Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Больше 40% предприятий страдают от недозагрузки

Больше 40% предприятий страдают от недозагрузки

Заявления о перегреве российский экономики не подтверждаются опросами бизнеса

 

Дефицит трудовых ресурсов, высокая инфляция, а также проблемы с кредитованием являются основными проблемами для российских предприятий реального сектора. Таковы результаты последнего опроса Института народнохозяйственного прогнозирования РАН. Больше 43% предприятий заявили, что у них есть незагруженные мощности для выпуска конкурентоспособной продукции. Без дополнительных инвестиций они могли бы нарастить выпуск на десятки процентов. Такие данные предприятий противоречат утверждениям чиновников ЦБ о «перегреве» российской экономики и ее работе на уровне потенциальных возможностей.

Российская экономика близка к состоянию перегрева из-за ситуации на рынке труда и скорее всего находится выше своих потенциальных возможностей, заявил в декабре прошлого года директор департамента денежно-кредитной политики Банка России Кирилл Тремасов. В конце прошлой недели эти же тезисы повторила председатель ЦБ Эльвира Набиуллина на Гайдаровском форуме.

По словам чиновников ЦБ, наша экономика сейчас сталкивается с возрастающим дефицитом трудовых ресурсов. «Состояние рынка труда является для экономистов одним из лучших индикаторов того, где экономика находится относительно своего потенциала», – объясняет Тремасов.

Однако многие эксперты считают, что сам показатель «потенциального выпуска» используется в нашей стране для оправдания неудач с повышением темпов роста ВВП или для подтверждения своего курса на ужесточение денежной политики. «Важно определить, при каких именно фиксированных условиях оценивается тот или иной показатель потенциального роста», – говорит директор института стратегического анализа ФБК Grand Thornton Игорь Николаев.

И именно в фиксированных условиях для оценки потенциального роста и лежат расхождения между бизнесом и финансовыми властями. Если бизнес считает, что за счет изменения финансовой политики можно достичь более высокого роста ВВП, то чиновники как раз и не хотят менять эту финансовую политику.

«Владельцы предприятий признают наличие совокупности проблем, препятствующих более интенсивному развитию. Свободные мощности и нехватка трудовых ресурсов считаются бизнесом объективными, но вовсе не непреодолимыми ограничениями, тем более при наличии доступа к кредитному финансированию», – отмечает Станислав Митрахович, ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, научный сотрудник Финансового университета при правительстве РФ.

По данным опросов ИНП, доля жалующихся на дефицит трудовых ресурсов достигла 49% – это самый высокий уровень за последние 20 лет. Большинство таких предприятий (82,5%) говорят о нехватке высококвалифицированных рабочих. На дефицит инженерно-технических работников жалуются заметно ниже – всего 37%, однако и этот уровень оказался самым высоким за последние 20 лет.

7-4-1-650.jpg
Прирост промышленного производства по сравнению с аналогичным периодомпрошлого года. Источник: Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН

Примечательно, что общая численность рабочей силы в РФ остается практически постоянной последние три года. Так с 2019 по 2021 год квартальные оценки численности рабочей силы лежат в интервале 75,2–75,6 млн человек. Так почему же именно сейчас установлен 20-летний рекорд дефицита рабочей силы? Российские власти ссылаются на демографический фактор. Но если численность рабочей силы последние 3 года не меняется, то нужно искать другие причины дефицита работников. «Сегодня происходит перетекание рабочей силы в самые быстрорастущие сектора. Если курьер в столице может получать по 100 тыс. руб. в месяц, то в строительстве или промышленности с более низкими зарплатами неизбежно будет нарастать дефицит кадров», – говорит Игорь Николаев.

Утверждения о перегреве основаны на официальных индикаторах безработицы, которые находятся на низком уровне. Однако низкая безработица в РФ часто сочетается с реально низким уровнем загрузки рабочей силы на рабочих местах, то есть фактически с существованием скрытой безработицы», – считает замдиректора Центра развития Высшей школы экономики Валерий Миронов. Предприятия часто опасаются увольнять лишних работников из-за недовольства региональных властей. А рост малого бизнеса, который мог бы абсорбировать высвобождающиеся кадры, сдерживается, в частности, фаворитизмом при распределении госзаказов и неконкурентностью госзакупок.

Загрузка производственных мощностей в декабре снизилась до 57,5% в целом по промышленности, говорит Миронов. Основная надежда предприятий сегодня – на неинвестиционные источники роста, то есть спрос домашних хозяйств и внешнего мира.

«Данные Росстата о загрузке производственных мощностей в промышленности и наши расчеты говорят, что перегрева пока все же нет. А стимулирование спроса было бы желательно при условии усиления процессов высвобождения недоиспользуемой рабочей силы, при восстановлении миграционных потоков и межрегиональной мобильности кадров. О недостатке внутреннего спроса как важнейшем наряду с неопределенностью ограничении роста говорят и опросы Росстата», – напоминает Миронов.

Между тем опрос ИНП показывает, что доля жалоб предприятий на недостаточный платежеспособный спрос снижается: с 65% в 2019-м и 2020-м годах до 51% в конце 2021 года. Правда тут следует учитывать, что в опросах Росстата участвуют около 4000 предприятий, тогда как в опросе ИНП – менее 200.

Резкое ускорение инфляции и ужесточение денежно-кредитной политики на фоне недозагруженности рабочей силы и промышленных мощностей чревато стагфляцией, то есть одновременным снижением выпуска и ростом цен, предупреждает Миронов. «Это необязательный, но вероятный исход, если на фоне чрезмерного роста ключевой ставки снизится рост кредитования, а новые факторы ускорения роста выпуска не будут задействованы. Тогда динамика выпуска на фоне инфляционного обесценения доходов может перейти в отрицательную область. Способствовать этому, в частности, может повышенный уровень неопределенности и недостаточно высокий уровень предпринимательской уверенности», – прогнозирует Валерий Миронов.

Автор: Михаил Сергеев

Источник: НГ, 16.01.2022 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики