Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > За «Северный поток-2» началась схватка среди «башен Кремля»

За «Северный поток-2» началась схватка среди «башен Кремля»

Сечин пытается «немного подвинуть» Миллера

Глава «Роснефти» и ответственный секретарь президентской комиссии по ТЭК Игорь Сечин обратился к президенту России Владимиру Путину с просьбой разрешить экспортировать в Европу десять миллиардов кубометров газа в год. Свою просьбу он мотивировал рекордным ростом стоимости газа в Европе — до 585 долларов за тысячу кубометров. Сечин убежден, что начало экспорта позволит увеличить доходы бюджета России.

Как пишет «Коммерсант» со ссылкой на письмо главы «Роснефти», ограничить поставки нужно действующими контрактами с новым потребителями, которые не закупают газ у «Газпрома».

В письме также подчеркивается, что налог на добычу полезных ископаемых может достигнуть пяти тысяч рублей на тысячу кубометров. Эта цифра, отмечает Сечин, превышает текущую ставку НДПИ для «Газпрома» в три с половиной раза. 

По мнению главы «Роснефти», бюджет страны получит до 37 миллиардов рублей в год за счет разницы между «повышенным» экспортным НДПИ «Роснефти» и текущим налогом «Газпрома». В будущем этот показатель, по словам Сечина, может вырасти до 150 миллиардов рублей.

Кроме того, глава «Роснефти» предлагает привязать размер НДПИ для экспортируемого газа к его биржевой цене в Европе.

«Речь не идет об отмене экспортной монополии «Газпрома» и изменении законодательства. «Роснефть» хочет подписать с монополией соглашение, по которому агентом при экспорте газа нефтекомпании выступит «Газпром», — пишет Сечин.

Ответа на письмо пока не последовало, однако, по данным «Коммерсанта», глава государства уже поручил вице-премьеру Александру Новаку и главе Минфина Антону Силуанову рассмотреть предложение и доложить свое мнение.

— В тот момент, когда Россия ведет непростую борьбу за место на европейском рынке, за ввод «СП-2», одна из госкомпаний, на мой взгляд, делает предложение, которое подрывает единство российской энергетической политики, — считает замглавы Фонда энергетической безопасности Алексей Гривач. — К тому же по части добычи газа к «Роснефти» есть вопросы.

«СП»: — Насколько тверда монополия «Газпрома»? Были ли раньше попытки лишить его монополии?
— Единый экспортный канал был законодательно введен в 2006 году законом «Об экспорте газа» и направлен на недопущение конкуренции между производителями российского газа, что чревато как сокращением экспортной выручки, так и поступлений в бюджет от неё.

Так называемые независимые производители газа, прежде всего, «Роснефть» и «Новатэк» регулярно предлагают разрешить им экспортировать газ.

В 2012 году они добились частичной либерализации экспорта СПГ. Результат на сегодняшний день (через 9 лет) таков — построен один крупный и среднетоннажный завод («Новатэком» с партнерами). «Роснефть» ни одного проекта в этой сфере не реализовала.

Во-вторых, значительная часть (около двух третей) объемов с Ямал-СПГ и весь объём из Высоцка и идет на рынки стран ЕС, так или иначе снижая поставки трубопроводного газа из России и сокращая поступления от экспорта в бюджет, поскольку СПГ освобожден от уплаты экспортной пошлины. А конкретно СПГ с Ямала пользуется 12-летними налоговыми каникулами. То есть, казна не увидит денег с этого проекта, по крайней мере, до 2030 года.

Подавляющее большинство стран-экспортёров максимально консолидируют деятельность по продажам газа на экспорт. Даже внутри ЕС, когда Нидерланды были нетто-экспортерами газа, весь газ продавала госкомпания Gasunie, а затем GasTerra. Норвегия, когда ЕС их заставил отказаться от официальной монополии, тоже нашла свои варианты. Ну и так далее. Единственное исключение — это американский рынок, но он вообще построен на других принципах.

— Это довольно давняя история, — продолжает тему замгендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов.

— Уже много лет «Роснефть» предлагает пересмотреть право на экспорт трубопроводного газа. Связано это с тем, что у самой компании растёт производство голубого топлива. В своё время компромиссным решением стало разрешение на экспорт СПГ «Новатэку» и «Роснефти».
Полагаю, сейчас эта тема вновь возникла в публичной плоскости из-за предложений ряда экспертов обойти ограничения Евросоюза, наложенные на «Северный поток-2» за счёт доступа к этой трубе других поставщиков.
«СП»: — Сечин мотивирует свою просьбу рекордным ростом стоимости газа в Европе, отмечая, что расширение экспорта позволит увеличить доходы бюджета России.

— Раньше газ столько летом не стоил. Тут стоит оговориться, что в текущей ситуации по этому предложению вряд ли можно вынести какое-то решение. Тем более что оно требует пересмотра действующего законодательства, согласно которому экспортом трубопроводного газа может заниматься только собственник Единой системы газоснабжения. А это «Газпром».

В области СПГ наше законодательство даёт больший простор другим поставщикам. Смысл здесь в том, чтобы не создавать конкуренцию между российскими поставщиками и не сбивать за счёт этого цену на газ. Сечин это понимает, потому и говорит о поставках «новым потребителям».
«СП»: — Насколько нормальна ситуация с монополией одного производителя в такой крупной нефтегазовой стране, как Россия? Можно ли сравнивать с другими странами? Ну, с теми же США?
— У нас выстраивается специализация крупных компаний с государственным участием, чтобы, как я уже отмечал, минимизировать конкуренцию между ними. Проводить параллели с другими странами немного бессмысленно. Особенно с США.

— Независимые производители такие как «Роснефть» и «Новатэк» и ранее предпринимали попытки получить право самостоятельного экспорта трубопроводного газа, — отмечает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

— В сегменте СПГ им это удалось, они смогли пролоббировать изменения в ФЗ «Об экспорте газа». А монополию на экспорт трубопроводного газа «Газпром» сумел отстоять. Концерн указывает на то, что, если разрешить другим компаниям экспортировать газ по газопроводам, тогда они станут конкурировать между собой в Европе. Это приведет к снижению цены на газ в Европе. А от цены высчитывается экспортная пошлина на газ и НДПИ. Т.е. доходы бюджета от либерализации экспорта газа снизятся. А чем меньше доходы, тем больше риск социальных протестов и т. д. и залить деньгами недовольство не получится, так как денег не будет. Поэтому власти заботятся о доходах бюджета.

Ранее в 2017 г. «Роснефть» уже предпринимала попытку получить право экспорта трубопроводного газа в Европу. Она уверяла, что договорилась с ВР о продаже 10 млрд. кубов газа в год. Но «Газпром» смог доказать Путину, что структуры ВР и так покупают газ у «Газпрома». Поэтому предоставление «Роснефти» права экспорта приведет не к увеличению суммарного объема экспорта российского газа, а просто произойдет та самая конкуренция российских компаний. Поэтому президент просьбу «Роснефти» не удовлетворил.

Сейчас «Роснефть» пытается воспользоваться сложившейся ситуацией. А именно: европейские антимонопольные законы не позволяют одной компании загрузить более 50% мощности «Северного потока-2». И «Роснефть» предлагает, давайте 27,5 млрд. куб в год будет качать «Газпром», а еще 10 млрд. — сама «Роснефть». Получится, что газопровод сможет работать хотя бы на 37,5 млрд. кубов из 55 млрд. возможных. При этом говорится, что это позволит увеличить экспорт российского газа в Европу. Но объем экспорта не зависит от процента загрузки «Северного потока-2». Если «Газпром» не сможет его загружать, то просто будет отправлять газ по другим маршрутам, в том числе через Украину.

«Роснефти» выгодно было бы даже, чтобы поднялся вопрос о либерализации экспорта трубопроводного газа, поэтому она говорит, что готова экспортировать по агентскому соглашению с «Газпромом» — в этом случае не надо менять закон. Но явно в дальнейшем компания сможет указывать на то, что опыт был положительным, а значит, нужно продвигаться в этом направлении и менять законы. А в отдаленной перспективе в случае либерализации экспорта газа встанет вопрос о реструктуризации «Газпрома» с продажей его активов.

У «Газпрома» есть монополия только на экспорт трубопроводного газа. «Роснефть» и «Новатэк» на своих проектах имеют право самостоятельного экспорта СПГ. А на внутреннем рынке у «Газпрома» и вовсе меньше 50% доли рынка. Самых выгодных покупателей забрали себе «Роснефть» и «Новатэк».

«СП»: — Но на внешних рынках «Газпром» сохраняет абсолютную монополию. Как ему это удается?

— Экспортная монополия «Газпрома» сложилась исторически. Как и сама модель газового рынка: в ней «Газпром» одновременно является участником рынка (добывает и продает газ) и выполняет функции естественной монополии (транспортирует свой газ и газ своих конкурентов). После развала СССР Черномырдин, который ранее был министром газовой промышленности, смог уберечь «Газпром» от реформ, которые прошли в нефтяной отрасли.

По сути «Газпром» — это бывшее министерство газовой промышленности. Даже в названии это видно. Сейчас, конечно, независимые подросли. Но вид вертикально интегрированной компании остался со времен министерства.

В нефтяной сфере другое ценообразование, поэтому экспорт нефти разными компаниями не приводит к снижению доходов бюджета. А в газовой отрасли — приведет.

Автор: Дмитрий Родионов

Источник: Свободная пресса, 28.08.2021 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия
Арктика: территория прорыва или «белая дыра»?
Углеводородный бросок на Восток: текущие результаты и среднесрочные перспективы

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики