Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Ближний Восток намекает Путину на должок

Ближний Восток намекает Путину на должок

Ирак пытается «добыть» инвестиции из России через наших нефтяников

Россия теперь оказалась в должниках перед Ираком, а ведь не так давно все было ровно наоборот. Напомним, в 2004 году Россия заявила о готовности списать до 90% долгов в соответствии с решением Парижского клуба. А уже в 2008 году наша страна «простила» Ираку долг в 12 миллиардов долларов.

Тогда это решение увязывалось с возвращением в Ирак российских энергетических компаний. Прежде всего, речь шла о возобновлении контракта «Лукойла» на разработку богатейшего в Ираке месторождения «Западная Курна-2», оцениваемого в 20 миллиардов долларов.

Право на его разработку «Лукойл» получил еще в 1997 году, однако в 2002 году президент Ирака Саддам Хусейн в одностороннем порядке разорвал контракт, обвинив компанию в неисполнении обязательств. Также вернулись на иракский рынок и другие энергетические компании.

И вот теперь оказалось, что Ирак хочет обсудить с Россией задолженность российских нефтегазовых компаний. Об этом сообщил «Интерфакс» со ссылкой на источник, знакомый с протоколом заседания Российско-иракской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, которое состоялось в конце августа.

Страны договорились включить этот вопрос в повестку дня межведомственной комиссии, следующее заседание которой они планируют провести в сентябре-октябре 2021 года. Это относится к долгу перед Северной нефтяной компанией (NOC).

На встрече также планируется обсудить реализацию проектов Лукойла «Западная Курна-2» и «Блок 10», а также проекта «Газпром нефти» «Бадра».

Планируется расширить мандат комиссии для решения всех проблемных вопросов, касающихся деятельности в Ираке, осуществляемой «Газпром нефтью», «Лукойл» и другими заинтересованными российскими компаниями, реализующими или планирующими энергетические проекты в стране.

И на этом довольно скандальном фоне — вынесение проблемы долгов российских нефтяных компаний на межправительственный уровень — как-то очень незатейливо появляется предложение Ирака Российской Федерации инвестировать в проект Большого порта Фао на побережье Персидского залива.

Порт Фао является основным экспортным нефтяным хабом Ирака. Для увеличения поставок нефти в этом направлении от разных производителей рассматривается проект строительства трубопровода от резервуарного парка Туба. Теперь без участия России, похоже, здесь точно не обойдется.

Кроме этого, по словам источника «Интерфакса», стороны договорились продолжить согласование проекта межправительственного соглашения в сфере морского транспорта и обсудили сотрудничество в секторе ж/д инфраструктуры, автомобильных перевозок и гражданской авиации.

Как российские нефтегазовые компании умудрились задолжать Ираку? И не станет ли разбирательство по проблеме их долгов неким фактором влияния в вопросе привлечения российских инвестиций в инфраструктурные проекты Ирака?

— Правительству Ирака очень нужны деньги, и поэтому оно пытается пересмотреть условия сотрудничества с российскими компаниями на месторождениях, которые контролируются федеральными властями, — считает заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов:

— А второй момент может быть связан с тем, что у «Лукойла» возникли известные сомнения относительно перспектив иракского проекта. И, возможно, в данном случае мы имеем дело с тем, что сам «Лукойл» решил как-то пересмотреть условия своего сотрудничества, а правительство Ирака восприняло это как некий отказ компании от взятых на себя обязательств. Это опять же приводит к тому, что Ираку в данный момент очень нужны деньги. Поэтому он старается их «добыть» — по действующему контракту — через «Лукойл».

Известно, что у «Лукойла» в Ираке есть некоторые сложности. Компания собиралась там добывать 1 миллион 200 тысяч баррелей на «Западной Курне-2». Кстати, у «Газпром нефти» на «Бадре» планы были гораздо скромнее, и, насколько мне известно, каких-то взаимных претензий у них с правительством Ирака нет.

Все последние новости по иракскому проекту как раз были связаны с «Лукойлом». Но еще раз, вопрос о том, когда и кто там успел задолжать — единственное объяснение в том, что в процессе пересмотров параметров разработки «Западной Курны-2» стороны пришли к неким противоречиям в представлении о структуре затрат. И о том, какой уровень производства должен быть на данный момент — между оператором проекта и государством.

«СП»: — Вы сказали: «Ираку очень нужны деньги». Вообще или на конкретные нужды?

— Ирак замечательный регион. Но там проблема с инфраструктурой — транспортной и перерабатывающей. Если проблемы с добычей они худо-бедно решили, по большей части на рубеже 2013−2015 годов — именно тогда Ирак демонстрировал очень бурный рост добычи, то многие перспективные направления развития иракской экономики наталкиваются на ограничения в области транспорта и переработки.

Поэтому они пытаются привлекать какой-то капитал, чтобы им помогли решить эти проблемы. У них нет ни собственных кадров в должном количестве, ни собственного оборудования. Все это благодаря «мудрому руководству», которое появилось в Ираке после известных событий — ни одна страна, куда приходили наши геополитические «партнеры», не демонстрировала после этого каких-то успехов — по «удивительному» стечению обстоятельств.

Поэтому — да, деньги нужны Ираку и вообще, и на развитие конкретных проектов. Страна ищет на это средства, всячески пытается заинтересовать внешних инвесторов.

— Ирак по-восточному мягко намекает, что у него есть возможность подпортить дела российским компаниям, поэтому России лучше быть посговорчивее в вопросах инвестиций в эту страну, — считает ведущий эксперт Финансового университета при Правительстве РФ и Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков:

— У российских нефтегазовых компаний, конечно, очень непростые взаимоотношения с Ираком, сложные контракты. Например, у «Лукойла» многокомпонентные условия — это как бы смесь соглашения о разделе продукции с сервисным контрактом.

Часть добытой нефти «Лукойл» передает сырьем государству — некую такую ренту. И плюс к этому — получает от государства деньги за то, что производит добычу. То есть, компания «Лукойл» и государство Ирак как бы делят между собой добытую нефть на разработке «Западной Курны-2». То есть, это взаиморасчеты и в финансовом, и в натуральном выражении.

У компании и иракского правительства были претензии друг к другу. Например, в определенный момент Ирак, чтобы не рассчитываться с «Лукойлом» по компоненте сервисного контракта, вообще просил «Лукойл» сдержать добычу нефти, не увеличивать ее.

Поэтому «Лукойл» считает, что ему не доплатили по той части сервисного контракта — Ирак долго не отдавал ему этот долг.

А с другой стороны, Ирак требует, чтобы ему какую-то часть сырья дали, и записывает это как долг. Поэтому можно сказать, что это элемент корпоративного спора между участниками проекта. А государство Ирак, по сути, является участником разработки «Западной Курны-2». Такие взаимные претензии есть, и не исключено, что они будут довольно долго продолжаться.

«СП»: — А вынесение Ираком этих разногласий на межправительственный уровень с одновременным предложением России инвестировать в порт Фао, а также в другие иракские инфраструктурные проекты — это как-то взаимосвязано? Ход конем?

— Конечно, они так, по-восточному, мягко намекают, что, если не хотите, чтобы в добычных проектах у вас были проблемы, давайте еще вкладывайтесь, давайте больше инвестиций, и тогда претензий к вам в этом плане не будет.

Поэтому — да, вполне возможно, что они давят здесь, чтобы Россия была посговорчивее по другим направлениям. Плюс к этому, была информация, что, якобы, «Лукойл» собирается продать свою долю в проекте «Западная Курна-2» китайским компаниям.

И в этом плане Ирак тоже может намекать, что, или вы будете посговорчивее и будете учитывать наши интересы, или мы сейчас выкатим вам такие претензии — да, они будут не обоснованы — но цену вашей сделки с Китаем это собьет или вообще отпугнет покупателя. Мол, лучше давайте договариваться.

Вроде как шантаж, но это еще не означает, что так и произойдет, потому что Ираку тоже нужны недропользователи. Если они всех подряд там будут пугать, то скатятся до уровня Венесуэлы, а там сейчас не очень радостно. Напугать инвесторов — это не самая хорошая идея.

Автор: Валерий Цыганков

Источник: Свободная пресса, 06.09.2021 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Арктика: территория прорыва или «белая дыра»?
Углеводородный бросок на Восток: текущие результаты и среднесрочные перспективы
Водород как новая энергетическая надежда
Российская добыча и экспорт нефти в условиях низких цен и ОПЕК+
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики