Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Уголь преткновения. Почему страны Запада не могут быстро отказаться от ископаемого топлива

Уголь преткновения. Почему страны Запада не могут быстро отказаться от ископаемого топлива

В шотландском Глазго недавно завершилась конференция по климату. Саммит продолжался две недели, еще сутки участникам понадобились для согласования итогового документа – Климатического пакта Глазго. Наибольшие разногласия вызвала формулировка относительно отказа от использования угольной энергетики.

В первоначальном проекте содержался призыв «ускорить постепенный отказ от угля и субсидий на ископаемое топливо». Однако в следующих вариантах декларации говорится, что страны должны выступать за «постепенное сокращение темпов использования энергетики на основе неослабленного угля и неэффективного субсидирования ископаемых видов топлива». В итоговый документ также было по просьбе Индии (второго в мире импортера угля) добавлено уточнение – не любого угля, а только такого, который не предусматривает нивелирования вредных выбросов через технологии улавливания углекислого газа.

Кроме того, первоначальные черновики соглашения предлагали призвать к постепенному отказу от субсидий для производства и потребления ископаемого топлива. Итоговая же версия ограничилась призывом к сокращению «неэффективных» топливных субсидий. По оценкам Международного валютного фонда, субсидии для углеводородного сырья по всему миру составили $5,9 трлн в 2020 году. А если бы в 2025-м удалось перевести мир на рыночное ценообразование топлива – без субсидий, то глобальные выбросы парниковых газов сократились бы на 36%, что помогло бы удержать рост общемировых температур в пределах 1,5 градуса Цельсия, утверждает МВФ.

В начале ноября около 50 стран подписали заявление, в котором обозначили намерение полностью отказаться от угольной энергетики к 2030 году (для развитых стран) или 2040-му (для развивающихся). Если же обозначенные сроки будут сорваны, то подписанты обязуются справиться с такой задачей «как можно быстрее». При этом среди государств, представители которых поставили свои подписи под заявлением, были и те, которые входят в двадцатку стран – лидеров по объемам угольной генерации, в том числе Южная Корея, Польша и Украина. Документ не подписали США, Россия, Китай, Индия и Австралия. В то же время группа из 25 стран, включая США, Италию, Канаду, Данию, Швейцарию, присоединилась к разработанному Великобританией совместному заявлению: они обязуются прекратить поддержку выработки энергии на ископаемом топливе и перенаправить эти ресурсы на развитие солнечной, ветряной и геотермальной энергетики.

Характерно, что смягчение формулировок касательно использования угля в энергетике возмутило западных климатических активистов. «Подобные определения полностью подрывают цель. Это настолько крупные лазейки, что сквозь них мог бы проехать грузовик», – сказал Алекс Рафалович, глава группы защитников окружающей среды «Инициатива по договору о нераспространении ископаемого топлива». В свою очередь шведская активистка Грета Тунберг заявила, что, пока главной целью будет поиск оправданий и лазеек вместо принятия реальных мер, эта встреча не принесет больших результатов. А генсек ООН Антониу Гутерриш назвал утвержденные документы компромиссными. «Они принимают важные шаги, но, к сожалению, коллективной политической воли было недостаточно, чтобы преодолеть некоторые глубокие противоречия», – говорится в заявлении главы этой организации.

Эксперты отмечают, что «зеленая» повестка, которую в основном продвигает Европа, далеко не всегда соответствует экономическим реалиям, при которых возобновляемые источники не могут обеспечить достаточную генерацию энергии. По мнению ведущего аналитика Фонда национальной энергетической безопасности Игоря Юшкова, в стратегическом плане будущее угля как источника энергии очень ограничено и постепенно все страны будут снижать его потребление. Однако быстрый переход к возобновляемой энергетике может вызвать проблемы для энергосистемы страны, как это произошло в ФРГ. «Немецкий пример показывает, что если вы создаете перегибы, например, ускоренный энергопереход, и с удовольствием взрываете старые угольные электростанции, говоря, что это все в прошлом и у нас теперь будет только возобновляемая энергетика – ветряки и солнечные панели, – то вы создаете риски для нормальной работы энергосистемы. Если вдруг будет меньше светить солнце или дуть недостаточно сильный ветер, то у вас нечем будет подстраховаться, нет резерва в виде традиционной угольной энергетики, поэтому очень осторожно надо относиться к закрытию этих активов», – считает эксперт. «Несостоятельность нынешней повестки перехода на «зеленую» энергетику заключается в том, что этот переход предлагается сделать очень быстро, без просчета последствий», – добавил Юшков.

Более общим проблемам климатического саммита посвящает свой комментарий Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике». «В результате компромисс, который достигнут – прежде всего по требованию Индии, но не только, конечно, – связан с тем, что многие экономики не в состоянии и не хотят резко отказываться от угля. Поэтому то, что достигнуто, очень разочаровало наиболее последовательных экологистов. Но, думаю, ничего другого и невозможно было, поскольку вообще такого рода формы требуют консенсуса, а консенсус при почти диаметральных позициях достигается с большим трудом», – полагает эксперт.

По словам Лукьянова, эта конференция продемонстрировала в очередной раз, что кроме символического значения прикладной смысл такого рода подхода невелик. Каждое государство все равно будет решать так, как ему удобнее и выгоднее. «Был путь с начала 1990-х годов, когда на подъеме и экономической, и политической глобализации возобладала точка зрения, что глобальные проблемы могут иметь только глобальные решения, то есть все собираются, о чем-то договариваются. Такова философия Киотского протокола, который был в 1990-е годы, принципиально это не изменилось и в Парижском соглашении. То есть это именно рамочный подход – все должны о чем-то договориться и этому следовать. Жизнь показала, что он не работает, то есть это было в идеале замечательно, но это не работает. Работает только то, что учитывает эгоистические интересы государств, поэтому, собственно, мы возвращаемся к классическим международным отношениям», – резюмирует аналитик.

Автор: Александр Казаргин

Источник: Санкт-Петербургские ведомости, 19.11.2021 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики