Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > С. Митрахович: На столе у российского руководства энергетическая кнопка от экономики Украины

С. Митрахович: На столе у российского руководства энергетическая кнопка от экономики Украины

 

В энергосфере Россия действует исключительно в рамках законодательства и заключенных контрактов. И то и другое позволяет Москве обвалить экономику Украины, однако энергетический козырь пока придерживается, утверждает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович

Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

- Станислав Павлович, российский «Газпром» заполняет газовые хранилища в ЕС, стоимость газа на европейских биржах уже упала ниже $800, что выгодно Европейскому союзу. Многие европейские политики обвиняли Москву в организации энергокризиса, хотя он стал прямым следствием ошибок Брюсселя. Как Вы оцениваете этот шаг России навстречу ЕС?

— Во-первых, действительно, причины кризиса, в первую очередь, кроются в ошибках самой Европы. Их две. Первая — это ошибки регулирования рынков. То есть, Европейский союз и Европа в целом уверовали в отход от долгосрочных контрактов в пользу контрактов краткосрочных и биржевого ценообразования. 

 

Это сыграло злую шутку, потому что они думают, что на бирже всегда будет конкуренция газовых поставщиков друг с другом, поэтому газ будет стоить дешево, оказалось год на год не приходится.

Бывает, что газ стоит дешево, в отдельные месяцы, как, например, летом 2020 года, а бывает, как осенью 2021-го, когда на бирже газ стоит дорого. То есть, исключительная ставка на биржу может быть опасна, это совершенно очевидно.

Вторая ошибка — это слишком ускоренный энергопереход, слишком высокие темпы от традиционных источников энергии к нетрадиционным, слишком быстрый скачок к зависимости от ветра и солнца.

Все вместе это привело к тому, что Европа действительно ощутила энергокризис, и это серьезно. Если мы сначала говорили, что это энергетическое перенапряжение, то теперь говорим, что это логистический кризис, который приводит к увеличению стоимости газа для обычного населения. Что дает выход политическим проблемам, ведь людям не нравится платить по высоким тарифам.

Плюс как результат кризиса — отключение промышленных объектов, ограничение подачи газа, электоэнергии, промышленных объектов. Или владельцы компаний их сами отключают, потому что дорого платить.

Это касается прежде всего химической промышленности, азотных удобрений, отчасти металлургии. Снижение работы этих предприятий и объема выпуска продукции — это снижение экономического роста, потеря рабочих мест. Тянется цепочка проблем. Так что виноваты они сами.

Что касается газпромовских поставок, они полностью идут в рамках имеющихся контрактов, нет ни малейшего отклонения от контрактов. Если бы что-то хоть чуть-чуть от контрактов отклонилось, «Газпром» съели бы живьем, его бы не простили, в отличие от других компаний. Его бы завалили оправданными исками, это совершенно очевидно. Раз нет исков, значит, все контракты выполняются.

Контракты можно выполнить за счет поставок газа своего, по имеющимся маршрутам, либо за счет подъема газа из хранилища, либо за счет того, что газ можно у кого-то купить и перепродать в Европе. Все это «Газпром» делает.

Когда «Газпром» может увеличить поставки газа в Европу? Очевидно, что можно запустить «Северный поток-2», когда будет проведена его сертификация, новые объемы газа в Европу по нему могут пойти. В идеале по долгосрочным контрактам, преимущество их очевидно, и кризис их показал.

Контракты дают возможность поставщику и потребителю оценить, сколько нужно будет газа, согласовать эти параметры, можно дальше планировать инвестиции, добычу, вопросы транспортировки, как он будет использоваться. В этом преимущество долгосрочного контракта.

Вот, например, Венгрия заключила долгосрочный контракт, и по «Турецкому потоку» газ получает. Отличный вариант, и никакого энергетического кризиса в Венгрии нет. Сейчас Сербия договорится, а в 2015 году присоединилась Австрия. Вот вам еще пример стран, которые по большому счету, энергетический кризис не испытывают — Австрия и Венгрия.

[Президент РФ Владимир] Путин сказал, что 8 ноября заканчивается сезон закачки газа в российские хранилища, и поручил «Газпрому» начать заполнения хранилищ «Газпрома», которые принадлежат Европе. Процесс уже пошел, действительно, увеличилась прокачка газа через имеющиеся маршруты, в том числе, началось заполнение хранилищ.

Темпы заполнения этих хранилищ — это уже вопрос другой. Путин же не написал, кровью не поклялся, сколько должно быть кубометров, какие сроки. Он сказал — делать с учетом ситуации на рынке, имеющихся технологических и экономических ограничений, естественно.

Закачка пошла. Можно обвинить «Газпром», что он мало закачивает, в европейской прессе такие обвинения идут, но пока они не переходят во что-то юридически значимое. Антимонопольного расследования против «Газпрома» нет, хотя к этому призывают 40 депутатов Европейского парламента.

Но опять же, 40 — это не 700 с лишним. К тому же те 40 — они из одних и тех же стран — Польши и Прибалтики, а лидеры Германии, Франции, Италии и остальные депутаты об этом не говорят. Поэтому это антимонопольное расследование как-то затухло. Да и как иначе, когда контракты исполняются.

Доказать в условиях исполнения контрактов манипулирование рынком довольно сложная задача. Хотя я верю в творческий потенциал европейской бюрократии, они могут и слона из мухи слепить, но конкретно последние две недели об антимонопольном расследовании не слышно.

Я думаю, что новые обвинения по теме закачки газа еще будут, но контракты исполняются, поставки увеличиваются. И все на этом.

- Украинская власть считает, что «Газпром» обязан качать газ в Европу через украинскую ГТС и пытается помешать вводу в эксплуатацию газопровода «Северный поток-2». Как вы оцениваете их шансы на успех?

— Украина не может остановить «Северный поток-2», у нее нет для этого достаточных ресурсов. Украина — это не какая-то там сверхдержава, с возможностями экономического, политического, военного и какого угодно влияния.

Все, что может Украина делать, это жаловаться своим старшим политическим братьям — Вашингтону, Брюсселю. Она это делает, это находило понимание у части западной элиты, и она выступала против «Северного потока-2», но в целом украинские просьбы помешать этому проекту не находили понимания.

Кто в Европе против «Северного потока-2»? Это часть европейской бюрократии, часть национальных правительств, имеется в виду Польша и Прибалтика, и отдельные политические силы внутри стран — это, например, «Партия зеленых» внутри Германии. Под «частью европейской бюрократии», я имею в виду и Европейский парламент, Европейскую комиссию.

Но это — с одной стороны, с другой — есть другая часть политических элитных групп, которые, наоборот, рассчитывают с Россией взаимодействовать. «Христианские демократы» в Германии, и СДПГ в Германии, и правительство Австрии.

Правительство Чехии с Россией поругалось на тему Боширова и Петрова, нас убрали из атомного проекта, но по газу все хорошо. Чешская компания Capacity4Gas построила газопровод Net4Gas, это продолжение «Северного потока-2», он тоже ждет своего запуска, и в этом смысле Чехия интересант того, чтобы «Северный поток-2» заработал, они рассчитывают на это. Вот вам пример, как Чехия является нашим де-факто союзником, по вопросу «Северного потока-2», хотя у нас с ними был скандал и все остальное.

Так что Украина сама никак не может помешать проекту. Жалуются американцам, но американцы же что-то делают не потому, что Украина попросила, а потому что у них есть свое видение того, что им нужно в мире, и здесь Украина могла разве только встроиться в американскую линию, но не диктовать. Если Украина считает, что она может диктовать свою волю американцам или европейцам, то это не так, она их уговаривает на что-то идти, опираясь на определенные настроения.

Тут уж если американцы смирились с тем, что свалить проект не могут, тем более Украине это не под силу. Украине придется считаться, что обходные газопроводы строятся, вводятся в эксплуатацию, используются, транзит через Украину сокращается, он уже сократился.

- Сильно Украина пострадает материально? Сколько они потеряют?

— Украинский транзит уже сократился из-за того, что обходные газопроводы начали использоваться. Еще «Северный поток-2» не запущен в эксплуатацию, но если посмотреть за последние три года, транзит снизился с 90 миллиардов кубов примерно до 40 с небольшим миллиардов кубов в текущем году.

Вот уже какая огромная разница падения транзита — в два с половиной раза. За счет «Турецкого потока», в первую очередь. Россия нашла способы, как поставлять газ в Европу, минуя Украину. Остались только 40 миллиардов кубов. Были периоды, десять лет назад, до 110 миллиардов кубов прокачивалось, несколько лет назад было 80-90 миллиардов.

То есть, в лучшие годы Украина получала до 3 с лишним миллиардов долларов за прокачку газа. Нынешний объем оценивается от 1 до 1,5 миллиардов долларов. Вот все, что у них осталось.

Если прекратить оставшийся транзит российского газа, 40 миллиардов кубов, то Украина окажется в более сложной ситуации, чем просто потеря миллиарда долларов за транзит. Украина окажется в ситуации, когда ей нужно будет физически организовывать реверс газа с запада на восток, и дальше распределять этот газ по потребителям. Это будет стоить многие миллиарды долларов, и неизвестно как эта система будет работать, то есть, опция прекратить поставки газа через Украину есть у «Газпрома» и российского руководства.

Если российское руководство захочет — можно прекратить поставки, более того, контракт позволяет это делать, он заключен по правилу «качай и плати». Тогда в Украине будет масштабнеший энергетический кризис, придется газ качать с запада на восток, потому что газораспределительная система Украины технологически связана с газотранспортной системой. Если в газотранспортной системе нет достаточного давления, то газораспределительная работать не будет. Пока Россия этого не делает.

- Почему «Газпром» на это не идет? По политическим причинам?

— «Газпром» на это вообще не должен идти, потому что он коммерческая компания. А вот почему российское руководство не хочет использовать этот инструмент против Украины — это вопрос к российскому политическому руководству.

По всей видимости, оно считает, что не нужно жестить, можно еще успеть договориться с Украиной. У нас в конце концов, торговые отношения легальные. Это же не российское руководство заявляет, что у нас состояние войны с Украиной, это украинские власти используют подобную риторику, которая на самом деле юридического смысла не имеет, потому что война не объявлена никакая, военного положения нет.

Есть легальные торговые отношения, каждый день идет торговля услугой по транспортировке газа — это тоже торговля. Товарооборот с Россией снизился после Майдана, но не упал. Все равно Россия одна из первых торговых партнеров Украины. 

 

Мы же не говорим про войну, поэтому почему нам прекращать торговлю. Мы можем это сделать, если захотим это использовать в качестве политического инструмента, или захотим предотвратить наступление вооруженных сил Украины на ЛДНР.

Уже прекратили поставки энергетического угля на Украину. Я думаю, это было сделано в ответ на использование Украиной турецких «Байрактаров», ударных дронов на линии соприкосновения. Это одна из гипотез того, что могло произойти, почему уменьшили поставки энергетического угля, приостановили на какой-то срок. Можно еще какие-то поставки, например, угля для металлургии.

- Есть версия, что Москва отказалась продавать Украине антрацит и электроэнергию в качестве ответа на недружественную политику Киева в отношении «Северного потока-2». Это имеет место быть?

— Нет, я думаю, скорее в отношении этих «Байрактаров» турецких, потому что по поводу «Северного потока» много месяцев, даже лет, одно и то же Украина говорит, зачем сейчас на это реагировать?

Кстати, что касается электроэнергии, последний раз она импортировалась зимой 2020-2021 годов. Потом Украина приняла очередное законодательство, которое ограничивало российскую электроэнергию, по сути запрещало ее.

Пафосно запретили, потом поняли, что без электроэнергии плохо, и разрешили ее с 1 ноября. А тут хоп — и российская сторона сказала, что продавать не собирается. Неожиданно! Украинский министр энергетики [Герман] Галущенко успел сказать только: «мы не будем просить Россию восстановить поставки». Ну не будет, и не будет, в чем проблема? Может, у Белоруссии что-то купят, тоже решают, то собираются покупать, то нет, то Белоруссия собирается продавать, то нет.

Если Россия захочет дополнительный инструмент давления — можно договориться с Белоруссией, чтобы оттуда тоже поставок не было. Есть еще опция на столе российского руководства, связанная с прекращением поставок угля в металлургию. Потому что без российского угля в металлургии Украина тоже не справится. Остановится металлургия, остановится поток валюты за продажу металлургических изделий, значит, гривна может рухнуть.

Пока это не используется. Это опция. Может быть, наоборот, через две недели мы будем обсуждать восстановление поставок угля и электричества. Может такое быть? Может. Все зависит о того, что захочет Россия, что будет делать Украина, какие будут заявления со стороны Украины, какие будут действия. Может быть, Украина, наоборот, прекратит использование всяких военных провокаций на линии соприкосновения. Посмотрим.

Кстати, заместить поставки электроэнергии и угля Украине очень сложно, особенно если Белоруссия прекратит поставлять. Потому что как уголь завести? Через порты морские — там ограниченная пропускная способность, очевидно. Если ваш порт используется, чтобы завести уголь, экспортировать металл, пшеницу и кукурузу одновременно — все сразу не получится.

Нельзя протолкнуть в бутылочное горлышко слишком большой объем продукции. Этого может не хватить, и уголь на мировых рынках стоит много, Китай его активно скупает, потому что на восстановление экономики постковидной придется много энергии тратить. Так что купить уголь, быстро завести, да еще и по разумным ценам, будет очень сложно для Киева.

Электроэнергию Украина может импортировать, но у нее основная часть соединена с Россией и Белоруссией сечениями, по плану ГОЭЛРО, работают параллельные энергосистемы. А с Европой Украину соединяет только Бурштынский энергоостров, это часть электроэнергетической системы Украины на западе страны, которая синхронизирована с той частью энергетической системы Европейского Союза, которая к Украине самая близкая. Эта часть называется ENTSO-E.

И вот с ней возможны импортные операции на Бурштынский энергоостров. То есть, экспортные операции в Венгрию, или импортные операции из Венгрии. Но это небольшие объемы, только на Бурштын, да и электричество в Европе дорого стоит, никак Украину это не спасает, если Россия и Белоруссия действительно решат не восстанавливать подачу электричества.

Так что там ситуация сложная, она может быть еще более сложная, но тут вопрос в том, захочет ли Россия это энергетическое оружие применять. Пока что я вижу очень осторожные шаги со стороны России, точно не попытку рубить сгоряча.

Это опция, кнопка на столе, условно говоря, со стороны российского руководства — прекратить поставки угля, прекратить транзит газа, и не допускать экспорта электричества. Повторюсь, пока это все не применяется, и возможно, не будет, если не начнется масштабное наступление Украины в Донбассе.

Кстати, во времена военных действий 2014-2015 годов Россия не останавливала поставки ресурсов на Украину. Поставки нефтепродуктов тоже ведутся из России — дизель через «Нафтогаз», часть передается через Белоруссию.

- Запад обвиняет Россию в использовании энергетики в качестве оружия. При этом в ходе «первой газовой войны» 2005-2006 годов, когда Киев пользовался своим положением монопольного транзитера и воровал газ, предназначенный европейцам, Украину никто не обвинял. Так почему Россию обвиняют?

— Они всегда обвиняют. Надо создать негативитсткий имидж России, тогда общественному мнению в Европе можно объяснить санкционные шаги в отношении России. Конечно, Россию максимально демонизируют, хотя в отношениях со странами Европейского Союза никогда не использовались инструменты подобного типа — ограничение поставок.

Например, отношения с Прибалтикой у России сложные. И были консервные войны, молочные, но никогда Россия не угрожала отключить газ Прибалтике, или еще что-то такое. А ограничения поставок через Украину были: в 2006 году, это называется «первая газовая война, и на две недели в 2009-м — «вторая газовая война». Но это было связаны с тем, что Украина занималась несанкционированным отбором транзитного газа, то есть, вот в чем причина.

Теперь Россия построила обходные газопроводы, которые снижают нашу зависимость от Украины, и создают ситуацию, при которой Украина уже не могла бы даже в теории заниматься несанкционированным отбором. Проблема решается.

Автор: Гоша Полярный

Источник: Ukraina.ru, 12.11.2021

 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия
Арктика: территория прорыва или «белая дыра»?
Углеводородный бросок на Восток: текущие результаты и среднесрочные перспективы
Водород как новая энергетическая надежда
Российская добыча и экспорт нефти в условиях низких цен и ОПЕК+

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики