.

– В чем тогда смысл этой борьбы?

– Польша сейчас мешает вводу "СП–2" в эксплуатацию, впоследствии будет мешать эксплуатации, и она будет это делать по одной простой причине – она кровно заинтересована в этом. У нее есть прямой коммерческий интерес, потому что все прекрасно понимают, что с мая 2020 года между Польшей и "Газпромом" закончился транзитный контракт, по которому газ прокачивался по польскому участку газопровода "Ямал – Европа".

Чье направление будет "осушаться" в первую очередь после запуска "Северного потока–2"? Польское, потому что оно абсолютно не защищено в том смысле, что работает по европейским правилам.

А европейские правила никого ни от чего не защищают. Конкурируйте, друзья, конкурируйте, вы же так хотели конкурировать. И поляки бьются с "Северным потоком–2", чтобы газ прокачивался через них.

Самая большая ирония заключается в том, что перед тем, как согласовать со своими крупными европейскими партнерами "Северный поток–2", "Газпром" обращался к полякам и предлагал им построить вторую нитку газопроводу "Ямал – Европа". Это было бы относительно дешево и быстро.

Поляки отказались, после чего в "Газпроме" пожали плечами и стали реализовывать с партнерами "Северный поток–2". Как говорится в одной замечательной немецкой сказке, "мог бы стать я богачом, а остался ни при чем".

Так что поляки бьются на фоне упущенных возможностей против грядущих финансовых потерь, которых им избежать не удастся.

– Варшава не раз декларировала намерение вообще отказаться от российского газа. Это политическая история, как и борьба с "Северным потоком–2"?

– С 2016 года периодически вбрасывается мысль со стороны различных польских деятелей – как политиков, так и чиновников о перспективах закупки газа в России. В 2022 году заканчивается срок действия контракта на поставку газа, и первоначально звучали сообщения в стиле "мы откажемся".

Но эти сообщения шли от людей, которые не принимают решения. Это либо чиновники, притом в непрофильных министерствах, либо политики, которые просто позиционируют себя на период выборов. А ответственные лица формулируют эту мысль иначе.

Польша не собирается отказываться от закупок, она собирается перейти на ложно понимаемые Польшей и Европейским союзом рыночные отношения с "Газпромом". По крайней мере, эта мысль четко проговаривалась польским руководством.

– При этом в Варшаве думают, разумеется, не о ценах?

– Несложно сделать вывод о том, что переход на биржевую торговлю не гарантирует Польше снижение цен на газ, а может быть, даже наоборот.

Сейчас рынок Европейского союза все больше и больше зависит от азиатского рынка. Котировки азиатских площадок стали все больше влиять на котировки на европейских площадках, в последнее время – в сторону увеличения.

Поляки рискуют войти в чисто рыночные отношения с окружающим миром в период, когда цены на газ на биржевых площадках менее привлекательны, чем они того бы хотели.

Перед Польшей стоит перспектива резкого роста спроса на газ до 2030 года с 20 млрд кубических метров в год до примерно 30 млрд к 2030 году. Это крайне грубая прикидка, но зависимость от внешних поставок вырастет.

Еще раз подчеркну: поляки не отказываются закупать у нас газ, они думают, что европейские механизмы работают в пользу европейских стран. А они не работают ни в чью пользу.

Они просто работают, и вы можете успешно – или неуспешно – ими пользоваться. Это как молоток, он не работает в пользу гвоздя или человека, который его держит. Вы можете попасть по гвоздю, а можете себе по пальцу.

– И поляки бьют этим молотком себе по пальцам?

– Да, причем они умудряются делать очень интересные кульбиты с этим молотком. Я думаю, это не последний раз, когда они попадут себе по какой-нибудь жизненно важной части тела и начнут орать, что их обижают. Хотя этот молоток у них в руках.

Автор: Александр Буртасов

Источник: Baltnews.lt, 06.08.2021 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Арктика: территория прорыва или «белая дыра»?
Углеводородный бросок на Восток: текущие результаты и среднесрочные перспективы
Водород как новая энергетическая надежда
Российская добыча и экспорт нефти в условиях низких цен и ОПЕК+
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики