Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Почему Лукашенко верит в победу над Евросоюзом

Почему Лукашенко верит в победу над Евросоюзом

Лукашенко, казалось бы, добился, чего хотел – канцлер Германии почти целый час обсуждала с ним миграционный кризис на польско-белорусской границе. Значит ли это, что Евросоюз наконец признал его как полноценного белорусского лидера? Действительно ли Лукашенко смог внести раскол между европейскими странами? И насколько реальны его угрозы перекрыть Европе российский газ?

15 ноября Евросоюз провел саммит, посвященной кризису на белорусско-польской границе. Министрам иностранных дел стран-членов надо было понять, что делать с собравшимися там беженцами, и как ответить Александру Лукашенко за то, что он (по мнению Европы) этих беженцев там собрал.

Наказание за инструментализацию

В итоге было принято вполне предсказуемое решение. Во-первых, границу не открывать. В этом вопросе, напомним, был определенный разброд и шатание. Так, мэр Мюнхена Верена Дитль выразила готовность принять «умирающих от голода и болезней» людей с польско-белорусской границы. После этого она получила крайне жесткую отповедь из Прибалтики. «Конечно, каждый имеет право приглашать или не приглашать новых мигрантов, но тогда отправляйте свои самолеты прямо в Минск и перевозите эти потоки прямо оттуда, а еще лучше – прямо из Ирака или Африки, а не тащите их через Польшу, Литву или Латвию», – заявил глава Комитета национальной безопасности и обороны Литвы Лауринас Касчюнас. Собственно, Лукашенко тут же предложил их вывести из Минска в Мюнхен бортами «Белавиа», однако немецкие власти открестились от такой перспективы. И по итогам саммита глава европейской дипломатии Жозеп Боррель заявил, что ЕС не примет ни одного из этих мигрантов в их нынешнем нелегальном статусе.

Во-вторых, против Белоруссии вводится очередной (уже пятый по счету) пакет санкций. Евросоюз создает новый санкционный механизм, который будет наказывать физических и юридических лиц, участвующих в организации трафика мигрантов с Ближнего Востока на территорию ЕС через Белоруссию, либо «содействующих» белорусским властям в создании этого трафика.

«Сегодняшнее решение отражает решимость Евросоюза противостоять инструментализации миграционного вопроса в политических целях. Мы противостоим этой бесчеловечной и незаконной практике», – заявил Жозеп Боррель. В рамках этого противостояния будут введены санкции против белорусских физических лиц, гостиничной и аэропортовой инфраструктуры, а также против компании «Белавиа», которая, по мнению Запада, как раз и перевозит мигрантов с Ближнего Востока.

Собственно, санкции против нее уже вводятся. Так, «Белавиа» запретили заключать лизинговые соглашения с европейскими компаниями – а значит, по факту лишают более половины авиапарка: 17 из 29 самолетов компании принадлежат ирландцам и находятся у белорусов в аренде. «Контракты, в соответствии с которыми самолеты предоставлены в лизинг «Белавиа», по сути, будут разорваны. Самолеты будет необходимо вернуть, а в противном случае, полагаю, предстоит судебное разбирательство», – говорит министр иностранных дел и обороны Ирландии Саймон Коувени.

Помимо «Белавиа», санкции будут наложены и на другие авиакомпании, которые, по мнению ЕС, участвуют в трафике беженцев. Именно поэтому иранский и турецкий перевозчики решили подуть на воду и уже отказались возить в Минск граждан ближневосточных стран, лишая тем самым Минск доходов с транзита пассажиров. За свою аэропортовую инфраструктуру обеспокоились власти ОАЭ, запретившие «Белавиа» (совершавшую в Эмираты по пять рейсов в неделю) брать на борт граждан Афганистана, Ирака, Йемена и Сирии.

Что же касается России, то ни на «Аэрофлот», ни на отечественные воздушные гавани ограничений не накладывали. Во-первых, потому, что они ни в каких преступлениях не участвовали, а во-вторых, несправедливые санкции могут привести к закрытию российского воздушного пространства для перелетов западных компаний – а значит, и к серьезному повышению издержек на западных рейсах в Восточную Азию.

Три победки

В Минске, впрочем, считают, что 15 ноября они как раз переиграли Евросоюз. Сторонники Лукашенко уверяют, что президент Белоруссии добился решения как минимум трех задач.

Первой задачей было преодоление европейского бойкота и начало прямых переговоров с ЕС, что означало бы признание Лукашенко со стороны Евросоюза в качестве легитимного главы Белоруссии. И да, ему наконец-то позвонили. Причем не кто-то там, а лидер Германии. «Канцлер Ангела Меркель провела сегодня разговор с Александром Лукашенко. Канцлер и господин Лукашенко обсудили сложную ситуацию на границе между Белоруссией и ЕС, в особенности необходимость оказания гуманитарной помощи находящимся там беженцам и мигрантам. Они договорились продолжить диалог по этим темам», – заявил представитель немецкого кабмина Штефан Зайберт. Разговор длился, как сообщается, целых 50 минут.

 

И все же это не совсем то, что хотел Лукашенко. Бундесканцлерин общалась с ним как с человеком, который решает проблему, а не как с главой белорусского государства (собственно, именно поэтому герр Зайберт и не назвал Лукашенко «президентом»).

 

Кроме того, Меркель – посредник с весьма специфическим статусом. «Она покидает политическую сцену, кроме того, ее действия не могут каким-либо образом скомпрометировать новую правящую коалицию. В рамках диалога с Лукашенко немецкий политик будет выступать как исполняющая обязанности канцлера или уже даже как частное лицо», – напоминают польские СМИ. Поэтому в лучшем случае речь идет о частичном де-факто признании, который не меняет расклад белорусско-западного конфликта.

Вторая задача – смена повестки. Минску нужно было, чтобы конфликт между Минском и Брюсселем вертелся не вокруг судьбы белорусской оппозиции и событий 2020 года (где Лукашенко особо нечем крыть и где против него продолжат принимать новые пакеты санкций), а вокруг миграционного вопроса, который без сотрудничества с Минском не решить. И действительно, сейчас мигранты стали главным пунктом повестки дня – однако это не означает, что остальные забыты и выброшены в помойку. Европа уже обсуждает принятие нового, шестого пакета санкций, где Лукашенко будут карать за все вместе. «И это только начало», – говорит министр иностранных дел Германии Хайко Маас.

Причем обсуждает не только Европа. «Готовим новые санкции в тесной координации с ЕС, а также другими партнерами и союзниками, чтобы продолжить привлекать Минск к ответственности за атаки на демократию, нарушения прав человека и международных норм», – заявили в Госдепе.

Наконец, третья задача – внести раскол в ЕС. Белорусские эксперты позиционируют звонок Меркель на фоне насупленного молчания поляков как доказательство того, что неконструктивную Польшу в белорусском вопросе отодвинули в сторонку. «Пора решать проблему, которую создали польские и литовские чиновники на границе с Беларусью. Пора прекращать этот цирк, – говорит лидер Либерально-демократической партии Белоруссии, депутат парламента Олег Гайдукевич. – В Европе остались политики, которые умеют прагматично думать об интересах Европы. А не устраивать цирк-шапито под дирижированием вашингтонских друзей». «Рад за фрау Меркель, которая всё же признала, что нужно решать проблему, которую устроила Польша. С Дудой и Качиньским пока Берлин договориться не смог. Следовательно, Берлину пора переходить к жестким мерам в отношении Варшавы. А пока Минску и Берлину нужно решить проблему, созданную Берлином и Варшавой», – вторит депутату белорусский журналист Игорь Тур.

 

Однако на самом деле никакого раскола нет. Вся Европа – и прежде всего Германия – давно привыкла к тому, что Польша является enfant terrible Европы. Кроме того, в Брюсселе понимают, что упертость Польши имела свои основания – правонационалистическая власть страны просто не могла себе позволить принять мигрантов-мусульман.

 

Наконец, несмотря на все разногласия и противоречия, Евросоюз поддерживает Польшу в ее конфликте с Белоруссией. «Границы Польши и стран Балтики – это границы Евросоюза. Один за всех и все за одного», – заявил президент Европейского совета Шарль Мишель. И заявил он об этом не от большой любви к Польше. И даже не только потому, что эти несколько тысяч человек хлынут через Польшу в Германию.

Публичный отказ Брюсселя и Берлина поддержать Варшаву стал бы еще одним серьезным ударом по целостности и субъектности Евросоюза. «Важно показать не только Белоруссии, но и любому другому, кто придет к такой идее, что так дело не пойдет, что Евросоюз не поддастся шантажу», – говорит Хайко Маас. Кроме того, сдача Польши станет ударом и по репутации евробюрократов, которые может и хотели бы дискредитировать польских упрямцев, но не желают укреплять в других европейских странах сомнения в собственных управленческих навыках.

Не стоит ляпать

Поэтому, если считать по гамбургскому счету, то 15 ноября все-таки осталось за Брюсселем. И теперь Минску нужно как-то парировать санкционные решения. Но парировать таким образом, чтобы не сыграть в пользу своих европейских противников.

 

В Белоруссии уверяют, что ответят по полной. «Мы будем вынуждены реагировать самым жестким образом, – говорит представитель белорусского МИД Анатолий Глаз. – Мы защищаем свою независимость и будем готовы пойти на любые, даже самые жесткие меры».

 

На меры эти уже намекнул Лукашенко. «Санкциями пугают. Хорошо, посмотрим. Они думают, что я буду шутить, что я ляпнул языком – и все. Ничего подобного. Мы будем защищаться. Все, дальше нам отступать некуда», – заявил белорусский президент. И под «ляпнул языком» он, видимо, имел в виду сделанные ранее угрозы прекратить в случае введения санкций транзит российского газа через белорусскую территорию. Собственно, белорусские бойцы информационного фронта сейчас ее ретранслируют. «Президент намекнул: если будут дальше попытки давления и санкций, то обогреваться будут байденовским газом, который он в Англии продемонстрировал», – говорит эпатажный минский журналист Григорий Азаренок.

В Москве на такие угрозы смотрят со смесью удивления и настороженности. «Ничего хорошего в этом нет, и я, конечно, с ним поговорю на эту тему, если он не в сердцах это просто сказал... Теоретически, конечно, Лукашенко, как президент транзитной страны, может, наверное, дать указание по перекрытию наших поставок в Европу. Хотя это будет нарушением нашего транзитного контракта, и я надеюсь, что до этого не дойдет, – заявил Владимир Путин. – Это нанесло бы большой ущерб энергетике Европы, энергетическому сектору Европы и не способствовало бы развитию наших отношений с Белоруссией как с транзитной страной». Иначе говоря, наверняка у Москвы есть все основания быть уверенной в том, что Минск не сыграет в пользу западных (кричащих о ненадежности российских газовых поставок) и киевских (уверяющих о безальтернативности разваливающейся украинской газотранспортной системы) пропагандистов.

Может быть, Лукашенко, как об этом говорят некоторые эксперты, хотел сыграть в Эрдогана? Иначе говоря, шантажировать западные страны через максимальное поднятие ставок, сделав тем самым рискованным любое давление на него? Однако турецкий президент обладает куда большей свободой маневра в связи с гораздо большим количеством у Турции политических, экономических и военных инструментов. У Белоруссии таких инструментов нет – в том числе нет и трубы. «Все газопроводы на территории Белоруссии являются собственностью Газпрома, управляются они российской компанией. Даже если премьер-министр Белоруссии напишет бумагу с требованием остановить транзит через Белоруссию, возникает вопрос: на каком основании это будет сделано», – вопрошает директор Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Константин Симонов. Россия добровольно закрывать транзит, конечно же, не будет, а значит у Александра Григорьевича есть лишь один вариант исполнить ультиматум – национализация трубы. Что, конечно же, будет выглядеть как прямой вызов Москве.

Автор: Геворг Мирзаян

Источник: Взгляд, 16.11.2021 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Водородная повестка в России в период экономической войны с Западом
Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики