Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > От России и Китая ожидали другой газовый контракт

От России и Китая ожидали другой газовый контракт

Открытие Олимпиады в Пекине ознаменовалось подписанием нового газового контракта с Китаем. Речь идет о дальневосточном маршруте «Сила Сибири – 3». Построить трубу здесь можно быстро, но ее еще надо наполнить. Как Газпром сможет это сделать в обход американских санкций? И какие перспективы у более масштабного проекта «Сила Сибири – 2», который все еще ждет подписания контракта?

Газпром и Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) подписали долгосрочный договор купли-продажи природного газа по Дальневосточному маршруту. После выхода проекта на полную мощность объем поставок российского трубопроводного газа в Китай увеличится на 10 млрд кубометров и в совокупности достигнет 48 млрд кубометров в год, включая поставки по магистральному газопроводу «Сила Сибири – 1».

Дальневосточный проект – это проект третьего газопровода из России в Китай. Первый проект – «Сила Сибири – 1» – уже реализован. Исторический 30-летний контракт был подписан в 2014 году. Первые в истории трубопроводные поставки российского газа в Китай начались в 2019 году. Однако труба еще не вышла на полную мощность в 38 млрд кубометров газа в год. Контрактом было предусмотрено поэтапное увеличение поставок.

Следующим этапом должен был стать второй проект – маршрут «Сила Сибири – 2» (первоначально «Алтай»). Он несколько раз трансформировался. Последнее решение – эту трубу решили провести через Монголию. Монгольскую часть «Силы Сибири – 2» назвали «Союз Восток». Буквально в январе была завершена разработка технико-экономического обоснования этого проекта. Речь идет о поставке до 50 млрд кубометров газа в год. Но контракт с Китаем по этому проекту пока так и не подписан. Изначально в России считали перспективным и главным именно этот маршрут трубы в Китай, однако ему суждено стать, наоборот, последним реализованным проектом из трех.

«Сила Сибири – 3» – это как раз дальневосточный маршрут поставок, по которому был подписан контракт на открытии Олимпийских игр – 2022 в Пекине. Данный контракт, конечно, тоже важен и для Газпрома, и для роста газовых доходов России. Однако его масштабы более скромные, чем продажа 50 млрд кубометров в год по «Силе Сибири – 2» через Монголию. По дальневосточному маршруту смогут продать максимум 10 млрд кубов.

«Подписание уже второго контракта на поставку российского газа в Китай свидетельствует о высочайшем уровне взаимного доверия и партнерства между нашими странами и компаниями. Наши китайские партнеры из компании CNPC уже сумели убедиться, что Газпром является надежным поставщиком газа», – цитируют главу Газпрома Алексея Миллера «Ведомости».

Почему же контракт заключили по «Силе Сибире – 3», а не по «Силе Сибири – 2»?

Во-первых, это маршрут с коротким транспортным путем. Во-вторых, для реализации проекта требуются относительно небольшие работы. «Газопровод «Сахалин – Хабаровск – Владивосток» для обеспечения природным газом Приморья уже существует. От него достаточно будет построить ответвление всего на несколько десятков километров до границы с Китаем», – говорит эксперт Финансового университета при правительстве РФ и Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. Но где именно будет начало трубы и куда она придет на китайской территории, пока не ясно. В-третьих, для первого этапа поставок газа по этому маршруту у Газпрома имеется ресурсная база в виде разработанного Киринского месторождения. Сейчас там добывают порядка 2 млрд кубометров в год для обеспечения Приморского края газом, но объемы добычи можно нарастить до 5 млрд кубов.

 

Этого будет достаточно, чтобы заполнить трубу на первых порах. Скорее всего, контракт предусматривает постепенное увеличение объема поставок до максимума в 10 млрд кубов (такая же схема действует и по «Силе Сибири – 1»). Но далее Газпрому необходимо будет начать разработку Южно-Киринского месторождения и построить вторую газокомпрессорную станцию (чтобы увеличить давление в трубе и пропускную способность труб). Только тогда Газпром сможет выйти на полную загрузку дальневосточной трубы в 10 млрд кубов. И вот здесь начинаются сложности.

«Разрабатывать Южно-Киринское месторождение планировали за счет американских автономных подводных добычных блоков. Однако американцы в 2015 году ввели санкции конкретно против этого месторождения. Это уникальный случай, потому что и до, и после этого США вводили только секторальные санкции и против компаний, но не против конкретных месторождений. На Киринское же месторождение успели поставить американское оборудование», – рассказывает Игорь Юшков.

 

Для реализации уже подписанного контракта Газпрому надо начать добычу на Южно-Киринском месторождении. Но как это сделать?

Заключать контракт с Китаем, не зная, как добывать законтрактованный газ – довольно рискованный шаг. Поэтому, скорее всего, Газпром все же нашел решение проблемы. Но ему потребуется на это определенное время. Возможно, неслучайно сроки выполнения нового контракта не были озвучены ни Москвой, ни Пекином. И, вероятно, объемы поставок будут расти постепенно.

Есть несколько возможных вариантов решения проблемы с разработкой Южно-Киринского месторождения. «Газпром мог изменить всю схему разработки месторождения, заменив американское оборудование на другое, например на надводную добычную платформу», – рассуждает Юшков. Или Россия сумела создать собственное оборудование для подводной добычи газа на шельфе. Либо альтернатива американским технологиям была найдена в Китае.

«Возможно, это шельфовое месторождение будет разработано в кооперации с китайскими компаниями. Теоретически Газпром может создать совместное предприятие с китайцами. Единственный момент, что китайская компания не сможет получить значимую долю в СП. По закону добычу на шельфе могут вести только компании с опытом, у которых государство имеет контрольный пакет (51%). Государству в Газпроме принадлежит чуть более 60%. Поэтому в СП для разработки шельфа он сможет продать иностранной компании очень небольшую долю, условно это 10%. Китайцы могут на такое не пойти», – объясняет эксперт.

Если Газпрому удастся разработать Южно-Киринское месторождение, не надо будет беспокоиться о загрузке дальневосточной трубы «Сила Сибири – 3». Более того, потенциал добычи выше 10 млрд кубометров в год и на пике должен достичь 21 млрд кубов в год. «Оставшийся газ можно поставлять на третью очередь «Сахалин-2», или вернуться к проекту «Владивосток СПГ», или договориться о дополнительных объемах поставок в Китай», – говорит Юшков.

Китай изначально был заинтересован в этом проекте, который не требует больших вложений в строительство, в том числе с его стороны. Плюс газ приходит на северо-восток Китая, где нет других поставщиков газа. СПГ-терминал от этого региона далеко, и здесь нет среднеазиатского трубопроводного газа.

Проект «Сила Сибири – 2» через Монголию в Китай намного более масштабный и требует значительных временных и денежных затрат. Но основная тонкость с ним – это договориться по цене на газ.

 

Китай, конечно, пытается добиться низкой цены. Были ожидания, что именно на Олимпиаде в Пекине может быть подписан именно этот контракт. Ведь Китай в 2021 году столкнулся с дефицитом газом тоже, поэтому ему нужны большие объемы. Однако эксперт слабо верит, что пришло время этого контракта. Разговоры о его подписании были еще в 2016 году, но ни тогда, ни сейчас они так и не стали реальностью. По мнению Юшкова, стороны еще не утрясли вопрос цены, да и столь значимый контракт стоит того, чтобы подписать его вне Олимпиады.

Тем временем Туркменистан заявил о готовности договориться с Пекином о строительстве четвертого трубопроводного маршрута для поставок дополнительно 30 млрд кубометров газа в год в страну. Сейчас по трем ниткам газопровода «Туркменистан – Узбекистан – Казахстан – Китай» уже экспортируется около 40 млрд кубометров газа.

Среднеазиатский трубопроводный газ является прямым конкурентом российских трубопроводных поставок в Китай. Это давний проект Туркменистана, но он не нашел поддержку со стороны китайского партнера. «Китай не соглашается на четвертую нитку трубы из Туркменистана, потому что старается разложить яйца в разные корзины. Пекин не хочет чрезмерно зависеть от среднеазиатского газа», – говорит Юшков. На данный момент Россия поставляет по трубам в Китай вдвое меньше, чем Туркмения. В 2021 году из России в Китай пришло 15 млрд кубометров, а из Туркмении – 34 млрд кубов. Плюс туркменский газ находится в неспокойном регионе, где в любой момент может что-то «взорваться».

Автор: Ольга Самофалова

Источник: Взгляд, 04.02.2022 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Последние санкционные решения Запада и их влияние на российский нефтегаз
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2023 году и перспективы 2024 года
«Газпром» в период изгнания с европейского рынка. Возможное развитие газового рынка в России в условиях экспортных ограничений
Новая логистика российского нефтяного бизнеса
Новая энергетическая стратегия России: версия бумажная и фактическая
Энергостратегию до 2050 года (ЭС-2050) первоначально хотели утвердить до 15 сентября 2022 года. Однако и в декабре 2023 года она еще только обсуждается. И рабочая версия ЭС-2050 пока публично не предъявлена. С одной стороны, это наглядно показывает отношение к стратегическим документам в области энергетики. Получается, что отрасль в целом справляется с беспрецедентным санкционным давлением и без официальных стратегий. С другой стороны, российский нефтегаз столкнулся с действительно серьезными вызовами, к которым нельзя относиться легкомысленно. И оперативные проблемы являются отражением и долгосрочных угроз.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики